Глава 1515

Сначала будто бы вздрогнула земля. Но не так, как во время техники или землетрясения. Нет, она словно распадалась на части. Атомы, если выражаться языком Земли.

Превращалась в пыль, обнажая под собой бесконечное пространство слившихся воедино тьмы и света. Хаджар не знал, существует ли тот цвет, что образовал этот союз и вообще — можно ли это называть цветом.

Люди и звери, что-то крича, падали туда и исчезали во вспышках кровавых брызг, растворявшихся так же, как и все вокруг. Свет солнца. Ветер. Звуки. Цвета. Запахи. Деревья. Трава. Вода.

Все это исчезало в раскрывающемся бутоном хищного цвета водовороте тьмы и света. Другого света. Не белого и не желтого. Скорее сияния совсем иного толка. И другой тьмы. Словно не принадлежащей тому миру, где умирали в данный момент тысячи людей.

Огромный мул, оглашая окрестности гулким стоном, падал в этот океан тьмы и света, порожденных то ли иным измерением, то ли брешью и дырой в этой реальности.

Хаджар не знал, что происходило, но понимал одно — это была та самая…

— Аномалия, — выдохнула разом побледневшая Лэтэя.

Благодаря манипуляциям Хаджара, она застыли в потоке ветров, пытавшихся словно сбежать из западни.

Хаджар обернулся и понял, что спастись таким образом у них не получится. Реальность трещала уже не только под землей, но и в небесах и на линии горизонта. Будто что-то заключило их внутрь сферы, лопавшейся изнутри наружу.

Может так выглядела грань?

— Быстрее! — выкрикнул Хаджар.

Он еще видел лицо офицера, с которым только что говорил, видел его протянутую в немой мольбе руку, но уже ничего не мог сделать. Воин, упавший внутрь круговерти тьмы и света, постепенно исчезал в пыли цвета свежей крови.

Куски породы, взлетая в воздух, постепенно исчезали прахом, но они все еще были достаточно тверды и тяжелы, чтобы выдержать подковы скакунов и колеса повозки.

Хаджар, ведомый лишь интуицией и инстинктами, дернул вожжи.

— Хья! — выкрикнул он. — Пошли! Быстрее! Хья! Хья!

Он стегал скакунов без пощади и не сдерживая силу. Вожжи оставляли на спинах лошадей кровавые следы, будто их стегали кнутами. Кони ржали от боли и бежали так быстро, как только могли. Может из-за той же боли. А может тоже — по причине страха.

Они, как и все живое вокруг, как птицы, как редкие зверьки, прятавшиеся в траве, как люди и ездовые животные, ощущали присутствие незримого духа с косой, собиравшегося богатую жатву.

Хаджар, используя имя ветра, прокладывал путь от одной каменной платформе к другой, успевая покинуть те до того, как ненадежная опора превратиться в пыль.

Вокруг падали люди. Они кричали. Пытались зацепиться за повозку, но Хаджар не мог позволить себе остановиться. Он чувствовал, что если замедлиться хоть на мгновение, то упадет вниз и уже ничем и никому не сможет помочь.

Дрожали рессоры, когда повозка прыгала с одного пласта на другой. Кто-то еще, увидев летавшую между платформами повозку, пытался повторить тоже самое. У кого-то получалось, но большинство не успевали вовремя покинуть плато и падали вниз. Туда, где даже их крики пожирало голодное пространство.

— Быстрее! — рычал Хаджар. — Быстрее!

Имя ветра ослабевало. Его терзали изменчивые потоки реальности и, в какой-то момент, повозка скакала между взмывавшим в воздух и растворявшимися в танце мрака и света кусками породы только за счет силы самих коней.

— Мы разобьемся! — закричала Лэтэя, когда перед ними показалась огромная пропасть, разделявшая последнюю платформу и медленно растворявшегося, уже мертвого, огромного Мула.

— Держись!

Хаджар обхватил Лэтэю за талию и, последний раз стеганув скакунов, отпустил вожжи и вскочил на козлы. Когда колеса разваливающейся повозки оторвались от поверхности, Хаджар, используя всю силу как физического, так и энергетического тел, взмыл вверх.

Ржание испуганных, окровавленных лошадей, исчезало где-то внизу, пока Хаджар вместе с Лэтэей летели прямо на костяной горб мула.

Обнажив Синий Клинок, Хаджар вонзил его в горб, а затем прижал к себе Лэтэю.

До городка, из которого доносились испуганные крики и возгласы, оставалось километр по отвесной стене из белой кости.

— Мы не успели, — прошептала Лэтэя.

Хаджар посмотрел туда, где только что находилась долина. Теперь, вместо неё, вместо вообще какой-либо реальности, постепенно смыкались стенки сферы тьмы и света. Сдувавшимся шаром она стремительно смыкалась в одну единую точку.

Хаджар накрыл одеждами Лэтэю и, прижав ту к себе, вжался в стены горба.

И, в последний момент времени, аномалия пожара даже его — само время. Все замерло. Ни звуков. Ни мыслей. Только костяной горб, полуразрушенный город и пара сотен тех, кто налип на островок реальности в расколе самой реальности.

А затем исчезли и они.

* * *
— Кто ты такой?

— Я? Это сложный вопрос. Я уже давно забыл.

— Забыл? Я тоже забыл… Кто я такой? Как меня зовут?

— А как ты хочешь, чтобы тебя звали?

— Хочу? Что такое… хотеть?

— Ты не знаешь? Что же… этим ты мне напоминаешь одного моего ближайшего друга и вернейшего врага. Он тоже не знал, что такое хотеть.

— Друг… враг… я не знаю что это… Где мы?

— Там, где ты будешь в безопасности.

— Здесь ничего нет…

— Да… ты прав… наверное будет немного одиноко там, где ничего нет.

— Наверное… я не знаю, что такое одиноко.

— Жаль, я не могу сказать того же. Я знаю. Слишком хорошо знаю. Поверь — тебе не понравится. Настоящее одиночество хуже смерти.

— Смерть? А что такое смерть?

— Я покажу тебе. Это и все остальное.

* * *

— Хаджар!

Сквозь мглу прорвался знакомый голос.

— Хаджар! Открой глаза, безумец ты несчастный!

Глаза… да… ему нужно было открыть глаза.

Он их открыл и по ним тут же хлестнуло болезненной резью яркое, полуденное солнце. Странно, он помнил, что все произошло под самый закат.

— В данный момент, вполне счастливый, — прокряхтел он и поднялся, пусть и с помощью Лэтэи, на ноги. Мотнув головой и проморгавшись, он смог оглядеться. — Проклятье… это точно не долина Синих Крыш… где мы?

— Понятия не имею, — ответила Лэтэя. — Думаю, так выглядит аномалия изнутри.

Хаджар промолчал. Ему снова казалось, что он видел какой-то сон, не мог вспомнить какой. Даже ущипнул себя, чтобы проверить, что все еще не спит.

Увы, он действительно находился в реальности. Ну или где-то в другом месте. Потому что реальным окружающий мир не выглядел.

Огромные пространства, залитые водой, водопадами обрушившиеся в туманную пустоту. Горы здесь заменяли обросшие лесами скелеты столь невероятных тварей, что Пожирающий Облака Мул на их фоне выглядел бы котенком. Целые скалы парили среди морей из кучевых облаков.

И реки. Такие большие, что напоминали собой океаны. Цвета лазури и синевы. Над ними парили белые птицы, и порой выныривали какие-то обитатели глубин, которых даже вообразить было сложно.

Что же, теперь понятно, почему Шакх не мог описать аномалию тому, кто её не видел.

— Смотри! — Лэтэя указала на запад… если, разумеется, здесь сохранились привычные стороны света.

Там, среди плавающих в воздухе скал, застыл тот самый костяной горб, на вершине которого реял флаг.

— Есть выжившие, — с облегчением выдохнула Лэтэя. — поспешим. Может кому-то нужна наша помощь.

Хаджар посмотрел на девушку и промолчал.

Опыт подсказывал, что в такой ситуации далеко не факт, что выжившие были на благо.

Проклятье… ну и куда на этот раз его занесло?