Глава 1534

— Ты и вправду безумен, генерал! — смеясь, закричал Кань Дун. — Ты ищешь смерти? Еще недавно я…

На мгновение бессмертной обезьяне из павильона Теней Ярких Светил показалось, будто он действительно столкнулся с кем-то из Дома Ярости Клинка. Будто один из их монстров, мечников, славных своей нерушимой волей и непоколебимой стойкостью, вышел против него на ристалище.

Но наваждение исчезло и Кань Дун увидел перед собой простого смертного. Окутанный силуэтом терны и мистерий, представших в образе расправившей крылья птицы Кецаль, Безумный Генерал за доли мгновения переместился на несколько километров и нанес сокрушительный, рубящий удар.

Его меч, в глазах Кань Дуна, поднялся сине-белой полосой до самого солнца, а затем опустился вниз. Волна ледяного ветра, внутри которого застыли силуэты бесчисленного множества мечей, обрушилась на Бессмертного.

Ведомый скорее инстинктами, чем здравым смыслом, он отдал мысленный приказ. Один из «Семи Сфер Золотого Лотоса» — тех золотых шаров, что парили у него за спиной, вылетел вперед и раскрылся непроницаемым бутоном цветка, встала на пути волны.

Лучший защитный артефакт, добытый в странствиях бессмертным, мог выдержать вплоть до…

— Невозможно! — воскликнул Кань Дун, когда волна ветра, пусть и не уничтожила одну из семи сфер, но смогла её рассечь. Ослабев до состояния, когда обезьяна просто отмахнулась от неё, перенаправив куда-то к горизонту — даже так она смогла оставить тонкую, едва заметную царапину на незащищенной доспехами ладони Кань Дуна.

Чтобы смертный ранил прошедшего испытание Небес и Земли? О таком можно было услышать лишь в легендах и трактирных песнях пьяных бардов, потому что у трезвого не нашлось бы наглости спеть о такой глупости.

— Да кем ты себя возомнил?! — взревел Кань Дун и речной дракон взвился с его копья и понесся в сторону Безумного Генерала.

Звездная Вспышка на этот раз пусть и не нанесла Хаджару физических и энергетических ран, но на мгновение ввела его в ступор. Он не мог ни поднять меча, ни даже призвать своих энергий — хоть это и было бесполезно. Откуда-то он знал, что бессмертный может с легкостью использовать его энергию против него самого же.

— Я прикрою! — прозвучал знакомый голос и белоснежный звездный свет, разделяясь на тысячи нитей, обвил речного дракона.

Тварь, размерами со всю небесную лестницу, взвилась, пытаясь скинуть оковы мистерий и терны Лэтэи, но у неё не получилось.

Глаза Кань Дуна расширились еще сильнее — пусть это и казалось невозможным. Он еще мог понять, что Безумный Генерал, прославленный во множествах песнях и сражающийся с самого своего рождения, может иметь какие-то козыри в рукаве, но почему…

Почему тогда он ощущал сравнимое эхо чего-то древнего, могучего и… небесного, исходящего от простой девчонки младшей семьи Чужих Земель.

Воительница Падающая Звезда, воскликнув и раскрыв крылья своей брони, вонзила копье в землю. Одновременно с этим нити звездного света, опутавшие технику Кань Дуна, сомкнулись в единый столп света. И если бы Бессмертный не разомкнул свой союз с техникой, то, видит Вечность — его бы, несомненно, ранило.

Уже второй смертный, способный ранить Бессмертного?

— Истинный Бесконечный Ветер!

Трескающейся мир на мгновение застыл. А затем ударили боевые барабаны, вопреки законам мироздания — предшествуя молнии в форме исполинского меча. Представ в форме клюва птицы, чье тело — безумный вихрь штормового ветра, техника обрушилась на Кань Дуна.

— Да кто вы такие?! — закричал Бессмертный.

Лишенный действиями Лэтэи возможности применить технику, он вновь отправил в полет золотые сферы. Только на этот раз, чувствуя мощь техники простого смертного он использовал сразу два шара. Те, сливаясь воедино, распахнулись куда более плотным и масштабным лотосом, чем предыдущий.

Но даже так — они смогли лишь задержать и частично поглотить технику смертного, но не полностью её разрушить. И вся та мощь, что содержалась в ней, хлынула в реальность потоками режущего ветра.

Раскручивая копье-клинок, Кань Дун неустанно отбивал один поток за другим, прекрасно понимая, что будь на его месте любой иной пиковый Небесный Император — от него бы не осталось и следа и не важно, сколь сильными защитными артефактами тот бы обладал.

Что за монстр… что за монстр стоял перед ним?

— Река Купающихся Звезд!

На мгновение Кань Дуну показалось, что в расколотой аномалии пропал сам свет, но — на самом деле все было как раз-таки наоборот. Света оказалось так много, что он ослеплял, затмевая собой любую непроглядную тьму. И если бы в этой технике не содержалось бы толики энергии речной воды, Кань Дун не был уверен, что смог бы своими силами, без доспехов, противостоять ей.

Взмахнув рукой и выставив перед собой копье, он сперва поглотил смертную энергию речных вод, добавив ею к своей, а затем, встретив перед собой яркие вспышки звездных копий, отразил каждое из них.

С одним или… двумя монстрами он сражался?!

Обезьяна выстрелила копьем-клинком во множестве выпадов, слившихся воедино и породивших десятки лепестков лотоса. Каждое из таких — размером с целое облако, несло в себе всю сокрушительную силу оружия бессмертного.

Лэтэя, отступая, использовала одну защитную технику за другой. Терна и звездные мистерии сверкали в её белоснежном копье, но даже так — она могли лишь защищаться в надежде, что у Кань Дуна найдутся дела куда более важные, чем попытка уничтожить одного из противников.

И они нашлись

Хаджар, переместившись вплотную к Кань Дуну, взмахнул клинком, окутанным синим маревом ревущего бурей ветра. Будто он заключил всю силу техники Бесконечного Ветра в своем мече — не позволяя ей сорваться в полет и от того делая еще мощнее.

От его секущего удара сорвался силуэт плывущего по ветрам Кецаля, унесшегося куда-то к горизонту. Кань Дуну действительно пришлось разорвать связь с техникой, почти уничтожившей Лэтэи и сойтись в ближнем бою с простым смертным.

Простым смертным, который не уступал ему — пусть и раненному, но Бессмертному, в скорости и силе ударов.

Хаджар, пригнувшись под копьем-клинком, подсек противника по ногам, а затем, ударив еще падающего плечом и оттолкнув от себя, выстрелил мечом в стремительном выпаде.

Находясь в воздухе, Кань Дун выставил перед собой древко, ощущая, что по оружию пришелся удар достойный слуги Дома Ярости Клинков.

— Да что за…

Отлетая едва не на километр, он затормозил в воздухе своей волей и энергией, после чего оттолкнулся от разрушающегося пространства и уже сам полетел в выпаде. Его окутывали речные потоки, представая в образе распускавшихся цветов.

— Умри! — закричал он то ли от гнева, то ли от… страха.

Хаджар же, будто какой-то не свой… потусторонний, стоял прямо. Заложив меч за спину, он не принимал никаких боевых стоек. Его одежды трепались на ветру, а волосы развевались белоснежной метелью.

Когда удар Кань Дуна уже почти его настиг, он внезапно развернулся на пятках и, сгибая руку в локте, нанес мощный удар по древку копья.

Вся мощь удара, представ в образе реки, заполненной лотосами, унеслась в небо, а Кань Дун с неверием смотрел на небольшую трещину, разошедшуюся по его оружию в месте удара.

Закричав что-то на родном языке, он высвободил оставшиеся золотые сферы. Те на этот раз приняли очертания широких кувшинок и оттолкнули Лэтэю с Хадажаром на самый край лестницы — на тот остров, где застыла погибающая от душевных ран Эйте.

— Я не знаю, откуда вы взяли эту силу, — Кань Дун выпрямился и взялся за оружие двумя руками. — но я лучше отдам сокровище бездне, чем сам отправлюсь туда же.

С этими словами он высвободил всю энергию и силу, какие только мог собрать в таком состоянии.