Глава 1548

— Ты действительно Безумен, — прошептала Лэтэя, попытавшаяся оказать Хаджару поддержку, но тот лишь отстранился в сторону.

Это была их с Артеусом дуэль… а может, дуэль Хаджара с собственной совестью и завистью. Завистью, потому что он, в свое время, не смог сказать тех слов, что сейчас произносил молодой Лецкет.

Приближение птицы он ощутил еще с ночи. Его техника шага Белой Молнии, для завершения которой ему не хватало ядра именно этого зверя, служила своеобразным ориентиром при их приближении.

Вот только работала техника в обе стороны. Точно так же, как ядро Громовой Птицы могло завершить технику и сделать Хаджара даже быстрее, чем он был сейчас, так и сам зверь мог попытаться пройти испытание Небес и Земли и стать Первобытным Богом.

Птица, с размахом крыльев в двадцать метров, походила на сокола. С тремя парами крыльев, разделенным на две половины, длинным хвостом когтями на лапах, размером с ногу лошади и перьями, излучавшими электрические разряды, молниями плясавшие среди облаков.

Птица двигалась к ним с такой скоростью, что складывалось впечатление, будто она летит не по ветру, а парит прямо на самой молнии.

Цвета утренней лазури, с белоснежными вспышками по всему телу, она была настолько же прекрасна, как и смертельно опасна.

— В укрытие! — начал отдавать команды Аль’Машухсан. — Поднять щиты! Мы не успеем отраз…

Хаджар не надеялся на многое со стороны Артеуса.

Более того — он был готов в любой момент закрыть раны и вступить в бой с небесным странником, но об этом никому не стоило знать — парень должен был действовать так, словно от него зависела чья-то жизнь. Потому что, видят праотцы, в пути произойдет так, что это уже не будет тренировкой или проверкой на прочность…

И все же — юный Лецкет смог удивить.

Он что-то прошептал и в каждом его слове чувствовалась глубокая сила и мощь магии. Такова чувства Хаджар уже давно не испытывал. Возможно лишь от Чин’Аме, но тот, будучи драконом, оказался ограничен в своих возможностях познания истинных слов.

— Elmaonar! — воскликнул под конец Лецкет и вонзил посох в землю.

Почва, в радиусе десятка метров, промерзла так глубоко, что от простого веса адептов на ней появились неглубокие трещины.

Перед Артеусом кружились потоки жидкого льда — не настоящего, разумеется, а волшебного. Они все уплотнялись, пока не приняли форму четырехметрового лука.

Заскрипела тетива, созданная из потока ветра, а затем пропела свою охотничью песню, отправляя в полет искрящееся, белоснежное копье.

Оставляя позади себя шлейф обледенело воздуха, снегом падающего на плечи пораженным такой искусностью адептам, стрела-копье за доли мгновение преодолела огромное расстояние и заставило Громовую Птицу замереть, яростно замахав крыльями.

Небо почернело и, одновременно с ударами яростного грома, десятки молний, сплетаясь в единый шторм, раскрошили ледяной снаряд, превращая ледяную крошку в горячий пар.

Птица открыла клюв и рев, полный ярости и желания крови, обернулся нисходящим потоком тысячи молний. Они сформировали единый столп, толщиной с тот самый дилижанс, где обитал Артеус Лецкет.

Хаджар уже было выругался и собирался закрыть раны, как ощутил новый порыв.

— Вы шутите… — невольно произнес он себе под нос.

Маг, столь же искусный, как Артеус, в одной стихии, уже считался невероятной редкостью и достоянием, за которое поборолись бы многие секты и кланы, но то, что произошло далее…

Артеус на распев произнес несколько слов, сделал странный взмах посохом после чего вновь вспыхнули руны, но на этот раз не у навершия артефакта, а в самом основании.

Красные руны.

Потоки ревущего пламени, столь жаркие, что превратили обледеневшую землю в воду, погружая адептов по колено в рукотворный пруд, а затем и испаряя оную, поднялись в виде змеи. Змеи, подавляющей своим капюшоном грозовые облака.

Она, как и птица прежде, распахнула пасть и её шипение превратилось в град из тысячи огненных шаров.

Громовая Птица порхала среди них, рассекая пространство белоснежной молнией, но никак не могла улучить момент для новой атаки, а Артеус, все это время, прикрыв глаза и прислонившись лбом к посоху, читал длинное заклинание.

Хаджар знал о магии даже меньше, чем о Седьмом Небе, но и его познаний было достаточно, чтобы понять, насколько же был силен этот гений… чудовище, как бы его назвали, будь его сила известна массам.

Чем больше истинных слов в заклинании, тем сложнее его удержать в сознании и воплотить в реальность. Ходили слухи, что мастера-маги секты Сумеречных Тайн могли воплотить заклинания из четырех десятков слов. Хаджар же насчитал в речи Артеуса уже три десятка.

На тридцать первом у мага прыснула кровь из глаз и носа, но он не остановился. Произнес тридцать второе, после чего поднял посох в небо. Артефакт вспыхнул ярким, режущим глаза светом. Столпом солнечного луча он устремился в небо и создал нечто вроде колоссальной печати.

При всем при этом — несмотря на бурлящую магию внутри печати, заполненной таинственными символами и рунами, Громовая Птица все еще находилась под неумолимым гнетом Огненной Змеи.

Артеус не только использовал заклинание, которое сделало бы его личным учеником лучшей секты Чужих Земель, он применил сразу два.

Из печати, медленно, но верно, вытянулись две огромные руки — одна ледяная, а вторая огненная. Они обхватили Громовую Птицу, а затем исчезли, оставив после себя стремительно падающую на землю клетку, где половина прутьев пылала, а вторая сверкала кристально чистым льдом.

Поднимая облака пыли и камней, клетка упала с небес. Птица, в ней заточенная, все еще кричала и бешено била хвостами, но никак не могла освободиться.

Молнии больше не били с небес, а грозовые тучи постепенно исчезали.

Артеус не только пленил монстра, уровня Небожителя, но и полностью лишил его контроля над силами.

Огненная змея рассеялась в воздухе, а вместе с ней и золотая печать.

Парнишка покачнулся, но не упал — схватился за посох. Бледное лицо, залитое кровью, но все те же — светящиеся глаза.

— Она больше никому не причинит вреда, — произнес Артеус. — я понимаю вас, мастер. Понимаю ваши опасения. Но уверяю — я не буду обузой и случись необходимость, я смогу помочь отряду наших испытаниях. Помогу, либо отправлюсь к праотцам и матерям наших матерей. Но никогда, ни при каких обстоятельствах, я не стану…

Заглушая слова Артеуса, мимо него пронесся вихрь ветра, внутри которого ревели драконы на перьях птицы Кецаль. Сила удара была такова, что она подняла в небеса десятки торнадо и вихрей неистовой силы, разогнавших тучи на десятки километров.

Всего одним ударом, раненный, окровавленный Хаджар Дархан уничтожил Громовую Птицу. Да, она была лишена своих сил, но не природной защиты и крепости тела.

Адепты не могли поверить тому, что вместо яростного небесного хищника на земле лежало Ядро в форме искрящегося кристалла. Но, что удивило их куда больше — клетка так и осталась стоять невредимой.

Будто… будто удар мастера попросту её проигнорировал. И лишь Лэтэя и Аль’Машухсан поняли, что поступи Хаджар иначе — разбей он клетку, то все еще держащий связь с заклинанием Артеус мог действительно отправится к праотцам.

Безумный Генерал выпрямился. Рана на его теле закрылась.

Он смотрел в глаза юноши. Глаза, которые питали к нему — к Хаджару Дархану, неприязнь, смешанную с жалостью и сожалением.

Знакомый взгляд.

Такой он, когда-то давно, когда был слишком наивен и глуп, видел у самого себя. И это стало причиной того, что он мог назвать куда больше имен павших друзей и родных, чем тех, кто выжил.

Павших по его собственной вине.

Может быть его раздражал не маг-Артеус, а тот факт, что в юноше он видел самого себя столетней давности.

— Иногда, бывает так, Артеус, что приходится проливать чужую кровь. И единственное, что ты можешь сделать — не забывать о цене, которую платят все в этом мире, — Хаджар протянул ладонь и в неё легло ядро. Он посмотрел на него так, словно искал какие-то ответы, а затем швырнул под ноги Артеусу. — Это твоя добыча и напоминание. О цене.

Хаджар развернулся и, ни с кем, не встречаясь взглядом и не разговаривая, он направился обратно к дилижансу.

Впервые, за долгие десятилетия, ему хотелось напиться.

— Никто не должен платить цену за жизнь, — донеслось ему в спину. — И обязанность сильных сделать это реальностью.

Да, когда-то давно, Хаджар тоже так считал. Порой ему даже хотелось думать, что он считает так и сейчас, но правда в том… правда в том, что спустя столько войн, столько стран и столько лет странствий, он все еще не знал, где истина, а где пустые заблуждения юнцов.

Проклятые маги…