Глава 1517

— Видимо не мы одним пришли к тому же выводу, — прошептала Лэтэя, стоя плечом к плечу с Хаджаром.

Не потому, что искала в его присутствии защиты или поддержки — Лэтэя обладала не только сильным путем развития, но и достаточно могучим духом, чтобы справляться с проблемами и вызовами мира самостоятельно.

Просто людей вокруг столпилось столько, что вся площадь превратилась в кишащее марево.

— Что происходит?!

— Куда мы попали?!

— Проклятье! Мне кто-нибудь, что-нибудь объяснит?

— Пока я добирался сюда, то дважды едва не отправился на суд праотцов! И это я— Небесный Император Дожан Горбатый!

— Дожан Горбатый?! Тот самый, у которого никогда не было женщ…

— Попробуй договорить эту фразу и я покажу тебе…

— Я видел монстров, о которых не слышали даже в моей секте Безмятежного Сна! И это учитывая, что я целые века провел изучаю флору и фауну Чужих Земель! Я даже в это путешествие отправился, чтобы пополнить библиотеку секты!

Хаджар повернулся к Лэтэе.

— Одна из десяти крупнейших организаций, — прошептала она. — находится на седьмом месте по могуществу. Но это мирные ребята. Они занимаются исследованиями магии и мира. Ученые и волшебники. Очень редко контактируют с внешним миром, но обладают внушительной силой.

Хаджар кивнул. Вряд ли бы, будь это иначе — не обладай они «внушительной силой», смогли бы сохранять нейтралитет. Тем, кто сильнее, они не интересны в плане завоевания, скорее, как делового или научного партнера, а остальные побаивались трогать их в более… понятном для воина смысле.

— И что, даже умник из Безмятежного Сна не может понять, что мы в аномалии?

— Еще не факт, что это аномалия, достопочтенный адепт. У неё есть…

— Достаточно! — громыхнул мощный голос.

На балкон ратуши вышел вполне себе колоритный мужчина. С седыми волосами, крупной нижней челюстью и высокими надбровными дугами. За плечами у него покоился старый, испещренный вмятинами и трещинами, но все еще крепкий боевой молот.

С мощными руками, каждая в обхвате толще ствола молодого дуба, он производил впечатление ходячей крепости. А аура Небесного Императора средней стадии вместе с искрами терны лишь подкрепляла производимое впечатление.

Хаджар же отметил про себя, что в очередной раз он встречал адепта, лишенного света терны. Как и Лэтэя, они обладали лишь искрой. Что же до Шакха, тот имел лишь вспышку.

Хаджар задумался на мгновение.

А существовала ли вообще у терны классификация? Или это его попытки систематизировать знание, у которого не имелось системы как таковой.

— Внести задачу в список, — мысленно приказал Хаджар.

[Запрос принят… запрос обработан. Задача сформирована. Начинаю исполнение. Создаю реестр «Терна». Каталог «систематизация информации о Терне»]

— Губернатор хочет с вами поговорить, — проворчал громадный воин, после чего из-за его спины вышла резко контрастирующая с верзилой женщина.

Легкая, как травинка, с изяществом ветви плакучей ивы. Она почти не обладала выдающимися женскими формами, но при этом два кинжала на её бедрах давали ясно понять, что ей не особо требовался такой защитник.

Хаджар с ходу мог определить, когда адепт больше полагался на скорость и ловкость, чем на голую мощь. И по этой женщине — Небесной Императрице средней стадии, но со светом терны, можно было легко сказать одно — попасть по ней мечом или техникой будет куда сложнее, чем не отдать душу праотцам при первом же столкновении с её когте-подобными кинжалами.

— Меня зовут Эйте Лецкет, — представилась она, поправляя свои резко контрастирующие с почти девичьей фигурой, пышные каштановые волосы. — Я из семьи Лецкет и мне вверен этот город.

— Да мне плевать из какой ты семьи?

— Да, он прав! Лучше скажи, куда нас завел ваш караван?!

— Где мы находимся и…

Женщина улыбнулась. Просто улыбнулась. Но этого было достаточно, чтобы толпа замолкла. Хаджар не чувствовал, чтобы в толпе имелся хоть кто-то, кто был бы сильнее, чем Эйте.

Да, здесь присутствовали более менее равные ей (включая самих Хаджара и Лэтэи), но не могущественнее.

— На данный момент я не могу сказать многого. Но одно известно точно — мы находимся в аномалии, — после этих слов обычная тишина превратилась в настоящее гробовое молчание. Вряд ли здесь находился кто-то, кто уже бывал в такой переделке, но об опасности аномалий слышали все без исключения. Даже Хаджар. — Вы все знаете слухи о подобных местах. Кто-то от родных и близких, другие от мастеров и учителей, от соратников и от простых бардов и менестрелей. Все, о чем я могу просить вас в данный момент — не верить услышанному. Прошу, в ближайшие два дня, не покидайте стен города без необходимости. Насколько мы можем судить, здесь безопасно, но мы не знаем, что творится там, — Эйте указал за пределы города, после чего еще раз обвела толпу адептов взглядов. — Большинство из вас не из моей семьи. Вы не наши наемники и не связаны с нами контрактом. Я не могу вам приказывать. Но я искренне прошу — давайте объединим наши усилия и попытаемся вместе выбраться из этой ситуации.

По толпе пошли шепотки. Один из тех, кто оказался равен Лецкет по силе, задал вопрос:

— Достопочтенная Эйте, вы слышали обо мне, я слышал о вас, так что прошу скажите — насколько вы уверены, что сможете вывести нас из этого кризиса?

— Спасибо, достопочтенный Лешкер, Ядовитый Дым, — чуть склонила голову Лецкет. — Я пока не могу ответить вам. Прошу дать мне двое суток. В полдень третьего дня мы снова соберемся здесь снова и обсудим все детали, после чего примем решение.

— Вы говорите «мы»! — выкрикнули из толпы. — А кто эти «вы»?

— Да, он дело говорит?! Кому мы вверяем свои судьбы?!

— Ага! Я не собираюсь сидеть сложа руки, пока другие решают вопрос моей жизни.

— Мы должны быть уверены!

— Я вас поняла, — вновь улыбнулась Эйте и звуки снова смолкли. — Вы, достопочтенные адепты, все верно говорите. Поэтому я прошу тех, кто равен или сильнее меня, пройти сюда — к ратуше. Вместе мы решим, что можем сделать для того, чтобы покинуть эту аномалию.

Как бы ни были демократичны Чужие Земли, но они, как и весь Безымянный Мир, подчинялись самому главному закону — закону сильного. И тот, кто сильнее, решал, а остальные выбирали подчиниться им или попытать счастье самостоятельно.

Хаджар, вместе с Лэтэей, пройдя по тропе ветра, оказались в компании еще около четырех других адептов, в том числе и мрачного, одноглазого Ядовитого Дыма.

— Вы видите тоже, что вижу и я?

— Перья и фенечки в седых волосах, неужели…

— Кажется да. Кажется с нами Ветер Северных Долин, Безумный Генерал!

— Учитывая его удачу, может и у нас появится шанс.

Вместе с другими адептами, Хаджар вошел внутрь ратуши, где тут же увидел фигуру, закутанную в балахон и стоявших рядом воинов.

— Кажется, мы встретились снова, доблестные воины, — чуть склонилась в сторону Хаджара и Лэтэи странная фигура.

По широкой лестнице к ним уже спускалась Эйте и её телохранитель.

Подойдя к фигуре, она низко ей поклонилась, после чего произнесла то, чего Хаджар никак не мог ожидать.

— Мудрец, прошу, вы сможете нам помочь?

— Я постараюсь, Эйте. В память о твоем далеком предке и моем хорошем друге. Но мои силы ограничены законами Небес и Земли даже здесь, в этом пространстве.

Смутные подозрения зародились в душе Хаджара, так что он вышел вперед и второй раз в жизни произнес фразу, которой его обучили еще очень давно.

— Видевший славу Дома Ярости Клинка приветствует вас, о мудрейший!

Фигура медленно повернулась в его сторону, а затем так же склонила голову.

— Ищущий среди Теней Ярких Светил приветствует тебя, достопочтенный воин, — после чего фигура выпрямилась и медленно сняла капюшон. — Не часто встретишь среди смертных тех, кто знает о правилах этикета моей страны.

Хаджар выдохнул и склонил голову.

— Не часто встретишь среди смертных тех, над кем не властно время.

Перед ним стоял Бессмертный. Не первый из тех, кого видел в своей жизни Хаджар.

Но, Высокое Небо, это был первый Бессмертный «не человек». Низкорослой фигурой в балахоне оказалась обезьяна.

Похожая на человека, но все же — обезьяна.