Глава 1519

— Но как вы поняли, что вам требуется именно уничтожить цивилизацию, чтобы выбраться оттуда? — спросила Лэтэя.

Скорее всего этот вопрос интересовал большинство собравшихся в ратуше, но задать его напрямую не решались. Само по себе осознание того, что им, возможно, придется поступить так же — лежало на душе тяжким грузом.

Среди собравшихся здесь не ощущалось присутствия темной энергии — энергии, которую развивали в себе адепты, питавшиеся страданиями и темными эмоциями людей.

Таких, как знал Хаджар, было достаточно среди кланов убийц, наемников и, разумеется, специализирующихся на подобном сект. Последние обычно обитали где-то вдалеке от глаз прочих адептов и маскировались под простые секты. В противном случае на них начиналась открытая охота.

— Это хороший вопрос, — кивнул Кань Дун. Качнулась его золотая грива-шерсть, лишний раз напоминая о том, что бессмертный, все же, не принадлежал к людскому роду. Хаджар достаточно повидал на своем веку по-настоящему разумных зверей, чтобы убедится в том, что как бы далеко не продвинулся их интеллект, в глубине своей души они все равно оставались именно зверьми. — У каждой аномалии всегда есть условие, при котором целостность аномалии разрушается и она растворяется в Реке Мира.

— И как узнать эти условия? — насторожено спросил Лешкер.

Хаджар прекрасно понимал аккуратность Ядовитого Дыма. Никто из собравшихся не обладал достаточными знаниями об аномалии, чтобы судить о ней самостоятельно. И кто знает, какие цели преследовал здесь бессмертный. Он с легкостью мог скормить им любую информацию и у них не осталось бы выбора, кроме как поверить.

Потому что альтернатива… она выглядела слишком пугающей, чтобы о ней хотя бы задумываться.

— На самом деле… — Кань Дунь посмотрел в глаза Эйте, после чего покачал головой. — в тот раз мы так и не расшифровали подсказок. Свитки в моем павильоне гласят, что каждая аномалия содержит в себе нечто, что может указать направление.

— Указать направление? — один из адептов выглядел шокированным. — Разве это не естественное природное явление? Кто мог оставить эти подсказки?

— Сама аномалия, — пояснил обезьян. — она, все же, берет свое начало в Безымянном Мире. И не важно, как сильно искажаются местные законы, они все рождаются в нашем мире.

— И как нам это может помочь? — спросила Лэтэя.

Принцесса Звездного Дождя, на удивление, выглядела спокойнее остальных. Может в силу своего малого жизненного опыта, а может потому, что, как и любой другой адепт, встречала любые приключение с «широко закрытыми глазами» и распахнутой душой.

— Все, что кардинально отличается от нашего привычного мира и его законов, может дать направление к самому слабому месту аномалии. Если разрушить это место, то все, что наш окружает, распадется вместе с ним.

— И слабым местом той аномалии стала цивилизация? — спросил Хаджар сухим тоном.

Они встретились глазами с бессмертным, но прошли те времена, когда Безумный Генерал испытывал перед бессмертными благоговейный трепет. Уважение — да, но не более того.

— В любом правиле есть исключение, Ветер Северных Долин, — от Кань Дуна и его цепких, звериных глаз не укрылись изменения в отношении. — Аномалию так же можно разрушить, если уничтожить самое главное звени в цепи его жизни. В тот раз это оказалась цивилизация, ибо загадку мы так и не разгадали.

После сказанных слов в зале повисла тишина. С одной стороны адепты облегченно выдохнули. Знание о том, что у них есть неограниченный по времени способ выбраться отсюда придавало моральных сил.

Но с другой стороны…

— Насколько я могу судить о месте, в котором мы оказались, — продолжи Кань Дун. — оно не обитаемо разумными существами.

Адепты зашептались. Только что появившаяся надежда, пусть и путем великого бесчестия, оказалась разбита в пыль.

— Нет, вы меня неправильно поняли, — поднял ладони бессмертный. — основным звеном цепи жизни может выступать не только разумное существо.

— Мудрец, — вышла вперед Эйте. — значит, если мы убьем самого могучего из местных представителей жизни, то сможем выбраться?

Кань Дун ответил не сразу. Но этой заминки было достаточно, чтобы понять, что не все так просто, как может показаться на первый взгляд.

— Я слышал истории от павильона Странников об аномалиях, в которых обитали существа, равные могуществом богам. И лишь силы десяти бессмертных было достаточно, чтобы уничтожить это существо. Но даже это — не самая большая проблема, которая есть перед нами.

— Атмосфера, — произнес Лешкер. — местная атмосфера.

Кань Дун кивнул.

— Чем дольше мы здесь находимся, тем сильнее на нас оказывается давление атмосферы, — продолжил обезьян. — когда мы провели одиннадцать тысяч лет в той аномалии, то каждый из нас потерял практически целую ступень в развитии.

— И что нам делать?

— Если позволит достопочтенная градоначальника, — чуть склонил голову бессмертный.

— Разумеется, мудрец, — Эйте даже шаг назад сделала.

— Я предлагаю следующее, — Кань Дун взмахнул рукой и перед ними появилась частичная карта местности. Она покрывала примерно вчетверо больше, чем мог дотянуться своими «чувствами» (волей и энергией) Хаджар. По размерам же местность превышала половину империи Дарнас. — Это седьмая часть аномалии. Нам одновременно повезло и не повезло оказаться в такой большой аномалии. Чтобы исследовать её потребуется не меньше века.

— Целый век, — выдохнула Лэтэя.

Разумеется для неё, воительнице которой не исполнилось и двадцати лет, этот срок казался чем-то невероятным. Да чего уж там — даже Хаджар чуть пошатнулся, когда услышал цифру.

Вот только у него имелся совсем иной мотив — он не знал позволит ему аномалия избежать оставшегося срока в шесть веков или нет. Рисковать же драгоценным временем он не намеревался.

— Выживших адептов хватит, чтобы разбиться на сорок групп и отправиться исследовать аномалии.

— Не думаю, что они будут рады это услышать, — покачала головой Лецкет.

— Мы просто не расскажем им всего, — добавил Падин. — скажем, что нужно отыскать что-нибудь…

— Необычное, — подсказал подручный Эйте.

— Именно. Спасибо, — кивнул Падин. — мы попросим искать все необычное и отмечать это на карте.

— Только где мы раздобудем артефактора, чтобы сделать карты на всех.

— В этом, достопочтенная градоначальница, нет проблемы, — Кань Дун взмахнул рукой и на полу появилось несколько сундуков. Каждый из них являлся, без малого, пространственным артефактом столь высокого качества, что в него можно было спрятать небольшую деревушку. — Это часть моих персональных запасов. Здесь есть достаточно заготовок и прочего, чтобы мы могли…

— Прошу прощения, — поклонился вышедший вперед Хаджар. — Мы, с моей спутницей, предпочтем действовать обособленно.

— Что…

— Ветер Северных Долин не много ли вы на себя бер…

— Если мы узнаем что-то важное, то сообщим.

С этими словами Хаджар взмахнул полой одежд, накрывая ими Лэтэю и шагнул на тропу ветра, мгновенно перемещаясь как можно дальше от города.

* * *
— Что это было?! — воскликнула Лэтэя, когда они сошли с тропы на одном из летающих островов. — Ты мой друг, Хаджар, но с чего ты взял, что можешь принимать решения за нас обоих?!

— Прости, — искренне извинился Хаджар. — у меня не было времени на объяснения.

— Ну, — Лэтэя развела руками, указывая на окружавшие их просторы. — теперь его у тебя предостаточно. Так что не поленись.

— Кань Дун.

Девушка тяжело вздохнула и нахмурилась.

— Да, мне тоже что-то показалось неправильным в его поведении.

— Именно, — кивнул Хаджар. — бессмертный, который путешествует по далеко не центральным районам Чужих Земель, а затем каким-то чудом оказывается именно в том месте и в том времени, где возникнет аномалия. При этом, еще в самом начале, он выбрал самое безопасноеместо.

— А еще у него целые сундуки нужных артефактов и амулетов, — подхватила Лэтэя. — Бессмертные живут долго, но чтобы так специально подготовить…

— Так что мы подождем пока они все разбредутся из города.

— А что потом?

Хаджар позволил себе легкую улыбку.

— А потом мы исследуем тот пруд с карпами.

Глаза Лэтэи расширились после чего она повернулась в сторону города.

— Безумный Генерал, да?