Глава 1545

— Признаться, я ожидал совсем иного исхода.

Вместе с Лэтэей, несколькими старейшинами клана и самим Агленом, они сидели в расставленном в полях шатре. Но, все же, достаточно близко, чтобы через трепыхавшийся занавеси на входе можно было различить фигуры монструозных тварей, патрулирующих стены города.

— Вы хотели нас подставить! — не сдержалась Лэтэя, но её сложно было в этом винить — горячая, юная кровь.

Хаджар помнил себя в этом возрасте и то, сколько ошибок он наделал в жизни лишь потому, что ему не доставало выдержки и опыта.

— Миледи, — с легкой ноткой насмешки, произнес Аглен. Его поддержали ухмылками и старейшины. — нельзя винить скорпиона за то, что тот убил жабу. Такова его натура. Таков замысел природы и богов.

Старейшины согласно закивали, а несколько воинов отсалютовали Аглену бокалами дорого, терпкого вина. Для торговцев было нормально разыграть партию на грани фола, в надежде, что если получится, они получат богатый выигрыш.

Но, все же, не стоило забывать, что в конце истории:

— Скорпион утонул.

— Прошу прощения, мастер?

— В конце притчи, — напомнил Хаджар, потягивая из фляги простую брагу странников. — скорпион, убивший, перевозившую его жабу, тоже утонул.

Улыбка Аглена искривилась и стала выглядеть чуть более угрюмой.

— Ваша правда, генерал, — чуть приподнял бокал Лецкет. — но, все же, вы сидите здесь, со мной, и обсуждаете предстоящую авантюру. Вы ведь не покинули нас сразу после сражения, хотя имели для этого все мотивы и возможности.

Хаджар промолчал. Именно поэтому он и не любил торговцев. Ведя с ними дела, ты, даже при самых лучших раскладах, чувствовал себя обманутым.

— Я заинтересован в любой информации, касательно Севера, — только и ответил Хаджар.

— Что же, тогда нам стоит обсудить плату, — Аглен сделал вид, что задумался. — скаже-е-ем… сто капель эссенции авансом и, если вам удастся вернуться с ценными сведениями или артефактами — вдвое больше по возвращению.

— Каждому, — тяжело добавила Лэтэя.

Аглен, даже не удостоив принцессу другой семьи из числа сорока, легко согласился?

— Каждому, — пожал он плечами, будто для него это ничего не значило.

Три сотни капель эссенции — это почти целая бутыль. А на одну бутыль эссенции можно было купить большой дом рядом с торговым центром столицы Лецкетов. Ну или комплект хорошей артефактной брони или оружия, высокого качества Божественного уровня с несколькими волшебными свойствами.

Хаджар терпеть не мог интриги и торговцев, как их прямое олицетворение. Но то, что он что-то не любил, не означало, что он в этом не разбирался.

— Нас не интересуют деньги, — Хаджар убрал флягу и выпрямился, нависнув над походным столом. Настолько богатым походным столом, что он вполне мог бы стать украшением для чьего-нибудь дворца.

— Нас не интересуют деньги? — удивилась Лэтэя. Даже для неё — для принцессы целого клана сумма в три сотни капель эссенции казалась баснословной. — Да, нас не интересуют деньги.

А еще она была смышленой и схватывала все на лету.

Хаджар иногда даже по белому завидовал, что в свои ранние годы не обладал такой прытью интеллекта.

— И что же вас тогда интересует, мастер Ветер Северных Долин, — взгляд Аглена стал цепким и холодным. И это самый верный знак того, что Хаджар нащупал правильный путь.

— Давайте перестанем играть в прятки, достопочтенный глава Лецкет, — Хаджар положили ладони на стол. — Вы догадываетесь что мы, с моими компаньонами, что-то задумали. Что-то масштабное. И вы хотите в этом поучаствовать.

Недолго, но они играли в гляделки с Агленом. Хаджар смотрел в глаза самым разным монстрам, Древним и даже союзданию, пришедшему из-за грани. Аглен не испугал его и не заставил отвести взгляд в сторону.

Хаджар слишком хорошо знал таких людей, как он.

— Догадывался, — не стал отрицать Лецкет. — теперь же я знаю это точно. Вы что-то задумали, мастер. И ради этого уже некоторое время носитесь по Чужим Землям, поднимая волны цепных реакций, о которых понятия не имеете.

— Возможно…

— Возможно, — перебил Аглен. — мне стоило бы обратиться к совету Десяти Старших Семей, чтобы решить эту проблему на корню, но до меня дошли слухи.

На этих словах Лецкет повернулся к своим старейшинам и воинам. Он не произнес ни слова, ни сделал ни единого знака, но все те, кто только что поддерживал своего главу, поднялись и вышли за пределы шатра.

На волшебной ткани, укрывшей собеседников от внешнего мира, мерцали волшебные руны и иероглифы. Они не давали звукам и энергиям покинуть пределы шатра, давая возможность поговорить в уединении, не боясь, что их могут подслушать.

— До меня дошли слухи, — продолжил Аглен. — что вы собираетесь посетить одни отдаленные земли, которые некоторые авантюристы уже очень долгое время не могут найти.

— Скорее всего все именно так, — Хаджар не стал сразу подтверждать или опровергать эти «слухи». Тем более, что никаких слухов и не было в реальности — только в голове самого Аглена, которому донесли информацию его люди.

— Значит я прав, — облегченно выдохнул Аглен.

Такова игра с торговцами. Если ты не торгуешься, то тебя не примут за равного. А если торгуешься хорошо, то тебя обманут даже больше, чем если ты торгуешься плохо. Просто из спортивного интереса. Но в любом случае нужно быть готовым, что если ты не посвятил свою жизнь их ремеслу — тебе не победить.

Нельзя быть лучшим во всем.

Можно лишь постараться не потерять все свои позиции.

Этому научил Хаджара мудрый Южный Ветер. Удивительно, что наука, привитая ему в детстве, прошла с ним через столько десятков лет.

— И, насколько я понимаю, — теперь пришел черед Хаджара вести эту партию. — вы имеете в этом предприятии свой интерес.

— Любопытство, не более того, — отмахнулся Аглен. Будто из-за простого любопытства кто-то будет так рисковать своей шеейо

— Тогда, если вы уж столь рьяно желаете утолить свое… любопытство, — Хаджар развернул карту и указал на земли, близкие к Сумеречным Тайнам. — когда придет время, я ожидаю, что в оплату нашей с Лэтэей помощи в вашем предприятии, вы поддержите нас в диалоге с сектой и приведете, скажем, пять сотен своих отборных воинов.

Аглен сперва никак не отреагировал, а потом засмеялся.

— Не знаю, кто учил вас, мастер, нашему ремеслу, но он был хорош. Хоть и не достаточно. Я с радостью приведут даже семь сотен своих воинов, но никто и ничто не заставит меня поддержать вас в диалоге с сектой. Если вы провалитесь, а я встану у вас за спиной, ты вы повалите меня вместе с собой. Такого я допустить не могу. Так что семь сотен воинов и… впрочем, вы только на это и рассчитывали.

Хаджар кивнул.

Разумеется, Аглен не станет рисковать нарушением нейтралитета ради призрачной возможности почувствовать в походе на Орден Ворона.

Семь сотен воинов из его десяти тысячной армии — вполне взвешенный риск. И в случае неудачи, Аглен мог себе позволить подобную потерю.

— Еще одно условие, — внезапно подала голос Лэтэя.

— Да, миледи? — сухо и, не оборачиваясь к собеседнице, спросил Аглен.

— Когда мы отправимся в поход к вотчине Северянина, то с нами пойдет вам младший сын — Артеус?

— Этот позор рода? — скривился Аглен. — Забирайте. Пусть чистит подковы лошадей. Все равно ни на что большее он не годен, — Лецкет поднялся и направился к выходу, давая понять, что на этом диалог закончен. И только у самого выхода он остановился и обронил. — А если Артеус не вернется, то к назначенному часу я приведу… двенадцать сотен воинов, вместо семи.

И с этим Аглен Лецкет, глава дома Лецкет, удалился.