Глава 1539

— Это славная история, — Аглен опустил на стол пиалу с ароматным чаем. — Я благодарен тебе, мастер Ветер Северных Долин, что ты проделал столь длинный путь, чтобы выполнить последнее желание моей дочери.

Хаджар украдкой переглянулся с Лэтэей. Та тоже выглядела обеспокоенной происходящим. Нет, мир боевых искусств был разнообразен так же, как и любая другая система. В любом городе путник мог найти квартал себе по душе — так же и в случае с адептами.

Но еще никогда прежде, ни в армии, ни среди наемников или странников, Хаджар не встречал половой сегрегации. И исключением, что удивительно, стали именно Чужие Земли.

Они сидели в просторном помещении, украшенном волшебным янтарем и другими камнями. Массивные колонны подпирали высокий, круглый свод с изображенными на нем нимфами, исписанными лучшими красками. Магия в них заставляли нимф слегка шевелиться, то обнажая, то прикрывая соблазнительные тела.

За окнами высокого дворца стелился сам город — такой оживленный, большой и, резко контрастирующий своей свободой с замкнутыми пространствами обители Лецкет.

— Принцесса Звездного Дождя так же принимала участие в этом приключении, — произнес Хаджар. — она в одиночку сдерж…

— Разумеется, разумеется, — натянуто улыбнулся Аглен, при этом даже не посмотрев в сторону Лэтэи.

Стоило только им зайти сюда, как к девушке подошли слуги клана. Четыре молодые девушки, одетые так, чтобы максимально скрыть свою женственность. Хаджар даже сперва не понял, что это и вовсе были представительницы прекрасного пола.

И, самое удивительное, они попытались увести Лэтэю в… женское крыло. Даже в варварских королевствах, где о социальном прогрессе никто ничего не слышал, давно уже не было «женских крыльев» в домах или дворцах.

Очень сложно разделять мужчин и женщин, когда путь развития ставит между ними знак равенства. Да, на пике лестницы боевых искусств женщин действительно встречалось в разы меньше, чем представителей сильного пола, но тем не менее…

Благо, что принцесса Звездного Дождя, в силу своей воспитанности, просто свела все на шутку и спокойно отправилась следом за Хаджаром, Агленом и остальными. Сам же глава Лецкетов, хоть оказался и не рад подобному ходу вещей, но не мог нарушить законы гостеприимства.

Как бы странно его клан не относился к своим женщинам — Лэтэя являлась гостем.

А вот окажись здесь Иция… Хаджар даже не хотел представлять, что устроила бы воительница-наемница, если бы кто-то посмел хотя бы просто предложить ей подобное.

— Выпьем во славу имени моей дочери, — Аглен поднял пиалу со… все тем же чаем. Он даже не думал, в угоду традициям, менять напиток на горячительное. — Да будут милостивы к ней праотцы.

— Да будут милостивы к ней праотцы, — произнес еще десяток представителей клана. Старцы и воины, сидящие по обе стороны вытянутого стола, возглавляемого Агленом.

Хаджар, дождавшись пока все осушат пиалы, поднял свою флягу и качнув содержимым, произнес:

— И пусть ей поют матери наших матерей, — после чего глотнул наемнической браги.

Все, включая Лэтэю, уставились на него так, будто он только что плюнул в лицо Аглену, станцевал голышом в спальне хозяев дворца, после чего опорожнился на гобелен с их родовым древом, но Хаджару было плевать.

Он служил под началом Лунной Лин — самого умелого, отважного и достойного генерала, которого он встречал на своем пути. И, видят Вечерние Звезды, если бы не жертва Эйте Лецкет, то он не был уверен, что смог бы покинуть аномалию вместе с Лэтэей.

Один — скорее всего, но…

Они проделали этот крюк не для того, чтобы память о славном воине попирали из-за каких-то глупых предубеждений.

Южане…

— Люди с севера всегда восхищали меня своей прямотой, — Аглену хватило жизненного опыта и политической хватки, чтобы, как и Лэтэя прежде, перевести все в шутку. — разумеется, вы бы хотели, чтобы путь моей дочери сопровождался песнями и танцами.

Глава клана, по одной лишь ему понятной причине, рассмеялся и вскоре хохот поддержали и остальные. Хаджар с Лэтэей только переглянулись. Во взглядах обоих читалось, что свою обязанность долга чести они выполнили, поведали историю о свершениях Эйте и теперь могут вернуться к своим собственным делам.

Хаджар предпочел бы, чтобы раскланялась с Агленом именно Лэтэя, но одно дело напомнить о благоразумии тем, кто по непонятной причине решил вернуться в столь далекое прошлое, что о нем даже сама история не помнила и, совсем другое — сознательно идти на оскорбление хозяина дома.

Со своим уставом в чужой дворец не заходят и законы гостеприимства работали в обе стороны.

Хаджар поднялся с низкого стула.

— Мы, с моим другом, благодарны за ваше гостеприимство, достопочтенный глава дома Лецкет, — он глубоко, как того требовали неписанные и, от того, самые непреложные законы, поклонился.

После чего, выпрямившись, остался стоять на месте. По правилам, действующим как в Лидусе, так и в Чужих Землях, да и, как подозревал Хаджар — в стране Бессмертных, мире демонов или фейри, даже на Седьмом Небе, теперь должен был встать и поклониться сам хозяин.

Аглен же не спешил.

Он спокойно попивал свой чай и не сводил взора с Хаджара. Тот, держа ладони показательно далеко от перевязи с ножнами, мысленно разбирал ситуацию. Всего за столом сидело семь Небесных Императоров со светом терны и еще четыре Безымянных разных стадий, так же со светом терны — видимо вся верхушка клана.

Что же, стоит отдать должное, им хватило достоинства проводить имя Эйте с полными почестями. Пусть и в таком странном… виде.

— Не спешите, мастер Ветер Северных Долин, — Аглен отпил чая и поставил пиалу на стол. — В том, что прославленный воин ближнего севера прибыл в наш город в такой ответственный момент, я вижу волю провидения. А вы?

Какое-то время они играли в гляделки, после чего Хаджар вернулся обратно за стол.

Законы гостеприимства…

Они бы с Лэтэей, воспользовавшись несколькими артефактами, смогли бы сбежать отсюда, но какая бы молва пошла после этого по Чужим Землям? Что Безумный Генерал не чтит древних укладов и потому вести с ним дела — хуже, чем с животным?

Такого Хаджар допустить не мог. Слишком много в плане Абрахама было завязано на его репутацию.

— Вы сказали — ближнего севера, — Хаджар положил ладони на стол. — значит речь пойдет о…

— Прошу простить меня за грубость, — Аглен откинулся на спинку стула. В его глазах сквозила насмешка. — я опережу ваш вопрос. В распоряжении моего клана оказался небольшой свиток, хранящий несколько историй о дальнем севере… Настоящем Севере.

— Насколько мне известно, достопочтенный глава — все истории о Севере — не более, чем сказки. Кто бы не отправлялся туда в странствия, никогда не возвращался. А если и возвращался, то в виде бездыханного тела и топлива для погребальных костров.

— Разумеется, — кивнул Аглен. — мы все слышали эти истории, — адепты за столом одобрительно загудели. — но свиток, который мы получили, рассказывает другую историю. Он рассказывает о человеке, который покинул Север и спустился сюда — в равнины, чтобы жить здесь в мире и покое.

— Коренной житель Севера? — уточнил Хаджар.

— Именно, мастер Ветер Северных Долин, — Аглен произнес это с легкой ноткой иронии. — Я понимаю, как это может звучать для вас. Сумасшедший богатей уже не знает куда ему деть свои деньги и хочет снарядить экспедицию в погоне за мифом, но… что, если это не миф? Что если в вправду мы сможем найти путь на Север. Это… это, по меньшей мере, достойно очередной баллады о подвигах Безумного Генерала.

Понятно, что вместо заминки, Аглен хотел сказать о новых богатствах, которые вознесут клан Лецкет на небывалую высоту. Подумать только — лишь им одним будет известен путь на Север — край всего мира смертных.

И при этом глава торгового дома полагал, что Хаджара волновала лишь его слава и имя.

Они с Лэтэей опять переглянулись. За это время они достаточно успели понять друг друга, чтобы общаться взглядом.

— Это ловушка, — светилось в глазах принцессы.

— Безусловно.

— Значит, мы…

— Какова наша оплата? — неожиданно Хаджар повернулся обратно к Аглену.

— О-оплата? — даже несколько опешил глава клана.

— Разумеется, — Хаджар позволил себе немного скопировать недавние интонации главы Лецкет. Некоторые из сидящих за столом опустили руки к оружию, но вовремя остановились от неуместной попытки. Все они прекрасно понимали, что дутая слава и Ветер Северных Долин — не одно и тоже. И то, что перед ними сидел обычный Безымянный еще ни о чем не говорило. — У нас нет никакого интереса в вашем предприятия, глава клана. Так что мы примем участие в этой экспедиции только в том случае, если оплата будет достойна. Иначе нам нет никакого резона откладывать наши собственные дела.

— Не сомневайтесь, — Аглен немного отпил чая. В этот момент он выглядел будто ядовитая змея перед броском. — Оплата будет достойна имени Лецкет, но сперва я должен убедиться в ваших способностях, так что… как вы смотрите на небольшой учебный спарринг с моим старшим сыном?

Из-за стола поднялся молодой мужчина с изогнутыми, парными мечами на поясе.

— Скажем, используя лишь свой стиль?

Улыбка на лице Аглена стала еще шире, а Хаджар мысленно выругался.

Главами крупных торговых домов просто так не становятся. И Лецкет действительно расставил ловушку. Вот только не одну, а сразу несколько. И в одну из таких Хадажр не просто вляпался, а прыгнул с самого разбега.

Проклятье…