Глава 1518

— Меня зовут Кань Дун из павильона Теней Ярких Светил, — бессмертный, ростом не выше, чем полтора метра, чуть склонил свою мохнатую голову.

В легкой, серебристой броне, он выглядел скорее очень низкорослый, четерхпалый, хвостатый волосатый мужчина преклонных лет, чем обезьяна. Разве что лицо, обрамленное седой, длинной, но уже давно не густой шерстью, выдавало в нем первобытного примата.

— Для меня большая честь стоять рядом с вами, — поклонился Ядовитый Дым.

— Впервые я встречаю одного из покоривших время, — так же поклонился другой.

Уже через несколько мгновений каждый из адептов склонил голову в глубоком поклоне, признавая заслуги Бессмертного. Для любого адепта Безымянного Мира, достигшего хоть каких-нибудь высот на пути развития, пределом мечтаний являлся регион Чужих Земель.

Заповедный край, где обитали сильнейшие мастера. Где каждый мог найти испытание себе по вкусу, чтобы продвинуться чуть дальше в своих поисках силы.

Но, в свою очередь, каждый обитель Чужих Земель грезил, что когда-нибудь у него хватит сил, опыта, ресурсов и артефактов, чтобы предстать перед испытанием Небес и Земли. Превзойдя которое, они смогут пересечь бескрайний океан и вступить на благословенные берега Страны Бессмертных.

Разумеется, одним своим появлением Кань Дун вызывал не только оторопь от того могущества, которым обладал, но и глубокое, неподдельное уважение, ибо каждый из адептов понимал насколько это тяжелый и сложный путь.

— Раз среди нас Бессмертный, — выпрямился с улыбкой один из адептов. — то, думаю, это событие, когда мы как никогда близки к смерти, может стать лучшим поводом для нашего развития!

Одобрительные шепотки зазвучали среди четверки адептов. Хаджар с Лэтэей и Эйте вместе с её телохранителями сохраняли молчание. Так же, как и группа воинов во главе с Падином, оберегавшая Кань Дуна. Не то чтобы последнему требовалась защита — законы Неба и Земли позволяли Бессмертным, демонам, богам и духам защищать себя в случае, если на них совершит нападение смертный, но…

Существовали и иные методы навредить тому, кто ограничен в своей власти. Так что, порой, путешествия по землям смертных оборачивались для Бессмертных трагедией. И, чтобы их не постигла незавидная участь, они нанимали себе охрану.

Выглядело это, конечно, сюрреалистично — группа смертных адептов оберегающих Бессмертного, но такова суть закона Небес и Земли.

— Прошу меня простить, достопочтенные воины, — поклонился Кань Дун. В его поведении не проглядывалось ни грамма высокомерия или презрения, которые ему можно было бы даже простить, учитывая пройденный им жизненный путь. — Но даже здесь, в этом таинственном крае, мои силы все еще ограничены законами Небес и Земли. Пока мне не угрожает прямая опасность, я не смогу вам помочь делом.

Адепты разом поникли. Стоило понимать, что даже учитывая их немалую силу аномалия все равно оставалась явлением, способным перемолоть все те сотни могущественных адептов, коим не посчастливилось здесь оказаться.

— Но вы можете помочь нам советом, — с надеждой в голосе не то спросила, не то утвердительно высказалась Эйте.

— Разумеется, достопочтенная глава города, — вновь поклонился Кань Дун. — в свое время я достаточно путешествовал по этому краю, да и на моей родине встречается достаточно аномалий. Павильон Теней Ярких Светил не так сведущ в делах Безымянного Мира, как Башня Книг нашего лидера, но я достаточно знаю, чтобы постараться помочь в нашей непростой ситуации.

Хаджар постарался скрыть свое отношение к происходящему, но это все равно не укрылось от меткого взора глаз-бусин бессмертной обезьяны.

Для начала Хаджар подозревал, что не так просто судьба свела Бессмертного и торговый караван Лецкертов. Не говоря уже о том, что его попросту немного настораживало спокойствие Кань Дуна.

Хотя, может, Хаджар попросту устал от манеры лишенных рамок времени говорить так, будто впереди целая вечность. Что, впрочем, так и было, но не для всех.

— Я расскажу вам то, что знаю, — обезьяна отвела взгляд в сторону от Хаджара и продолжила диалог. — Аномалия это разрыв в ткани времени и пространства.

— Времени и пространства? — переспросил один из адептов. — Мы сейчас находимся в прошлом?

— В прошлом, будущем и настоящем одновременно, — кивнул Бессмертный. — и одновременно с этим — нигде из перечисленного. Не знаю, слышали ли вы что-нибудь о Древе Жизни или, как его еще называют, Древе Мира?

Адепты переглянулись.

— Только, слухи и песни бардов, мудрец, — ответил за всех Ядовитый Дым.

— Тогда объясню так, адепты, мы находимся не в прошлом, настоящем или будущем, а в одном из отражений этих состояний. В той вариации событий, которые привели к тому, что наш мир стал именно таким, каким мы его сейчас видим.

— Полным рек и с летающими скалами? — уточнил Падин.

— Это пространство, — поднял указательный (или как он мог называться у обезьяны, учитывая её четырехпалость). — я говорил про время. Что же про пространство — законы его формирования в аномалиях не известны даже Башне Книг.

Адепты вновь зашептались.

— Значит мы находимся не в прошлом и не в будущем?

— А пространство здесь формируется так, как пожелает того… кто бы там ни желал?

— Мудрец, — вновь вперед вышел Ядовитый Дым. — тогда как нам отсюда выбраться?

— Это всегда загадка, — пожал плечами Бессмертный. — в свое время я побывал в аномалии, где мы встретились с целым народом, полагавшим, что мир ограничивается их пространством. Они обитали на острове размером с небольшую империю.

— И как же вы выбрались оттуда?

Обезьяна, без всякой заминки или какого-либо следа того, что ей сложно было признать этот факт, ответила:

— Нам пришлось убить всех разумных на том острове. От детей, до стариков. Только тогда аномалия распалась.

На какое-то мгновение в зале повисла тишина. Каждый пытался осмыслить то, что услышал. Да, в жизни адептов случалось проливать кровь. Порой даже кровь невинных. Но искоренить целую цивилизацию…

— И сколько времени это у вас заняло? — чуть холоднее спросил один из адептов.

Трудно было его винить за осуждение. Да, они сами не оказывались на месте Кань Дуна и тех, с кем он попал в аномалию. Они не стояли перед выбором остаться существовать в эфемерном пространстве или иск невинных, но…

— Одиннадцать тысяч лет, — на этот раз со вздохом ответил Кань Дун. — та цивилизация была достаточно развита, чтобы оказать нам сопротивление и…

— Проклятье! — воскликнул адепт с боевыми перчатками. — Я дал клятву и если через четыреста лет её не исполню, то…

— На этот счет не стоит переживать, — перебил обезьян. — как я уже сказал — мы находимся вне времени и пространства Безымянного Мира. Не знаю, насколько это растянется, но время здесь застыло для нас. Все те одиннадцать тысяч лет, что мы провели на том острове, с нам был простой смертный, случайно оказавшийся не в том времени и не в том месте. Увы, у него имелась врожденная неспособность к пути развития, но это не помешало ему оставаться тридцатилетним все это время, а затем состариться и умереть уже в нашем мире.

— Что ж, тогда мы можем немного расслабиться. Раз время здесь не властно и…

— Расслабляться, как раз, не стоит, — нахмурился Бессмертный. — аномалии таят опасности, к которым нельзя быть готовым. То, что на первый взгляд не представляет опасности для нашего мира, здесь может оказаться смертельным.

Хаджар вспомнил пруд с двумя карпами.

Что же — это все еще не повод доверять Кань Дуну.