Глава 1524

Вода под ногами сражавшихся вспенилась, а затем выстрелила в небо черным потоком. Тот раскинулся в стороны ветвями монструозного дерева, а листья его стали брызгами воды, в каждой капле которых содержалась такая мощь энергии и столь глубокие и таинственные мистерии, что от одного взгляда на эту технику Хаджар ощутил удар по своей душе.

Он взмахнул мечом и использовал максимум терны, что только мог вытянуть из недр своих тел — физического и энергетического.

Птица Кецаль, взмахнув крылом, укрыла его под перьями с узором свившегося кольцами дракона. Тропа ветра утягивала его все дальше и дальше, на десятки километров прочь от Бессмертного, но его техника двигалась даже быстрее бегущего среди облаков адепта, облаченного в технику перемещения Шага Белой Молнии.

Какие-то капли падали на землю, оставляя на ней цветущие водяные деревья, раскалывающие твердь и пронзавшие землю на многие сотни метров в глубину.

Другие взмывали в небо рассекая его ударами странного копья, одновременно секущего и пронзающего. Они оставляли на белом полотне кучевых облаков глубокие борозды, чтобы затем исчезнуть во тьме незнакомых звезд.

Хаджар смог отбить несколько капель, куда больше — обогнать, но несколько пробились через его защиту и, коснувшись тела, буквально вырывали куски мяса, дробили кости и рассекали энергетические каналы и меридианы.

Впервые в своей жизни, Хаджар упал на тропу ветра. Из его израненного тела текла кровь, мерцая светом струящейся из энергетического тела энергии.

Кань Дун, крутанув оружие, вновь опустило его рядом с собой. Увы, он не умел ходить по Тропам, так что не имел возможности догнать беглеца.

Но душу грело то, что с исчезавшего среди облаков синего шлейфа ветра дождем проливалась кровь и энергия. Он смог достаточно сильно ранить Безумного Генерала, чтобы тот не представлял в ближайшее время угрозы.

— Достойно, — кивнул в знак признания Бессмертный. — для смертного Безымянной ступени, разумеется… интересно, откуда он знает про Дом Ярости Клинка?

С этими словами Кань Дун взмахнул рукой и на его плечи лег новый плащ, вновь скрывая истинное лицо Бессмертного из павильона Теней Ярких Светил.

Развернувшись, он шагнул и исчез в водяных брызгах. Это аномалия служила лучшей боевой площадкой для его техник, так что вряд ли ему вообще потребуется беспокоится о мастере Ветре Северных Долин и его спутнице Падающей Звезде, хотя…

Это странное ощущение от удара юноши. Словно… словно внутри присутствовало что-то иное. Что-то отличающее его терну от терны бессмертных более высоких ступеней Божественного Воителя.

Впрочем, наверное, это все из-за слишком долгих странствий по Чужим землям.

— Пора возвращаться домой…

* * *

Хрипя, едва передвигая ногами, Хаджар упал на теплую траву небольшого летающего островка.

— Проклятье! — воскликнула Лэтэя и едва успела подхватить друга до того, как тот упал бы головой об острый камень. — Что с тобой случилось?

Она уложила его холодное, но сорванный с собственных плеч плащ из волшебного шелка. Тот мгновенно окрасился алым.

— Б-был… н-на… р-раз-зведке, — с трудом Хаджар заставил двигаться синеющие губы.

— Великие Предки, — чуть ли не с ужасом выдохнула Лэтэя, когда рассекла ножом одежды Хаджара, более не способные выдержать даже давления простой, смертной стали. Все тело воина было изломано, в некоторых местах через срезанную плоть и мышцы проглядывали кости, в других — сломанные, они торчали наружу. — Как ты еще дышишь-то?!

Не теряя времени Лэтэя взмахнула рукой, позволяя всем запасам лекарственных и целительных средств явиться в реальность из пространственного артефакта.

— Будет больно, — нахмурилась принцесса.

— З-знаю.

— Очень больно, — она взяла в руки пропитанные мазями бинты и несколько пилюль.

— Зна-а-а-а-а…

Слово превратилось в крик, когда ловкие пальцы девушки закинули ему в рот несколько пилюль. А затем крик исчез, будучи заглушенным хрустом сраставшихся костей. Вновь разрывая плоть, они втягивались обратно внутрь тела, где с жутким треском соединились в единое целое.

В тех местах, где скелет восстановился, Лэтэя тут же накладывала бинты из волшебной ткани с мазями из редчайших ингредиентов — трав, ягод и кореньев.

Но, не останавливаясь на этом, шепча молитвы предкам, она выписывала кисточкой символы. Те вспыхивали и оставляли небольшие ожоги на теле Хаджара. Волшебные чернила и целительная магия — раньше Хаджар о таком только слышал.

— Может тебе лучше…

Видя, как ему протягивают микстуру со знакомым запахом, Хаджар лишь перевел взгляд из одной стороны в другу. У него не оставалось сил даже чтобы банально покачать головой.

Всего один удар… одна, наверняка даже не сильнейшая техника Бессмертного, ограниченного по силе ступенью Пикового Небесного Императора, едва не отправила его на суд к праотцам.

— Как хочешь, — пожала плечами Лэтэя и продолжила врачевать его физическое тело, не забывая зажигать благовония, чтобы постепенно восстанавливалось и энергетическое.

Хаджар лежал неподвижно и больше не издал ни единого звука. Ни вскрика, ни стона.

Он уже давно был знаком с болью. Стал с ней едва не ближе, чем когда-то с собственной женой. Боль сопровождала его с самого рождения. И не важно — рождения в этом мире или в другом.

Хаджар просто лежал и терпел, одновременно с этим погружаясь в тренировочный модуль нейросети и запуская там симуляцию боя с Кань Дуном. На текущей ступени развития, он мог проделывать подобное и внутри медитации, но плюс нейросети заключался в том, что сам Хаджар при этом мог оставаться в сознании.

* * *

Забинтованный, с кровоподтеками, похожий на сваренный баклажан, Хаджар сидел на камне, едва не ставшим его собственной гильотиной.

— Анализ, — произнес он, отдавая короткий приказ нейросети.

Хаджар посмотрел на небо. Вновь светили звезды, предвосхищая темную ночь, постепенно опускавшуюся на бесконечные реки и летающие острова.

— Проклятье! — выругалась Лэтэя.

Её крылья сложились за спиной, и она опустилась рядом с костром. Их остров кружил среди плотного потока кучевых, так что издалека они и сами выглядели, словно звезда в небе. А дым мгновенно терялся среди облаков.

— Ищут? — спросил Хаджар.

— Как минимум три поисковых группы, — Лэтэя вонзила копье в землю и вытянула ладони к костру. Ночи здесь были достаточно холодные, чтобы проморозить тела могущественных адептов. — Одна подобралась совсем близко.

— Ядовитый Дым?

Принцесса Звездного Дождя кивнула.

— Утром надо будет уходить, — Хаджар протянул палочку и поправил ей тлеющие углы, подняв целый сноп искр. Ему всегда нравилось смотреть в походный костер. Было в этом что-то… успокаивающее.

— Хорошо бы понимать куда.

Хаджар посмотрел на восток. Туда, где игрался среди облаков его старый и верный друг.

— Пойдем за ним, — кивнул он в сторону синего шелка ветров. — может что-то и отыщем.

— Если нас раньше не поймают псы Кань Дуна, — процедила Лэтэя. — Проклятье! И как они могли так легко поверить его словам.

— У них нет выбора, — пожал плечами Хаджар. — либо так, либо оказаться посреди смертельной аномалии в полной неизвестности, что делать дальше и как быть.

Лэтэя сперва сверкнула гневными очами, но затем утерла лицо ладонью и вновь потянулась к огню. Её дыхание выровнялось, а пальцы перестали дрожать.

— Я понимаю, — прошептала она. — просто… просто…

Просто не все приключения даются легко тем, кто почти не покидал отчего дома. А если и покидал, то чувствовал себя один из сильнейших и от того — свободнейших существ.

Лягушке всегда тяжело выбираться из колодца.

Хаджар хорошо это знал.

И потому сказал вслух совсем другое.

— Кань Дун представился, как Божественный воитель девятой ступени. Ты что-нибудь знаешь про это?

Лэтэя посмотрела на него, а затем обратно в костер.

— Это значит, что нам относительно повезло и еще есть шансы.