Глава 1559

Сбегая вниз по склону, постоянно уворачиваясь от выпадов ледяных мечей духов, Хаджар уже почти нагнал Хельмера, как тот, выхватив что-то из невысокого кустарника, с криком:

— Делай как я! — вскочил ногами на широкую, плоскую то ли корягу, то ли бревно.

Демон, резко ускорившись, с какими-то криками и улюлюканьем, не обращая внимания, что ему в спину летят огромные сосульки, поскользил вниз по склону. Вокруг него в снег втыкались острые, ледяные столпы. Они пробивали ледяной покров, то и дело грозя пришпилить к спрятанной под снегом земле — смеющегося демона, скользящего по снегу.

Хаджар, выругавшись, на ходу достал из пространственного артефакта листовидный щит, взятый в качестве добычи в одном из недавних сражений. Он надеялся выгодно его продать, а на вырученные средства закупиться алх…

— Проклятье!

Прямо на лету ударом меча рассекая сосульку, отправленную в его сторону ледяным духом, Хаджар вскочил на щит и поскользил вниз.

Его скорость возросла многократно, но не имея опыта — удерживать равновесие и, одновременно с этим, уворачиваться от чужих техник, заклинаний или чем там в него швыряли духи — оказалось не так уж и просто.

Змеей лавируя по склону, Хаджар, в какой-то момент, едва не спрыгнул на снег и не перешел в ближний бой с преследующими их пограничниками.

Вперед, между горой и внезапно начинающимся у её подножья осенним лесом (словно зима в этом мире имела четкую границу) пролегала весьма внушительная пропасть. Бездонная пропасть. Всем своим «я» Хаджар ощущал, что стоит ему свалиться вниз, как он не то, что умрет от удара о дно разлома, а скорее — от старости.

— Это граница двух царств! — каким-то образом умудряясь перекрикивать шумящий ветер, проревел Хельмер. — Упадешь — дна не достанешь!

Как-будто Хаджар и сам этого не понимал.

— Давно так не веселился-я-я-я-я… — крик демона превратился в гулкое эхо, а сам Хельмер, расправив плащ на манер крыльев, оттолкнулся от края ущелья и, воспарив под самое небо, перелетел на другой конец стометрового разлома.

Хаджар, мысленно ругаясь на всех известных ему языках Безымянного Мира, пытался призвать ветер. Как и в случае с аномалией, имя верного друга никак не хотело ему поддаваться.

А обрыв был все ближе и ближе. И ледяные столпы, размером с колонну храма, били уже впритык к щиту, порой поднимая снежные волны, на гребни которых и взлетал Хаджар.

Уже у самого края он, наконец, поймал ветер и, спрыгивая в бездну со щита, со второго раза, погружаясь во мглу, все же смог открыть тропу.

Исчезнув в потоках ветра, следующим мгновением он упал рядом с тяжело дышащим, улыбающимся Хельмером. Тот лежал на опушке осеннего леса и, раскинув руки в разные стороны, смотрел на светящие с неба звезды.

— Это… было… интересно, — с отдышкой, чуть ли не по слогам, произнес демон.

Хаджар, сглотнув, мысленно досчитал до десяти и, отряхнувшись от снега, поднялся на ноги. Он повернулся в сторону заснеженной горы и встретился взглядом с ледяными духами. Рыцари, облаченные в лед, стояли на границе обрыва и смотрели на двух нарушителей границы.

Хаджар не сомневался, что те уже отправили слово… куда бы они его не отправили. А это означало, что скоро по их следу пойдут другие такие же рыцари, силой сравнимой с далеко не самыми слабыми бессмертными.

— Что ты имел ввиду, когда сказал, что твои силы здесь ограничены? — спросил Хаджар.

— Хаджи, дружище, как ты думаешь, какой еще можно вложить смысл в сказанное, кроме как-то, что я, в данный момент, не сильнее Божественного воителя пятого ранга.

— Ступени Божественных…

— Ранги, — поправил Хельмер. Он поднялся на ноги и, прислонившись к дереву, достал длинную, резную трубку в форме обнаженной девушки. Ну, а как иначе… — У Бессмертных нет ступеней развития. Только ранги. Всех их девять. Божественный воитель девятого ранга… или уровня — как тебе удобней, он немногим сильнее гениального пикового Небесного Императора. Ну и дальше, вплоть до первого ранга, который немногим слабее ленивого младшего бога.

Хаджар перевел взгляд с демона на ледяных духов. Хельмер сказал, что те равны по силе четвертому рангу Божественного Воителя. Получается, что их сила действительно внушительна.

— И зачем ты мне тогда здесь нужен, — вздохнул Хаджар и покачал головой.

— Вот сейчас обидно было, между прочим! — Хельмер выдохнул облачко дыма. Хаджар понятия не имел, как Повелитель кошмаров это сделал, но облачко сформировалось в весьма неприличный и столь же недвусмысленный жест. — Нет, ты, конечно, силен и могуч, гоняешь Небесных Императоров, как котят, обладаешь терной, но… что-то я не помню, чтобы ты сразил хоть одного Бессмертного. Или я упустил моменты биографии моего старого друга?

— Для начала — ты мне не друг, демон.

— Ах, — Хельмер приложил тыльную сторону ладони ко лбу и прижался спиной к дереву. — То ли сердце мне разбили, то ли корсет давит.

— А, во-вторых, к твоему сведению, я уже бился с Бессмертным.

Хаджар не стал уточнять, что Кань Дун едва было не отправил их всех к праотцам и, если бы не аномалия и жертва Эйте Лецкет, то он бы сейчас здесь не стоял. Это все детали, а Хаджар не собирался позволять Хельмеру встать во главе их компании.

Одно дело — вынуждено сотрудничать с демоном, а совсем другое — позволять тому руководить собой.

— Ты хотя бы знаешь, как добраться отсюда до дворца королевы лета? — прищурился Повелитель Кошмаров.

Хаджар ухмыльнулся и указал на юг.

— Туда.

— А как ты…

— Если Мэб обитает на севере, то Титания — на юге, — пожал плечами Хаджар.

— О Бездна и Вечность, — ахнул Хельмер. — и куда делся тот безмозглый смертный юноша, которого я повстречал в замке. Испуганный котеночек превратился в свирепую рысь.

— Хельмер.

— Да, друг мой.

— Как часто тебя посылали в весьма интересных направлениях?

— Довольно часто, но я всегда возвращался оттуда с новыми, очень интересными историями. Вот только посылавший меня негодяй их, обычно, уже не слышал.

Хаджар вздохнул и устало покачал головой. Он действительно уже не был тем юношей, что месяц не мог спокойно спать после встречи с демоном. Кажется, в тот вечер, они с Неро сперва напились, а затем четыре недели несли дозор в лагере, ожидая, когда по их души явится ожившая детская страшилка.

— Давай начистоту, демон…

— У меня, вообще-то, имя есть! — перебил Хельмер, но Хаджар не обратил на это никакого внимания.

— … какой твой интерес в этом походе?

— Оскорбляешь, да? Обидеть норовишь… А я тут, между прочим, гуманитарную помощь оказываю смертным. Князь узнает — подвесит за те самые интересные места. И буду я висеть, флюгером качаясь, пару веков. Размышляя над твоим оскорбл…

Демон осекся. Они встретились взглядами и Хельмер, ударив пару раз трубкой о дерево и вытряхнув табак, помрачнел. Все напускное шутовство вновь исчезло с его лица и единственного глаза.

Хаджар, кстати, никогда не задумывался — а что стало со вторым глазом демона?

— Титания мне должна, — своим обычным, Кошмарным голосом, произнес эмиссар Князя Тьмы. — и уже очень давно. И я намерен спросить у неё за это.

— Со своей силой пятого ранга Воителя?

Хельмер пожал плечами.

— Сфера Духов в данный момент движется к сфере Демонов. И не спрашивай почему она движется или — в чем она движется. Вопрос сродни тому, что находится за границей вселенной. Никто тебе не ответит.

— Даже Яшмовый Император? — сам не зная почему, решил уточнить Хаджар.

У него опять возникло чувство дежавю. Словно этот или подобный этому разговор уже когда-то давно состоялся.

— Чтобы ты себе не думал, но даже Император не знает всех тайн этого мироздания. Иначе…

Теперь осекся уже демон. Хаджар не стал спрашивать, что было бы «иначе». Мало того, что это знание могло принадлежать к числу тех, что невозможно объяснить, не причинив при этом вреда и себе и слушателю, так еще существовал мириад причин, по которым демон не мог бы ответить.

А если и мог бы — девять из десяти, что солжет. Просто потому, что может. Такова его натура. Как в истории с лягушкой и скорпионом… Нельзя верить скорпионам.

— Когда мы подойдем ко дворцу, то окажемся куда ближе к границе и я смогу использовать большую часть своих сил.

— Разве Титания не одна из десяти самых могущественных существ Безымянного Мира? — спросил Хаджар, а затем добавил. — И что-то я не припоминаю тебя в этом списке.

— У всех у нас есть свои секреты, генерал, — уклончиво ответил Хельмер. — А теперь пойдем. Это лес Шипов и Терний. Когда мы его пересечем, то попадем в Лес Миражей и Грез. За ним уже и сам дворец. Но путь опасный и не близкий. Нам стоит быть внимательными, если мы не хотим проститься с жизнями.

С этими словами Хельмер развернулся и направился в сторону леса. Хаджар, ступая за ним следом, задал свой последний вопрос.

— Откуда демону известно так много о стране Фэйри?

И, разумеется, Хельмер сделал вид, что ничего не услышал. Потому что он был прав. У каждого имелись свои секреты. Осталось только надеяться, что эти тайны и скелеты в шкафу не приведут к тому, что Хаджар окажется на дне той самой бездны, которую им посчастливилось перепрыгнуть.

Он обернулся и посмотрел на исчезающих в снегах ледяных рыцарей. Те безмолвно смотрели в след уходящим нарушителям, но в их глазах словно отразилось последнее послание обладателю доспехов самой Мэб.

— «Спасайся».