Глава 1547

Хаджар стоял на поляне и вдыхал холодный воздух, принесенный ветрами дальнего севера. Рядом уже собирались воины. Даже Небесные Императоры решили оставить отдых, дела или, даже, медитацию, чтобы стать свидетелями дуэли.

Разумеется, они понимали, что никто не будет пытаться убить своего противника, так что сражения в полную силу ожидать не стоило, но…

Кто-то из коренных обитателей земель Лецкетов уже давно испытывал любопытство по отношению к Артеусу Лецкету. Для Чужих земель настоящие маги, коим были подвластны десятки волшебных слов, а не простые манипуляции с терной или же энергией, являлись такой же редкостью, как и для остального мира.

Они надеялись, что смогут оценить силу Артеуса во время поединка на Турнире, но там юный волшебник просто взял и сдался.

Так что зрителей собралось, без малого — весь отряд, насчитывающий тридцать человек, включая явно нервничающую Лэтэи и слегка обеспокоенного Аль’Машухсана. Тот теребил фенечки бедуинов в своих волосах. Они были чем-то похожи на те, что звенели среди седины Хаджара.

— Мастер Ветер Северных Долин, вы уверены, что стоит начинать наш поход именно… так? — спросил он чуть дергано.

— Этот мальчишка может стать причиной, по которой умрут другие, — ответил Хаджар. — если кто-то на него понадеется и будет зря — чей-то дом потеряет своего сына или дочь.

— Так-то оно так, но парень молодой, неопытный еще и…

Хаджар отвернулся. Он даже слушать ничего подобного не хотел. И дело вовсе не в его нелюбви к магам. В таком возрасте он легко мог потеснить свои личные предпочтения ради общего дела.

Скорее, дело в Кань’Дуне. Может, если бы они с Лэтэей сразу высказали свои подозрения, а не держали мысли при себе, то Эйте и остальные… им не было нужды погибать. И эти смерти — очередной груз, который взял на себя Хаджар.

Теплая, девичья ладонь опустилась ему на плечо.

— Артеус не виноват в том, что произошло в аномалии, — прошептала она.

Удивительно, как принцесса хорошо успела его узнать всего за несколько месяцев совместных приключений. Будто и действительно — они уже когда-то дружили. Когда-то очень давно.

— И я не хочу, чтобы он стал виноватым в том, что может произойти в нашем путешествии, — Хаджар отстранился в сторону.

Они прождали еще несколько минут и только после этого на поляне появился Артеус. Как и другие волшебники, он был одет в просторные робы, подпоясанные кожаным ремешком с несколькими кристаллами на ремешках, колбочками и парой артефактов неясного назначения.

В руках он держал саморезный посох из волшебной породы красного дерева. Густые, черные волосы укрывал серый капюшон, а карие глаза чуть светились в отступавшем утреннем тумане.

— Мастер, — поклонился юноша. — с детства мне претит любая мысль о насилии. Я искренне считаю, что искусство магии предназначено для лицезрения его красоты, и чтобы сделать мир чуть ярче и счастливее для тех, кто лишен возможности…

— Тогда возвращайся домой, — перебил Хаджар. Голос его звучал спокойно и ровно. Лично к Артеусу Лецкету он не питал ни толики негативных эмоций.

Юноша промолчал. Он не отправился обратно, не вернулся к дилижансу — остался стоять на месте и не сводил глаз с Лэтэи.

— Так я и думал, — чуть устало вздохнул Хаджар. — И почему все принимают меня за варвара.

— Может потому, что ты — варвар, — попыталась разрядить обстановку Лэтэя, но у неё не получилось.

— И когда этот маг попросил тебя взять его с нами?

— Передал записку, пока ты рассказывал о Эйте, — не стала ничего скрывать Лэтэя.

У Хаджара даже в мыслях не было обвинять принцессу в чем-то. Это был её друг и она свободный человек, чтобы принимать собственные решения. Тем более — Хаджар поступил бы так же.

Артеус, видимо поняв, о чем идет речь, сделал шаг вперед.

— Прошу меня простить, но я не могу покинуть этот отряд, — он говорил твердо. Во всяком случае — куда тверже, чем прежде. — У меня есть собственный мотив отправится в это путешествие.

— Который ты, разумеется, по некоторым причинам не можешь нам раскрыть.

Артеус кивнул.

— Что же… — вздохнул Хаджар. — тогда у нас есть всего один вариант, как решить эту проблему.

Главная слабость магов в бою заключалась в том, что им вечно требовалось время для подготовки своих чар и заклинаний. Именно поэтому они, зачастую, находились в тылу — но ближе, чем лучники, потому как их магия редко когда могла преодолевать серьезные расстояния.

Такие вот бойцы средней дистанции, которых вечно приходилось оберегать от опасностей. Вспомнить, хотя бы, поход Эйнена с Хаджром к Библиотеке Города Магов в компании нескольких колдунов.

Да, по меркам Дарнаса, они считались простыми адептами внешней энергии, а не настоящими волшебниками, но даже с ними у простого воина возникала куча мороки.

И лишь редкие исключения из общего правила давали возможность магам не служить обузой, которая раз за бой саданет чем-то могущественным и убойным. Те маги, что могли сплетать свои чары быстрее, чем воин наносил удар — ценились на вес золота.

И, как убедился Хаджар, они прихватили с собой не просто сына «золотого клана», а самого по себе — «золотого мальчика».

Легкий удар Хаджара, содержащий в себе маленькую толику терны и мистерий, представший в образе полосы синего ветра, ударил в мгновенно возникшую на его пути ледяную преграду. Артеус при этом даже не пошевелился. Лишь вспыхнуло несколько волшебных рун на его посохе.

— То, что я не люблю использовать магию в бою, — Артеус больше не выглядел таким уж безобидным и не от мира сего, как раньше. — не значит, что я не умею ею пользоваться.

— Знакомые слова, волшебник, — немного хищно улыбнулся Хаджар. — но этого мало, чтобы убедить меня.

В следующий удар Хаджар вложил энергию. Синий Клинок рассек пространство и сорвавшаяся с лезвия птица Кецаль, парящая среди воздушных потоков, раскрыла крылья на добрых два метра. Каждое её перо — полновесный удар меча, а клюв — сосредоточие дикого по силе и скорости выпада.

— Артеус! — воскликнула Лэтэя, прекрасно понимая, что даже воину, специализирующемуся на скорости, было бы не легко отразить этот выпад.

Несколько воинов даже потянулись помочь волшебнику, но было уже поздно — они никак не успевали бы использовать защитные техники, да и вряд ли бы у простых Безымянных хватило сил остановить удар Мастера Мечника.

И лишь Небесные Императоры и Аль’Машухсан сохраняли спокойствие. Они, как и Хаджар, видели чуть больше, чем волшебник показывал на людях.

Так что, уже спустя мгновение, поляна погрузилась в гробовую тишину. Удар Хаджара — Кецаль, парящий на синем ветру, застыл, будучи замороженным чарами Артеуса. И, опять же, это не был артефакт или какой-то иной разовый туз в рукаве.

Все, что использовал волшебник — исключительно его собственные силы и возможности.

И то, что он был способен читать заклинания и призывать истинные слова быстрее, чем некоторые обнажали клинки — внушало не просто уважение, а что-то сродни мифическому восхищению.

Как бы Аглен не относился к своему младшему сыну, но нельзя было отрицать очевидного — Артеус родился гением. Возможно таким, что появляются на свет всего раз на десяток эпох.

— Яркие Звезды, — Аль’Машухсан осенил себя священным знаменем своей родины. — мне чудится или он и вправду настолько хорош.

— Вы можете нападать сколько угодно, мастер, — Артеус выпрямился. Он опирался на посох и полы его робы развевались на ветру. — но только в том случае, если вы решите меня убить — только тогда вам удастся разбить мои заклинания.

Хаджар повернулся к Лэтэе. Та выглядела ничуть не менее удивленной, чем и сам Хаджар. Он, конечно, ожидал, что мальчишка был способен. Но чтобы настолько…

— Значит можно переходить ко второй части нашей дуэли, — Хаджар достал из-за голенища простой нож из смертной стали и, пока все были слишком шокированы увиденным, ослабил тело и вонзил его себе под сердце.

— Что ты делаешь?!

— Мастер!

К нему одновременно бросились Аль’Машухсан и Лэтэя, но Хаджар остановил их взмахом руки, а затем оперся на вонзенный в землю меч.

— У тебя есть полторы минуты, парень, — тяжело произнес он. — после этого я потеряю сознание, мой контроль над телом ослабнет, и рана закроется. А когда я проснусь, то лично отведу тебя обратно в город.

— Но…

— Я не стану подвергать честных и достойных воинов смертельной опасности из-за прихоти мальчика-волшебника.

— Вы не поняли, мастер, — покачал головой Артеус. — что я должен сделать.

Вместо ответа Хаджар указал на запад. Оттуда к ним, разгоняя облака огромными крыльями, летела Громовая Птица. Небожитель первой стадии — равная по силе пиковому Небесному Императору.

— Убей её, потому что, поверь мне, она не станет думать дважды, перед тем как отправить всех нас к праотцам, а меня — в первую очередь.