Глава 1541

Хаджар играл на струнах Ронг’Жа. Перебирал пальцами натянутые до звона, металлические нити, зажимая то один лад, то другой. Он делал это легко, не задумываясь, не разделяя свои движения и мелодию. Иногда ему даже казалось, что с музыкальными инструментом он управлялся лучше, чем с мечом.

Все же, еще до того, как верный и преданный клинок оказался в его ножнах — Хаджар выживал только благодаря старенькому, потрепанному Ронг’Жа. Он уже не помнил, сколько раз менял колки, сколько струн сорвал с базы, и сколько раз латал саму базу.

— Лэтэя, — вдруг произнес он.

Девушка очнулась из глубокой медитации и, сменив позу лотоса на обычную, посмотрела на восток. Солнце еще лишь едва-едва коснулось нежными пальцами смуглого неба, заливая его мягкими, розовыми красками. Она поправила волосы и протянула ладонь, позволяя свету звезд собраться на кончиках пальцев и вспыхнуть ночным светом.

Лэтэя словно приветствовала солнце, а то будто отвечало ей. Маленький ритуал, который девушка проводила с самого детства — сама не зная почему.

— Ты никогда не задумывалась, — Хаджар смотрел на свой старый, потрепанный инструмент. — если я каждый раз чиню Ронг’Жа, то… в какой момент я начну играть на новом инструменте, а старый умрет?

Он провел ладонью по шероховатой базе. Сколько раз он чинил своего старого напарника и верного спутника на столь длинных и далеких тропах Безымянного Мира.

Они начали свой путь еще до того, как он узнал, что судьба наградила его братом и другом, и продолжил после того, как та же судьба отобрала возлюбленную и не рожденного ребенка.

— Знаешь, — Лэтэя заправила выбившуюся прядь волос за ухо. — мне почему-то кажется, что ты уже задавал мне этот вопрос. Когда-то очень давно… как если бы я слышала его во сне.

— Да, — протянул прославленный генерал, бегущий от своего собственного имени. — мне тоже так кажется. Словно я уже спрашивал это. Очень давно…

Они какое-то время вместе смотрели на небо, будто пытались найти забытые воспоминания о покрытых туманом прошлого сновидениях, где уже слышали подобные слова и ощущали те же душевные порывы. Это, как если бы чувство дежавю вызвало смутные догадки о таком же, но чуть более старом чувстве дежавю.

А может они просто устали с дороги.

— Ты ведь спрашиваешь не о Ронг’Жа, да?

Хаджар посмотрел на девушку. Её золотые волосы струились среди лучей рассветного солнца. Они немного мерцали, как если бы небесное светило, вдруг обретя личность и чувство, заботливо и любя их перебирало.

Лэтэя коснулась мерцания и то тут же исчезло. Она посмотрела на ладонь и на миг в её глазах отразилась та же душевная тоска, что иногда Хаджар замечал на озерной глади. Там, где отражались его собственные глаза.

— Не о Ронг’Жа, — закончив песню, он отложил инструмент в сторону. Он протянул ладонь к солнцу. — Я уже забыл, что такое — сон, потому что иначе будет плохо. Или что такое — бояться порезаться ножом, когда режешь хлеб. Хлеб… из муки. Теплый и чуть сладковатый. Теперь я могу лишь мечтать об этом вкусе. И это только…

— Только вершина твоих воспоминаний, — закончила за него Лэтэя. Она чуть улыбнулась и, пододвинувшись к нему, положила голову на плечо. Так они и сидели, вместе наблюдая за рассветом. — Ты напоминаешь мне Кассия. Он тоже родился смертным и, в часы, когда болели его военные раны, задавался тем же вопросом. Если он прошел через такое количество битв, если каждый раз его тело перерождалось на пути развития, если крепла его душа и энергетическое тело, то… что осталось от Кассия, рожденного его матерью и отцом. Так он спрашивал у южных ветров, надеясь на ответы.

— Матери наших матерей учат, что южные ветра не всегда бывают искренне, — улыбнулся Хаджар.

— Да, но они мудры, — ответила тем же Лэтэя.

Мудры… Хаджар помнил одного из самых и преданных людей, которых встречал на своем пути. Мастер Южный Ветер. Остался ли он тем же, кто отправился в Море Песка, или за принцем вернулся уже кто-то другой. Но ведь, все же, вернулся…

— Ты знаешь, Хаджар, я видела тебя в разных ситуациях. В битвах с противниками всех мастей. Но ни разу я не ощущала, чтобы от тебя исходила ненависть. Даже к Кань Дуну. Ни разу я не помню слепого гнева в твоих глазах или черной ненависти и злобы в твоей душе.

Хаджар промолчал. Он помнил иначе. Он помнил, как каждый его шаг был пропитан злобой. Каждый взмах меча — источал ненависть. И, не вняв словам мудрой тигрицы, он едва не сгорел в этом пламени. Но даже после этого, ступая по земле праотцов и матерей его матерей, он все еще испытывал их — и ненависть, и гнев.

— Я бы хотел, чтобы это была правда, — прошептал он, — но…

— Со стороны всегда виднее, Хаджар Дархан, Безумный Генерал, — перебила Лэтэя. — не знаю, что начертано в свитке твоей судьбы, но это — все еще твой свиток. Не важно, сколько тел ты сменишь, какого цвета твои волосы, что за одежды ты носишь или какой меч держишь, только встретив тебя, я будто повстречала родственную душу. Старого друга. Забытого брата. Близкого мне человека. И я знаю — ты чувствуешь то же самое.

Хаджар снова промолчал. Он был уже далеко не молод, чтобы слепо верить своему сердцу. Слишком часто оно обманывало его.

— И я всегда хотела спросить — почему?

— Почему… что? — не понял Хаджар.

— Почему ты не испытываешь ненависти? Даже к Аглену… даже к Кань Дуну, — Лэтэя повернулась к нему. Её глубокие глаза цвета ночного неба, искрящегося разноцветными звездами, заглядывали ему глубоко в душу. — Ты преисполнен не ненависти, а… жалости. И каждый раз, когда твой меч проливает кровь, она выглядит иначе, чем у других. Будто твой меч… роняет слезы.

Хаджар отвернулся. Он смотрел на восток. Туда, где поднималось солнце. Его рука сама собой накрыла обручальный браслет, а в груди стало больно, так невыносимо больно, что ни один удар меча, клинка, копья, стрелы, топора, молота или кулака не мог сравниться с этой болью.

Хаджар предпочел бы, чтобы его пронзили тысячи оружий, но только не это чувство. Но оно его так и не покидало. Все эти годы. И все эти странствия.

— Как можно ненавидеть тех, кто слаб? — произнес он. — так однажды сказал… сказало существо. Из очень старых легенд.

— Легенд? Ты о ком.

Хаджар отнял руку от груди. Он так и не смог ответить на этот вопрос. Он не смог признать, что, как некогда Черный Генерал, так теперь и он — испытывал к своим противникам, врагам и тем, кто сбился с пути, лишь жалость, но не ненависть.

Примус, Солнцеликий, Морган Бесстрашный, Чин’Аме… он испытывал к ним лишь жалость и сожаление. Каждый из них, в своей собственной истории, был героем. Спасителем и освободителем. И для каждого из них Хаджар Дархан стал монстром и злодеем, отобравшим или уничтожившим все, что было ценно.

И единственная разница, что Хаджар — общий для них всех враг, был все еще жив.

Если бы Хаджар пал, то стал бы очередным, поверженным монстром в чьей-то героической истории, а пока он жил — все было наоборот.

Так как можно испытывать ненависть? Ненависть к собственным, кривым отражениям в разбитых зеркалах мира боевых искусств.

— Иногда я думаю, а когда и мне повстречается тот герой, для которого я останусь лишь монстром, желающим разрушить все, что дорого, — прошептал Хаджар.

— Монстром? — переспросила Лэтэя. — Ты никогда не был монстром, генерал.

Хаджар лишь улыбнулся. Чуть печальнее, чем того хотел.

— Пойдем, друг мой, — он поцеловал её в волосы и поднялся на ноги. — солнце уже высоко. И, быть может, если праотцы услышат наши слова, то сегодня мне не придется никого убивать. Потому что, видит Высокое Небо, я устал от бессмысленных смертей.

***

Среди бесконечных трав, на холме, около камня, сидел старец, закутанный в рваный плащ из лоскутов тьмы.

— Ты никогда не был монстром, генерал, — звучали эхом слова, сказанные другом перед тем, как длань Яшмового Императора пронзила её грудь.

— Ты всегда была ко мне добра, — произнес хриплый, почти лишенный сил, голос. — и это тебя погубило тогда… погубит и сейчас.