Глава 1531

То, что увидел Хаджар, не было чем-то помпезным или возвышенным. Более того, этот храм и вовсе можно было спутать с небольшой постройкой для верстовых. Чтобы немного отдохнуть в тени и напоить уставшего с пути коня.

Он стоял посреди небольшого парка. Щебетали птицы и летали бабочки. Невысокие деревья, плотно обнявшись ветвистыми кронами, берегли вершину столпа от прямых лучей знойного солнца.

Здесь было прохладно.

Журчала вода в небольших прудах. И отчего-то Хаджар вспомнил, как посетил когда-то подобное место в далеком оазисе Моря Песка под названием Курхадан. В месте, где началась история его жены — Аркемейи. И там же, где столь прочно связались их судьбы.

Хаджар аккуратно ступил на чуть заросшую, вымощенную песчаником тропу, ведущую к небольшой постройке из красного камня. Крыша, укрытая черепицей, стала пристанищем для нескольких гнезд и мха. Ставни ввалились внутрь, обнажая королевство паутины и её царей — пауков.

Заброшенный, старый храм. И все же, стоило Хаджару подойти ближе, как ярко вспыхнули символы, начертанные на входной двери. Они запылали энергией и магией, коим Хаджар не мог найти нужных слов для описания.

Хаджар мысленно отмахнулся от сообщения нейросети. Учитывая, что она черпала знания из его память и подсознания, то он и сам прекрасно понимал, что увидел перед собой одно лишь Высокое Небо ведает что.

— Ты вновь пришел, генерал.

Хаджар резко обернулся и выставил перед собой клинок, уже призывая терну и энергии. Но никакого перед собой так и не увидел. Причем это не было техникой сокрытия присутствия, ибо даже так — терна была способна засечь присутствие даже Бессмертного, если знать, что искать.

А Хаджар знал.

Но никого не находил.

— Кто ты такой? — спросил Хаджар.

Невидимый голос ответил не сразу.

— Странно, — внезапно протянул он уже совершенно с другой стороны. Хаджар резко развернулся и так не убрал клинка. — ты задаешь этот вопрос так, будто знаешь, кто ты такой.

Что же — уже только по одной этой фразе можно было судить о том, что ему вновь пришлось столкнуться с одним из Древних. Проклятье — такое впечатление, что жизнь специально подкидывала ему этих созданий, чтобы закалить не только тело и дух, но и разум.

Ибо даже минута общения с древними могла стоить иным потери рассудка. Смертные не должны общаться с вечными. Хадажр хорошо об этом знал.

— На твоем месте, — продолжил голос. — я бы сперва спросил: «кто я такой». А потом уже все остальное.

— Я знаю, кем являюсь, — отрезал Хаджар. — И знаю, зачем сюда пришел.

Голос засмеялся. Громко и звонко. Он распугал птиц. Те поднялись в небо и, взмахнув крыльями, унеслись куда-то к горизонту.

— Такие слова не скажет ни один великий мудрец, — отсмеявшись, произнес голос. — ибо лишь глупец может наивно полагать, что он знает, кто он такое и для чего и куда ступает.

Хаджар нахмурился. Будь здесь Эйнен, то островитянин обязательно бы воспользовался шансом и поупражнялся с невидимым собеседником в красноречии. Вот только Хаджар никогда не был силен ни в риторике, ни в философии. Последнюю он особенно не любил.

Может даже почти так же сильно, как и интриги.

— Я пришел сюда за камнем.

— Каким камнем? — тут же спросил голос.

Хаджар промолчал. Великий Предок — Белый Дракон, сказал что Хаджар сам поймет, когда увидит этот камень. Ибо там было начертано слово, которое Хаджар уже видел и знал.

Голос снова засмеялся.

— Вот видишь, генерал, ты, как и всегда, не знаешь, зачем пришел сюда. Как, впрочем, и всегда.

— Ты уже несколько раз сказал, что я приходил сюда прежде.

— Приходил, — Хаджар этого не видел, но чувствовал, что обладатель голос, тот, кто построил все это, согласно кивнул ему. — Как приходил уже тысячи тысяч раз. И придешь еще столько же.

— Я не понимаю…

— Не понимаешь, — повторил голос. — ты никогда не отличался особо острым разумом. Что же, тогда я задам вопрос, который задавал уже много раз. Когда ты поднимался сюда, то что видел перед собой?

— Лестницу.

— Какую лестницу, генерал.

Хаджар видел перед собой спираль. Спираль, которая заканчивалась огромным плато, пронзенным каменной иглой, дотягивающейся вплоть до самого начала. Как будто лестница заканчивалась, чтобы начаться вновь.

— Такова моя судьба, генерал. Твоя судьба. И судьба все этого лабиринта отражений.

— Отражения… я уже слышал об этом. Что ты имеешь ввиду, голос?

Хаджар, в последнее время, все чаще и чаще сталкивался с тем, что древние упоминали какие-то «отражения», но никто не стремился описать смысла сказанного.

— Но, думаю, на этом, как и всегда, наш разговор подходит к концу. Что же — спустя следующий поворот, новый я и новый ты вновь будем обсуждать то, что неведомо нам обоим.

***

Посреди бескрайнего травяного моря, на холме проснулся закутанный в плащ человек. Лица его не было видно, а из-под рваных хламид показывались цепи. Они звенели на ветру и в такт им качались до того седые, что уже побелевшие волосы.

За странным человеком неотрывно следила синекрылая птица. Она свила гнездо в подросшем дереве, укрывшем кронами камень, около которого и спал странный старик.

— Время пришло, да?

***

Он стоял около старого храма. Храма тому, кому молился тот, кто ходил по этим землям до того, как появились первые боги. До того как они спели свою песню и вдохнули жизнь в безжизненный мир. Еще до рождения эльфов и фейри. До пробуждения из камня первых гномов. До того, как первый волк пропел песню свободных охотников.

Моря еще не пробудили своих царей-наг, а небеса не стали пристанищем крылатых людей. И гиганты не бродили среди гор, а боги драконов не пришли из-за света далеких звезд.

Это был самый первый храм. Самого первого идущего.

— Я знал, что встречу тебя здесь, Враг Всего Сущего, — произнес голос.

Белые волосы качались на ветру, звенели его цепи.

— Значит это правда, — прошептал Безымянный. — столько эпох… столько тысяч лет, я отказывался в это верить…

— Как и всегда, Черный Генерал, — ответил ему невидимый голос. — ты никогда не слушал того, кто шепчет из-за Грани. Раз за разом запирая его во мраке безвременья, ты не внимал его шепоту. И так было и сей раз. Так будет и потом. Лишь на мгновение ухватив знание, ты…

Черный клинок вспыхнул еще до того, как отзвучали последние слова невидимого голоса. Он пронзил пустоту, а вместе с ней и говорившего. Тот не успел и вскрикнуть, как был мгновенно поглощен хищным мечом.

— Нет, — прошептал Враг. — ты ошибаешься… на этот раз я буду не один.

***

Когда Хаджар открыл глаза, то лежал внутри развалин старого храма. В своей руке он держал старый, покрытый мхом и паутиной камень.

На нем было начертано всего одно слово.

Хаджар понятия не имел какому языку принадлежали эти символы.

Но все же он смог их прочесть.

«Терна».

Проклятые интриги…