Глава 1537

— Хаджар! — возглас Лэтэи вытянул его из медитации и вернул обратно в реальность. — Посмотри! Все картины, что я видела прежде, врали!

Отодвинув штору, Хаджар выбрался наружу и…

Он видел множество городов. От небольших приграничных фортовых построек Северных Королевств, до величественных строений древних Империй. Он бывал и в городах гномов, драконов и даже демонов. Видел издали крыши Тир’на’Ног — города, который и вовсе многими воспринимается не более, чем миф.

Но ничто из вышеперечисленного не шло ни в какое сравнение с тем, что открылось взору Хаджара. Он увидел перед собой город не только невероятных размеров, но и немыслимой красоты.

Здесь купола поднимались к самим облакам, а дворцы росли буквально друг на друге — такую иллюзию рождали холмы, вокруг которых вились жилые кварталы. Многоэтажные, каменные дома немыслимых конструкций и форм, буквально поджимали друг друга, наслаиваясь красными крышами друг на друга и создавая впечатление, будто они и вовсе — единая конструкция.

Множество прекрасных статуй и обелисков служили центром оживленных площадей, широких проспектов и длинных, извилистых улиц.

Где-то играли уличные музыканты, чуть дальше выступал бродячий цирк. Заведения, все еще не убрав с улицы террасы и столики, зазывали гостей, демонстрируя все изыски кулинарии, на которые только был способен повар Чужих Земель.

Все это Хаджар увидел сквозь удивительные врата в крепостной стене. Не очень высокой, не такой уж широкой, но достаточной, чтобы служить увесистым аргументом в вопросе обороны города. Что же касательно самих врат — они поднимались во всю высоту стены.

Две металлические створки, высотой в двадцать метров, были открыты нараспашку. Стражи спокойно пропускали горожан и визитеров, не взимая с них ни «монеты» пошлины. Они действительно не брали мзды. Ни в виде волшебных драгоценных металлов, ни в виде капель эссенции.

— Здесь нет полей, — вдруг заметил Хаджар.

— Конечно, мастер, — к их дилижансу подошел Аль’Машухсан. Он жестами отдавал какие-то приказы своим людям и сопровождал головную часть каравана. — Лецкеты придерживаются мнения, что все, что нельзя произвести собственными руками, лучше купить.

— Не самая прозорливая тактика на случай длительной осады, — покачала головой Лэтэя.

— Склады города могут кормить сто тысяч человек на протяжении десяти лет, — немного снисходительно улыбнулся Аль’Машухсан. — тем более, у нас есть верные стражи, которые доставят множество неприятностей даже самому могучему из врагов.

С этими словами пустынник указал на восточную часть стены. Хаджару сперва показалось, что он увидел какой-то мираж или тень от облака, на миг закрывшего солнце. Но стоило ему присмотреться, и он понял, что Лецкеты не ограничивались разведением Пожирающих Облака Мулов.

Чтобы это ни была за тварь — но, во-первых, она, в холке, была даже выше крепостной стены, а во-вторых — явно не такая миролюбивая, как огромный мул. На это недвусмысленно намекали костяной панцирь с длинными шипами, хищный внешний вид гиены, которой шерсть заменяли чешуйчатые пластины и бугрящиеся под ними мышцы. Длинные когти на лапах — по размерам превышавшие копье Лэтэи и клыки, способные стать причиной редких кошмаров.

Всего таких тварей Хаджар насчитал пять штук. И они неустанно кружили вокруг стен, взирая на мир спокойным взглядом своих восьми глаз, способных разом охватить сразу все стороны света.

— Это искусственно выращенные Дикие Боги, — пояснил Аль’Машухсан. — секрет семье Лецкет.

— Но разве Дикие Боги не являются индивидуальными экземплярами? — удивилась Лэтэя. — И, вроде, они безумны и живут не очень долго.

— Ну, — пустынник поправил тюрбан и взялся за рукоять длинной, широкой сабли. Видимо близость к подобным монстрам не особо радовала даже привычного к ним человека. — я же говорю — искусственные. Они ближе к химерам, чем к диким монстрам. Но по силе действительно равны Диким Богам. Что же до срока жизни — каждый раз, когда я сюда приезжаю, а это примерно раз в четверть века, то твари всегда новые. Об остальном не спрашивайте — я не знаю. Да и вряд ли знает кто-то, кроме верхушки их семьи.

В отличии от Эйте, Аль’Машухсан не использовал личных местоимений в разговоре про семью торговцев. Сразу становилось понятно, что он лишь работает на них, но не более того.

Путь до самих врат занял у каравана еще несколько часов. И все это время Хаджар казалось, что несколько пар глаз зверей были неотрывно прикованы именно к нему.

Он чувствовал себя неуютно, но страха не испытывал. Был уверен, что в случае необходимости, сможет сбежать от них по тропе ветра. Существа, пусть и выглядели могучими и быстрыми, но не обладали той же… густотой природной энергии, что и живорожденные Дикие Боги.

Может, если бы не подсказка Аль’Машухсана, то Хаджар бы этого и не обнаружил, но теперь-то он знал, что и где искать.

Вскоре они подъехали к воротам, где, в компании стражников, скучал юноша лет двадцати. Его молодость выдавала не внешность, так как среди адептов легко можно было спутать старца с юнцом, ибо оба обладали возможностью выглядеть одинаково, а энергетическое тело.

Молодое дарование пиковой стадии Безымянной ступени со светом терны внутри. Один этот факт мгновенно подтвердил теорию Хаджара о том, что главенствующие в Чужих Землях семьи обладали более глубокими знаниями о терне, нежели те, кому не повезло задержаться в нижней двадцатке.

— Артеус Лецкет! — помахала ему рукой Лэтэя. — Рада снова тебя видеть.

— Лэтэя, Падающая Звезда, — широко улыбнулся юноша.

Учитывая его возраст и ступень развития, то, скорее всего, эти двое сталкивались на местном Турнире. Ну, видимо, успели подружиться, раз уж не тянулись к оружию и не стремились прибить друг друга. Кстати, что удивительно, оружия у Артеуса Хаджар так и не заметил.

— Прошу прощения, Аль’Машухсан, — чуть склонил голову юноша. — мы получили ваше донесение и… не будете ли вы против, если я заберу наших дорогих гостей?

Пустынник поклонился едва ли не в пояс. Причем искренне, а не из-за буквы закона о гостеприимства. Чувствовались глубокое уважение и симпатия к юноше.

— Конечно, молодой господин.

— Замечательно! — улыбнулся юноша.

Высокий, стройный, он не выглядел воином. В своих простых, но добротных одеждах и с несколькими кольцами на пальцах, с длинными волосами, собранными в пучок, нежной кожей, не тронутой лучами солнца.

Не надо было быть гением, чтобы догадаться, что Артеус Лецкет принадлежал числу ученых. И, может, тот факт, что Хаджар не наблюдал у него оружия, говорил о том, что это был тот редкий случай, когда на пике Пути Развития он повстречал мага.

Их здесь водилось даже куда меньше, чем лучников. Слишком сложно; требуется огромное количество ресурсов и, чего греха таить, весьма острый и быстрый разум.

К примеру — Хаджар бы никогда не смог стать магом. И он трезво понимал, что дело вовсе не в ограниченном доступе к ресурсам…

Артеус подошел к дилижансу и протянул ладонь. Лэтэя благодарно приняла галантную помощь и, сойдя с козлов, на мгновение крепко обняла юношу. После чего тот повернулся к спрыгнувшему на землю Хаджару. Кто бы знал, насколько последний был рад оказаться на твердой земле, стоя на своих собственных ногах.

Терпеть не мог транспорт…

— Мастер Ветер Северных Долин, — так же искренне, как недавно Аль’Машухсан, поклонился Артеус. — для меня честь с вами встретиться. Без ложной скромности смею заверить, что слышал все песни и баллады о ваших странствиях.

— И большую часть написал сам, — прыснула в ладонь Лэтэя.

Глаза Хаджара чуть расширились от удивления.

Неужели он настолько промахнулся в своих догадках.

— Ты бард?