Глава 1520

Хаджар вместе с Лэтэей, скрывшись под завесой ветра, медленно двигались на летающем в вышине небольшом островке, покрытым густой, высокой травой. Здесь они обнаружили странное гнездо пятикрылой птицы. Причем пятое крыло у неё находилось в том месте, где у обычных представителей их рода — хвостовое оперение.

Она походила одновременно на ласточку и… белку. А размерами равнялась упитанному деревенскому коту. При этом увидев двув визитеров, она не отреагировала ровно никаким образом.

Будто ей было целиком и полностью безразлично, что на её территории появились два адепта с силой, превышающей понимание простых смертных. А именно к числу смертных птица и принадлежала.

— Ты чувствуешь? — спросил Хаджар осторожно огибая свитое из веток гнездо с тремя яйцами. Птица спокойно сидела на них и чистила свои перья.

— Да, — кивнула Лэтэя. Она выглядела такой же напряженной, как и Хаджар и не убирала копья. — Она обладает силой… как те карпы… только меньше.

— Может быть это то, за чем сюда явился Кань Дунь, — задумчиво протянул Хаджар, укладываясь на край обрыва. — За этой силой.

— Или у тебя развилась паранойя, — резонно предположила Лэтэя. — в любом случае, чтобы испытать эту силу, нам нужно вступить в битву с одним из представителей местной фауны.

Принцесса скосила взглядом в сторону птицы и чуть поежилась.

— У меня пока, если честно, такого желания не возникает. Во всяком случае — не сейчас, — закончила она.

На долину опускалась ночь. Над бесконечными реками и разливами зажигались звезды, вступая в медленный парный танец с огнями, зажигаемыми в городе.

Совсем не знакомый Хаджару узор небесного сияния раскрывался в мистических землях. Хаджар смотрел на эти таинственные хитросплетения звездных тропинок и размышлял о прошлом.

В последнее время он так часто посещал Город, что по возвращению не мог понять — где реальность, а где воспоминания о былом. Может, на самом деле, он сейчас спит и видит сон? Или же его собственный мир, как и этот, был не более, чем аномалией? Чем-то, что не должно было существовать в отрыве от Безымянного Мира?

— Смотри, — Лэтэя, прерывая стройный ход мыслей Хаджара, указала ладонью на город Лецкетов.

С вершины костяного горба мертвого животного один за другим срывались разноцветные вспышки и исчезали в разных направлениях. Каждый из отрядов возглавлял один из сильных адептов.

А четыре, самых крупных, разошедшихся четко по разным сторонам света, вели за собой Небесные Императоры, владеющие терной.

Кань Дун, как и предполагал Хаджар, так и не покинул пределов города.

— Он действительно отправил их всех на поиски, — вновь протянул Хаджар.

— Это еще ни о чем не говорит, но… — Лэтэя чуть сжала копье. — в городе остались только самые слабые или раненные. А так же Эйте с её подручным. Так что…

— Так что непонятно, зачем Кань Дуну нужны его защитники, — закончил за Лэтэю Хаджар.

Они действительно так и не увидели, чтобы город покинули Падин с его людьми. И все это настораживало настолько сильно, насколько только может настораживать осознание возможного столкновение с бессмертным.

Опять же — сражайся обезьян в одиночку, Хаджар, с его текущими силами, мог бы попытаться ранить его. И это не потому, что он возгордился своими достижениями или смотрел на одного из Преодолевших Время, как говорили раньше, свысока.

Просто Хаджар чувствовал, что Кань Дун не солгал и на него действительно все еще влияли законы Небес и Земли. А значит, пока Хаджар с обезьяном сражались бы в честном бою один на один, сила Кань Дуна была бы ограничена до чрезвычайно опасного, невероятно опытного и безумно талантливого, но Пикового Небесного Императора.

А Хаджар уже достаточно скрещивал мечи с последними, чтобы приобрести хоть небольшую уверенность в своих силах.

— Может быть он… — Лэтэя даже сперва не поверила собственной догадке. — Опасается чего-то?

— Или кого-то, — добавил Хаджар, недавно пришедший к тем же самым мыслям.

— Получается, если подвести черту, мы застряли с тобой в неизвестном времени и пространстве, в месте где работают совершенно иные законы реальности и бытия, в компании с далеко не дружелюбными адептами, крупнейшим торговым кланом, а так же таинственным бессмертным, не располагающим к доверию.

Хаджар не стал добавлять, что вкупе со всем этим, на них постоянно оказывала влияния местная атмосфера. Пока её эффект еще не проявился, но чем дольше они здесь, тем серьезнее урон для их пути развития. А в мире боевых искусств каждый шаг назад отбрасывает адепта на десятилетия.

И если Лэтэя была еще совсем юна и с легкостью восполнит любой урон, то вот Хаджар такой привилегией обладал уже в куда меньшей степени.

— Прикрой, — произнес он.

Лэтэя кивнула, после чего Хаджар взмахнул одеждами и сорвался в рывке по тропам ветра.

Он бежал среди облаков, перепрыгивая с одного на другое, перелетал от острова к острову, внешне походя лишь на небольшой порыв ветра. Легкий северный бриз, играющийся в вишне чем-то таким же эфемерным, как и он сам.

Любопытно, что полностью освоить Путь Среди Облаков у него получилось лишь начав познание куда более сложной техники — Пути Среди Звезд…

Хаджар, максимально скрывая своей присутствие, вышел с тропы около пруда с карпами. На его душу и сознание, как и в прошлый раз, обрушилась невероятная и, что самое неприятное — совсем непонятная ему сила.

Аккуратно, с осторожностью выбирая каждый свой следующий шаг, Хаджар приблизился к небольшому пруду. Он находился под сенью невысокого, но раскидистого дерева. Будто специально выращенного так, чтобы корнями свить стены вокруг небольшого водоема.

Два карпа — золотой и серебристый с красными пятнами спокойно плавали в до того чистой и прозрачной воде, что если бы не легкая рябь из-за ветра, Хаджар бы и вовсе не смог её увидеть.

Душа адепта дрожала.

Исходившая от карпов сила превосходила все, что он видел и испытывал в своей жизни. Может… может лишь то создание в храме Темных Жрецов и сам Черный Генерал могли сравниться по исходившей ауре с двумя «простыми смертными карпами».

Хаджар стоял около пруда и смотрел на их мерный танец. Они плыли следом друг за другом, наслаждаясь таким небольшим прудом, когда их силы было достаточно, чтобы стать королями океанов.

Простые карпы…

— И что мне с вами делать? — прошептал Хаджар.

В этот же момент, будто отвечая на его вопрос, в небе чуть сдвинулось облако. Свет дальней, самой яркой звезды, упал на золотую чешую, а затем разлился по всему пруду сиянием расплавленного металла. И среди этого великолепия описывал круги серебристый карп.

Он безмятежно плыл по кругу, но с каждым новым движением плавников позади оставалась легкая нить серебра, пока, наконец, не сформировалось какое-то… серебристое отверстие, через которое Хаджар увидел отражение уже совсем иных звезд.

Как-будто… как-будто внутри одной аномалии была другая аномалия.

А затем все застыло и Хаджар ощутил, как изнутри портала на него что-то смотрит. Что-то, с чем он отнюдь не собирался сталкиваться.

— Прок… — выругался он и уже ступил на тропу ветра, но было поздно.

Чужая воля схватила его с непреодолимой силой и потянула куда-то вниз… или наверх. Хаджар практически мгновенно потерял чувство направления. Все, что он успел, это отправить искру своей воли и сознания, надеясь, что та сможет достичь Лэтэи.

А затем все смерклось.

* * *
— … лятье, — договорил Хаджар.

Он стоял посреди леса, на краю скалистого берега шумящей горной реки. Перед ним поднималась скала. Скала, где просыпался огромный белый дракон.