Глава 1516

У Хаджара не сразу получилось призвать тропу ветра. В первый раз Имя Ветра даже не откликнулось, что повергло адепта в секундный шок, но затем старый друг пришел.

Если так можно выразиться о чем-то столь эфемерном, как ветер, то тот выглядел слегка… контуженным. Не понимающим, что произошло и где они.

Хаджар почувствовал, что ветер уже пытался выбраться из этой аномалии, но не смог, каждый раз возвращаясь в то место, откуда начал свое бегство.

— Что-то не так? — спросила Лэтэя.

Хаджар недоуменно покачал головой.

— Ты что-нибудь знаешь об аномалиях?

Девушка посмотрела на дрожащую перед ними синюю тропу, исчезавшую в потоках воздуха. Обычно та выглядела как нечто осязаемое и плотное, теперь же эта была лента тумана, петляющая и едва не разваливающаяся прямо на глазах.

— Только сказки, — ответила принцесса. — слухи… какие-то кривотолки и спекуляции. Аномалии, на самом деле, не такое уж редкое явление, просто…

— Просто рассказать могут только те, кто выжил, — закончил за Лэтэю Хаджар.

Та кивнула, после чего взяла Хаджара под руку.

— Пойдем, — произнесла она чуть тише, чем обычно.

Хаджар осторожно ступил на тропу ветра и та унесла их через огромные реки и разливы, протащила над летающими скалами, порой едва ли не касаясь удивительных летающих зверей и прекрасных птиц. Необычной формы, удивительной энергии, те совсем не боялись вида людей, будто никогда прежде с ними и не сталкивались.

Вскоре тропа замерла и Хаджар с Лэтэей сошли на одном из плавающих в воздухе островков. Тут росло несколько деревьев, а еще вниз, на бескрайние реки, проливался водопад из пруда с парой карпов. Золотым и серебристым с красными пятнами.

— Проклятье, — выругался Хаджар и сделал шаг назад.

Тоже самое поспешила сделать и Лэтэя.

От пруда исходила столь мощная и непонятная энергия, что их интуиция адептов буквально закричала об опасности. Два небольших карпа, размером с мужскую ладонь, могли повредить энергетические тела Безымянных адептов! Как такое вообще было возможно, учитывая, что карпы не являлись какими-то волшебными или древними.

Простые рыбки, какие смертные вылавливают себе на ужин.

— Аномалия, — многозначительно протянула Лэтэя.

Хаджар еще раз кивнул. Кто знает, что таится в этом удивительном, но и столь же опасном месте. Месте, которое позволило Шакху так далеко продвинуться по пути развития.

Что-то подсказывало Хаджару, что вряд ли до попадания в аномалию его старый пустынный друг обладал хотя бы десятой частью силы, которую продемонстрировал на краю ущелья.

Да и та броня… такую Хаджар еще прежде не видел и это учитывая его странствия, коих хватило бы на десяток веков жизни пятерки простых адептов.

Обогнув странный пруд, Хаджар с Лэтэей оттолкнулись от островка и взмыли в воздух, приземлившись на отвесный край костяного горба.

Несмотря на многотонный вес, сравнимый с весом средних габаритов горы, тот парил среди облаков так же свободно и легко, как иная птица.

Подхватив Лэтэю под талию, Хаджар вновь призвал тропу ветра, что на этот раз далось куда проще. Та взвилась синей лентой и стоило двум адептам на неё ступить, как уже через несколько мгновений они оказались на вершине.

— Все не так страшно, как могло быть, — вынесла свой вердикт Лэтэя.

В принципе — в словах принцессы имелась искра истины. Город действительно выглядел лучше, чем-то, что можно было ожидать, учитывая недавние события.

Стены в некоторых местах сквозили брешами, но их осколки далеко не улетели — так же, как и сам остров, зависли в воздуха, создавая иллюзию, будто крепостная стена была изготовлена не из камня, а сшита из простой холщи и теперь требовала заплатки.

Так же выглядели и дома. Где-то в воздухе застыла часть крыльца, у других воспарила крыша, может отлетели окна или тоже — отсутствовал кусок стены, паря в десятке сантиметрах от того места, где он находился еще совсем недавно.

Некоторые улицы выгнулись морской волной да и застыли в таком же положении. Местам, конечно, все так же парили целые пласты брусчатки или даже гранита.

Город, пусть и маленький, выглядел богатым. Хорошие, чистые улочки, ливневые и сливные канализации, из множества труб которых теперь в реки текли уже даже не нечистоты и не кровь, а вода, причем откуда она здесь бралась сказать не представлялось возможным.

Правда, что-то подсказывало Хаджару, что формировалась она прямо так — из воздуха. Нарушая все известные законы не только Неба и Земли, но даже здравого смысла. Ничто в Безымянном Мире не могло взяться ни откуда и не исчезнуть в никуда — Хаджар знал этот тезис под соусом «закона сохранения энергии».

— Проклятье! Просто добей меня!

— Боги и демоны, как больно!

— Мама… мама… где моя мама?!

— Скорее бы уже пришла см… — старик, лишенный нижней половины тела, так и не договорил. Он оборвался на половине слова и затих на руках у плачущего ребенка, ищущего маму.

Но вряд ли он сможет найти её так просто — у него отсутствовали глаза. Вместо них прямо из глазниц вытекали капли крови и, нарушая все мыслимые принципы мироздания, улетали вверх — дальше в синее небо.

Вскоре затих и он.

Если город выглядел более менее нормально, то вот люди… некоторые из них выглядели так же ужасно, как навеянные Хельмером кошмары.

Лишенные конечности, а порой и большей части тела, они кричали и умирали от потери крови и разрыва энергетического тела. Аномалия, перед тем, как выплюнуть их в этот странный край, забрала больше, чем могла себе позволить отдать жизнь.

Адепты, из числа непострадавших, ходили между стонущими и умирающим и пытались найти тех, кому они могли помочь, но…

Помощь, как видел Хаджар, сводилась к тому, чтобы вонзить кинжал под затылок. В то место, откуда проще всего попасть в мозг. Безболезненная и милосердная смерть. Быстрый и четкий удар не позволял умирающему почувствовать даже укола боли.

Хаджар отвернулся. Он сжал кулаки и задышал чуть чаще.

Теплая ладонь коснулась его плеча.

— Ты никак не мог им помочь, — произнесла Лэтэя.

— Да, — ответил Хаджар. — не мог…

Но это не означало, что у него перед глазами перестали проноситься лица тех кто кричал, кто тянул к нему в немой мольбе свои руки. Как мать с отцом пытались добросить до их повозки своего ребенка. Как пропасть затягивала в себя кричащих и испуганных детей. Как стонали…

— Не мог, — повторил Хаджар и, выдохнув, открыл глаза.

Вереница чужих лиц и судеб прервалась и в душе вновь воцарился покой, оставив после себя очередную, тонкую царапину.

— Нам нужно найти тех, кто знает чуть больше, чем мы, — сказал, оглядевшись, Хаджар. — и, может, выжил кто-то из управляющих городом.

Сюда, за крепостные стены, уже стягивались сотни выживших адептов, кому повезло чуть больше, чем пострадавшим от аномалии. И, учитывая обстоятельства, без лидера они долго не протянут. Адепты — не самые мирные и уживчивые создания в Безымянном Мире.

Не говоря уже о сильных адептах, чью ауру Хаджар хорошо чувствовал.

— Думаю, мы можем попытать счастье там, — Лэтэя указала рукой на городскую ратушу.

Её шпиль, вместе с разломанным часовым механизмом, застыл в воздухе, как коробку раскрыв деревянное здание. Очень старое, но видно, что с заботой реконструированное.

— Отлично, — кивнул Хаджар.

Стараясь не смотреть на умирающих калек, они пошли дальше.