Глава 1522

— Лэтэя…

Хаджар поднял ладони и сделал шаг назад. Он прекрасно понимал, как это должно было выглядеть со стороны. Мгновением прежде он присылает принцессе частицу своей воли и сознания, где показывает, как исчезает в портале, а затем, меньше, чем секундой позже, он появился перед ней во плоти.

— Принеси клятву, — потребовала Лэтэя, так и не убрав при этом копья.

Хаджар медленно, чтобы не вызвать ненужных подозрений, достал простой нож, провел им по ладони и произнес нужные слова.

— Меня зовут Хаджар Дархан, Ветер Северных Долин. Известный среди людей, как Безумный Генерал.

Кровь из раны вспыхнула золотым сиянием, после чего порез затянулся, не оставив на коже даже намека на шрам. Клятва была принята Рекой Мира, услышана, а затем мгновенно исполнена.

— Проклятье! — выругалась принцесса и убрала белоснежное копье. — Расскажи мне, что произошло.

Хаджар кивнул и начал рассказ. Он поведал все, на что только был способен. В конце концов, некоторыми вещами адепт не мог поделиться даже с теми, кто был ему дорог и близок.

Предсказание Древа Жизни навсегда останется с ним, как собственная тень. Собственный, персональный злой рок…

— Значит, чтобы покинуть аномалию, мы должны отыскать камень, на котором начертано какое-то слово, — Лэтэя повернулся к бескрайним просторам рек и озер, над которыми летали каменные острова и даже небольшие горы. — И искать мы будем во всех трех плоскостях. Под водой, на земле и в небе… Надеюсь, тысячи лет нам хватит…

— Может быть и меньше, — Хаджар поднял ладонь и расправил пальцы, позволяя Ветру пройти через них и полететь куда-то дальше, играясь среди новых для него простор. А может просто — «хорошо забытых». — Если я правильно понял, то это не слово, а… Слово.

— Одно из истинных?

— Скорее всего, — кивнул Хаджар. — в любом случае, нам лучше…

Он так и не договорил. Позади него, там, где рядом с городом в воздухе парил островок с небольшим прудом и двумя карпами, вдруг возник столп света.

Золотой и серебрянный, они смешивались в вихре силы и энергии. Столь могучей, что Хаджару с Лэтэей пришлось встать плечом к плечу и, выставив пред собой оружие, использовать лучшие защитные техники, чтобы не пострадать от частиц эха, вырывавшихся из недр столпа.

Когда же все стихло, то больше не было ни островка, ни пруда. Хаджар, по наитию, поднял голову к ночному небу и увидел как две бескрайние тени исчезают среди звезд, словно уплывают по их свету куда-то далеко, в одном лишь им ведомом направлении.

И, почему-то, Хаджар чувствовал, что это направление лежит не только за пределами аномалии, но, может, даже и Безымянного Мира. Будто у него вообще могли иметься какие-то границы…

— Нам лучше поскорее убраться отсюда, — Лэтэя указала ладонью на стену города. Там, на краю, закутанный в плащ, стоял Кань Дун и пристально взирал на них своими звериными глазами.

— Проклятье, — выругался Хаджар.

Он повернулся к Лэтэе и та сделала шаг назад. Он выхватила копье и уперла его основанием в землю.

— Я уже говорила тебе, Ветер Северных Долин, — её глаза сияли сталью и битвой. — мне не нужна твоя защита и опека.

— Высокое Небо, Лэтэя, — чуть ли не завыл Хаджар. — это называется работой в команде. Я его отвлеку, а ты начнешь поиски камня. Встретимся, когда получится.

— И как же ты меня найдешь?

— Ветер подскажет.

— А как я начну…

Хаджар, перебивая, указал на едва видимую взгляду тропу все того же ветра, открывшуюся позади Лэтэи.

Они переглянулись, после чего девушка очень нелицеприятно, недостойно наследницы одной из сорока семей Чужих Земель, выругалась и сделала шаг назад, исчезая среди поток ветра.

Весьма вовремя, потому как в следующее мгновение рядом с Хаджаром опустился Бессмертный. Его техника перемещения была так быстра и легка, что Хаджар даже не успел среагировать. Лишь кратким мгновением позже, он разорвал дистанцию и разрушил усилием воли вход на тропу.

Так что если Кань Дун не обладал Истинным Именем Ветра, вкупе с техникой медитации Пути Среди Облаков, то вряд ли смог бы последовать за Лэтэей.

— Техника путей? — в голосе обезьяна явно слышалось удивление. — Давно я уже не встречал кого-то, кто владел бы одной из техник Путей. Тем более — среди смертных.

Хаджар знал лучше, чем вдаваться в пространные обсуждения о знаниях, которые были ему не ведомы. Как и в случае с аномалией, Бессмертный мог скормить ему любую чушь, а Хаджар бы так и не узнал — правда это или нет.

Тем не менее, выставив перед собой меч, он встал на пути Кань Дуна, смотрящего в сторону, где исчезла тропа ветра.

— Но не очень подходит для битвы, да? — бессмертный говорил спокойно и буднично, будто ничего особенного не происходило. — Я чувствую на твоей душе отпечаток техники Шага Белой Молнии — очень подходящая для мечников. Странно, но мне казалось, что она утрачена в Мире Смертных… кто тебя ей обучил, мальчик? Та тень из павильона Дома Ярости Клинка?

Хаджар снова промолчал. Он не собирался рассказывать о своем прошлом тому, кому не доверял. Проклятье! В жизни получалось так, что и с тем, кому верил, он не мог разделить всей своей истории.

Кань Дун обходил его по кругу и задумчиво разглядывал, словно осматривал скульптуру.

— У тебя хорошая школа, юноша… очень хорошая. Разносторонняя. Но я почти не вижу влияния Ярости Клинка… Кто же тебя обучал путям Меча, что смог выковать столь необычного война? Я чувствую знания, не ведомые даже некоторым с моей родины.

Хаджар не знал, к кому относились эти слова. К Оруну или… или к Черному Генералу. Но его это и не волновало.

Проклятые интриги…

— Что вы ищите в этой аномалии, мудрец?

— Что я ищу? — Кань Дун улыбнулся, демонстрируя не человеческие клыки. — Не думаю, что у меня получится тебе объяснить, мальчик. Твой жизненный опыт сравним со взмахом крыла бабочки. И мне потребуется времени дольше, чем существует весь твой род, чтобы хотя бы просто начать объяснение.

На этот раз пришел черед Хаджара улыбаться.

— Вы будете удивлены.

— Удивлен? Мастер Ветер Северных Долин, я уже давно забыл, что такое настоящее удивление. Так что, позволь, чему я могу быть удивлен в беседе с простым смертным, пусть и таким занятным, как ты.

Хаджар взмахнул мечом.

— Тому, насколько долго существует мой род, — Хаджар призвал силу и закружил её в технике Меча Пути Ветра. — Бесконечный Ветер!

Впервые в своей жизни он начал битву с Бессмертным.