Глава 1501

— Проклятье… Ты действительно безумен, Генерал!

Артекай понял, что это произнесла Азалия лишь тогда, когда купол над его головой стал полностью непроницаемый. Свет редких звезд вдруг превратился в единое полотно холодного, серебрянного света и техника воительницы словно отсекла мир от окружающего мира.

Он не знал, что будь это иначе, его глаза бы вытекли от жара. Потому что где-то там, за многие километры от него, взревел Дикий Бог, заглушая своим ревом гром черных небес.

Он не видел, как еще мгновение назад возвышавшиеся, полные жизни и опасностей, зеленые джунгли попросту исчезли, оставив после себя лишь выжженую землю и обугленные остатки скал и камней, созданных силами сражавшихся.

Он понятия не имел об огненном вихре, диаметром больше, чем сам монстр от головы до хвоста. Он не видел той огненной преисподни, что закружилась и поднялась к небесам, зажигая их самыми яркими и горячими огнями.

Молнии из белых превратились в красные и пепел, собираясь в пылающие валуны, полетел кометами через небеса, возвещая о безумии монстра, потерявшего свой путь к вечности.

Огненной торнадо, похожее на пропасть в саму преисподнюю, воцарилось над землей. Оно зажигало облака и, кружа их с немыслимой скоростью, затягивало в свои пылающие недра.

Артекай не видел, как на одном единственном, уцелевшем в огненном аду дереве, стоял облаченный в молнии и шторм воин. И как в его левой руке постепенно формировался меч, созданный из бури.

***

Хаджар стонал, но держал. Он трещал по швам и дрожал осенним листом, но держал. Держал в своей левой руке второй меч. И сила, недавно превышавшая его предел в пять раз, ударила по его телу двадцатикратным перевесом.

Это как если бы муравей пытался удержать на себе вес целого дома.

Но Хаджар держал. В его теле искрами светился десяток целительных пилюль. Белые руны севера сияли на теле, пытаясь скрепить жуткие раны. Даже не порезы, а самые настоящие разрывы. Словно Хаджар постепенно исчезал внутри своей силы.

Ни один адепт не позволил бы все это использовать. Хаджар стоял на месте, беззащитные щенка, уже почти целую минуту.

Целую минуту он собирал силы для самого сокрушительного удара, на какой был когда-либо способен.

Сообщения нейросети потеряли всякий смысл:

Хаджар оскалился.

Дешевая жестянка.

Хаджар видел перед собой путь. Так ясно, как никогда прежде. Он видел перед собой свой путь и свою единственную технику, которую даже нельзя было назвать техникой.

Это то, о чем говорили Черный Генерал и тот мертвый бог?

Он не знал.

Но догадывался, что именно так должна выглядеть первая стойка Меча Пути Ветра — Истинный Бесконечный Ветер. У него пока не хватало сил, чтобы поглотить даже десятую долю её мощи, но сам факт, что он на краткий миг увидел свой путь, останется с ним на всегда.

Именно с этими мыслями, исчезая внутри потоков силы, он взмахнул мечами.

***

Артекай с ужасом посмотрел на Азалию, чьи глаза засветились сиянием ночных светил. Купол вспыхнул яркой вспышкой, но даже через неё мальчишка на миг смог увидеть нечто, что, возможно, не хотел бы видеть больше никогда.

Он давно перерос тот возраст, когда боялся монстров, таящихся в ночи.

Он так думал.

Он ошибался.

Гром пробился через купол. И Артекай услышал в нем хлопки крыльев. Будто нечто огромное, способное накрыть собой небо от горизонта до горизонта, явило себя миру.

Шторм закружился в вихре, раскалывающем землю в пыль. Синие молнии втянулись в него, превращаясь в мерцающие прожилки энергии. Черные облака вытягивались, молнии все чаще и чаще сверкали в их недрах.

Огромный птичий клюв, похожий на клинок, раскрылся на две половины. Вспыхнули голубые глаза небесной птицы. Из её пасти полился синий ветер, несущий в себе разрушение и меч.

Лишь краткое мгновение, а затем все снова скрыл купол Азалии. Артекай даже не знал, почудилось ли ему это или нет. Но этого было достаточно, чтобы вновь ощутить себя испуганным мальчишкой.

А затем все стихло.

Азалия выпрямилась, сплюнула жижу, оставшуюся от раскушенных пилюль и превратился в полосу звездного цвета, исчезнувшую где-то посреди выжженной пустоши.

Артекай нагнулся и зачерпнул ладонью еще горячий песок и пепел. Он посмотрел на юг.

— Проклятье…

Там, где раньше были горы, теперь куда-то вдаль тянулась тонкая, едва различимая взгляду полоса. Будто кто-то взял меч, равный по длине небесам, и разрубил сами горы и землю.

Никакого монстра не было. Небо постепенно светлело и солнечный свет возвращался обратно в этот бренный мир.

Джунгли исчезли.

***

Хаджар, тяжело дыша, в изорванной одежде-броне лежал в луже собственной крови. Белые символы постепенно сходили с его тела. Второй меч, выкованный из ветров северной бури, исчез. Но он, несмотря на раны, сломанные кости и разорванные мышцы, все еще крепко сжимал свой Синий Клинок.

У него на груди лежал маленький, размером с ноготь, камень похожий на янтарь. Янтарь, внутри которого весело танцевал огонек пламени.

— Ан…алаз.

[Запрос принят… Обрабатываю запрос. Запрос обработан. Повреждения физического тела носителя: 82% Приблизительное время восстановления: 17 часов 43 минуты 26…25…24… секунды. Повреждения метафизического тела носителя: 14% Приблизительное время восстановления: слишком мало метаданных.

Объект «Предположительное Ядро Дикого Бога». Выполняю анализ… Выполнять анализ невозможно: слишком мало данных и метаданных.]

— Бесполезная… железяка… — ухмыльнулся Хаджар.

Рядом с ним, из полосы звездного света, вышла Лэтэя. Она наклонилась перед ним и, достав из пространственного артефакта несколько пилюль и флягу с зельем, ничего не говоря всунула их ему в рот, а затем заставила запить самой отвратной бадягой, какую он когда-либо пробовал.

И это учитывая, что он пять лет провел в бродячем балагане Лидуса в роли раба-уродца. О многом, между прочим, говорило.

Но, стоило ему все это проглотить, как раны на теле начали затягиваться буквально на глазах.

Хаджар убрал назойливые сообщения и посмотрел в глаза Лэтэи.

— Спасибо, — произнес он.

— Ты мог бы дождаться меня, — нахмурилась она. — вдвоем бы справились с ним куда проще.

— Да… пожалуй… прости.

— Мужлан, — Лэтэя легла рядом. Она смотрела на синее небо. Такое чистое, что было видно тусклые звезды. Они ведь всегда были там. Не только по ночам. — Меня не нужно защищать, Хаджар.

— Да, я знаю, — кивнул он. — Но кто бы защитил караван?

— Караван… ты ведь понимаешь, что нам придется отобрать у них ключ? А без него стела бесполезна.

Хаджар ответил не сразу.

— У меня есть план.

Лэтэя выругалась.

Но Хаджар был верен себе.

Он слишком устал.

Устал от легких путей.