Глава 1564

Взмах меча Хаджара поднял волну синего ветра. Внутри него, расправив белоснежные крылья, летела птица Кецаль с телом в виде меча и перьями, с узором танцующих на них драконах. Тагенбэль, будь он простым Небесным Императором, скорее даже не обратил бы внимания на эту атаку.

В ней почти не содержалось энергии. Она выглядела как прием смертного практикующего. С одним маленьким исключением — терны в ней содержалось столько, что некоторые мастера Эры Пьяного Монаха, эпохи расцветы тернитов, сочли бы Хаджара одним из выдающихся мечников.

— Щиты!

Тагенбэль и его соратники, сомкнув ряды, выставили перед собой странные, листовидные щиты, закрепленные на их плечах. Вместе три щита сформировали очертания листа. Зеленая стена возникла на пути парящей на ветру птицы Кецаль.

От столкновения энергии четырех сражающихся поднялось торнадо энергии, терны и силы духа. Оно корежило стволы деревьев и дробило в пыль магические кристаллы, открывающие шрамы на душе.

Тагенбэль и двое рыцарей закричали от натуги — настолько яростно на их щиты и техники наваливалась вся мощь Безумного Генерала. И, когда вихрь схлынул, они попытались было перейти в наступление, но так и не увидели перед собой противника. Только кроткую вспышку белых молний.

Еще не успели исчезнуть в ветре последние искры, как Хаджар уже ворвался в строй противников. Ударом плеча разбив построение щитов, он разорвал цепочку рыцарей и отбросил их в разные стороны.

Оказавшись в центре треугольника из копьеносцев, защищенных щитами, любой другой воин мгновенно пожалел бы о своем решении. Но не Хаджар. Он был готов именно к такому повороту поединка. Именно поэтому, когда воины Лета выставили перед собой щиты и одновременно выстрелили копьями в стремительных выпадах.

Энергия лилась со стальных наконечников ручьями разбуженных весенних горных ручьев. Быстрая и пронзительная. Она не оставила бы и шанса смертным Небесным Императорам. Хаджар отчетливо ощущал всю самобытность и необычность энергии духа — оружия духов, демонов и богов.

— Это все не важно.

Билась одна единственная мысль в сознании генерала. Ему не нужна сила полубога, чтобы одолеть своих противников. Пока в руках есть меч и воля — этого достаточно.

Перехватив Синий Клинок обратным хватом, Хаджар, концентрируя терну и мистерии меча, вонзил меч в землю.

Зеленые ручьи энергии оскаленными змеями ударили в сияющие одежды генерала, где облака плыли среди лазурной синевы, но так и не смогли их коснуться. Из Синего Клинка взвились тысячи белоснежных молний. Расправляясь широкими крыльями, взмахом они подняли шторм из сотен перьев-мечей, каждое из которых пролетело несколько километров, пока не исчезло во вспышке молний и громовом грохоте.

Змеи ручьи исчезли так же стремительно, как появились, а один из воинов, стоявший справа от Тагенбэля, не успел использовать защитную технику и оказался пронзен десятком перьев-мечей. Его буквально разорвало на кровавые ошметки и серебряная, похожая на ртуть, кровь окропила леса.

— Нет! — выкрикнул Тагенбэль и протянул ладонь к останкам своего родственника. Но его пальцы лишь коснулись исчезающего силуэта духа. Тагенбэль развернулся к Хаджару. В его глазах пылала жуткая ненависть. — Проклятое отребье Зимы!

Он раскрутил над собой копье и десятки лиан, свиваясь в высокое дерево, обрушились на Хаджара кроной из тысячи ударов копий, каждое из которых несло в себе энергию духа.

В это же самое время второй рыцарь Лета, стоявший сбоку, выставил перед собой щит и что-то коротко произнес на незнакомом, певучем языке. Его щит превратился в широкий лист, окутавший и Тагенбэля и самого воина.

Хаджар, стоя под ливнем из немыслимого количество стремительных ударов копья, вытянул перед собой меч и призвал всю ту ярость, что клокотала в нем. Она искала выход и Хаджар позволил ей пролиться в реальность.

— Бесконечный Ветер!

Громов удар от схлопнувшихся разом на небе грозовых туч смял и разорвал зеленый лист, оставив Тагенбэля и его соратника без защиты. Молнии и ветер, сплетаясь в едином танце, сформировали очертания клюва Кецаль, внутри которого клокотали синие вспышки драконьего рева.

Оставшись без защиты лэр Рыцарь Лета, неспособный разорвать связи между собой и техникой, должен был тут же пасть под мощь удара, но…

— Брат мой!

Перед ним, отбросив и оперевшись на щит всем телом и укрепив его обеими руками, встал второй рыцарь. Удар Бесконечного Ветра обрушился на него с силой горной лавины. Лавины полной ярости, терны и мистерий меча. Он смел рыцаря так легко, словно это было лишь старое, сухое дерево.

Он не оставил после себя ни сломанной брони, ни тела, ни даже самой маленькой и незаметной капли светящейся крови. Когда все стихло, то перед Тагенбэлем стоял лишь Безумный Генерал, чья глаза пылали яростью, а клинок светился энергией.

По Синему Лезвию летела сквозь облака к сиявшим звездам птица Кецаль, и она же исчезла посреди обломков леса Шипов и Терний. Выкорчеванные деревья, сломанные кристаллы, глубокие шрамы на земле — вот во что всего несколько обменов ударами превратили этот край.

— Братья мои… — опустил копье Тагенбэль. — клянусь, что мы встретимся в чертогах Дану.

Рыцарь, резко обнажив кинжал, вонзил себе его в грудь. Кровь потекла по его рукам и, впитываясь в копье, призывала к жизни изящные руны, несущие в себе свет магии.

Самоубийственная техника — Хаджар бы никогда не подумал, что такие могут использовать не только смертные.

Сияющее серебром копье Тагенбэля протянулось огненной вспышкой к груди Хаджара.

— Сгинь, ублюдок! — завопил Рыцарь, окончательно теряя весь лоск и куртуазность.

Его самоубийственная техника, вытягивающая все запасы энергии души и даже саму душу, обладала достаточной силой, чтобы ранить Бессмертного, так что он не сомневался, что…

Глаза Тагенбэля расширились от удивления и… ужаса. Его сердце, знавшее битвы с самыми жуткими отродьями Зимы и Тьмы, дрогнуло. Впервые за многие и многие века.

Стоявший перед ним простой смертный, чья слава была так же сильно раздута, как и его заслуги, стоял целым и невредимым. Нет, даже более того — окутанный туманным светом, струящимся по его одеждам, будто облаченный в звезду, он крепко сжимал в вытянутой руке брошенной копье Тагенбэля.

— Как это воз… кто ты… что ты такое?! — закричал Рыцарь.

Хаджар сжал ладонь и копье разлетелось на мелкие стальные осколки, вонзившиеся в земли, камни и деревья. Сила Звездной Вспышки вела Хаджара дальше.

Меньше, чем за долю мгновения, еще до того, как разлетелись осколки, он переместился к своему противнику.

— Как ты встретишься с ними, дух, если у тебя не будет души, — прошептал он тому на ухо.

— М-м-монс…

Тагенбэль не смог договорить. Синий Клинок вонзился ему в сердце, и хищная сталь жадно пожирала те остатки души Рыцаря, что не разрушила самоубийственная техника. Спустя мгновение высушенный, раненный труп лежал около ног Хаджара.

Все несколько ударов сердца прошло с того момента, как он обнажил клинок и как трое Рыцарей Лета исчезли с лица Безымянного Мира.

Хаджар оттолкнул в сторону останки Рыцаря и повернулся к дереву, стоявшему позади. Единственному, уцелевшему среди всего этого хаоса из энергий и терны.

Иллюзия спала и Хельмер, поправляя шляпу, сделал шаг в сторону Хаджара, но наткнулся на выставленный в его сторону меч.

Взмах меча Хаджара поднял волну синего ветра. Внутри него, расправив белоснежные крылья, летела птица Кецаль с телом в виде меча и перьями, с узором танцующих на них драконах. Тагенбэль, будь он простым Небесным Императором, скорее даже не обратил бы внимания на эту атаку.

В ней почти не содержалось энергии. Она выглядела как прием смертного практикующего. С одним маленьким исключением — терны в ней содержалось столько, что некоторые мастера Эры Пьяного Монаха, эпохи расцветы тернитов, сочли бы Хаджара одним из выдающихся мечников.

— Щиты!

Тагенбэль и его соратники, сомкнув ряды, выставили перед собой странные, листовидные щиты, закрепленные на их плечах. Вместе три щита сформировали очертания листа. Зеленая стена возникла на пути парящей на ветру птицы Кецаль.

От столкновения энергии четырех сражающихся поднялось торнадо энергии, терны и силы духа. Оно корежило стволы деревьев и дробило в пыль магические кристаллы, открывающие шрамы на душе.

Тагенбэль и двое рыцарей закричали от натуги — настолько яростно на их щиты и техники наваливалась вся мощь Безумного Генерала. И, когда вихрь схлынул, они попытались было перейти в наступление, но так и не увидели перед собой противника. Только кроткую вспышку белых молний.

Еще не успели исчезнуть в ветре последние искры, как Хаджар уже ворвался в строй противников. Ударом плеча разбив построение щитов, он разорвал цепочку рыцарей и отбросил их в разные стороны.

Оказавшись в центре треугольника из копьеносцев, защищенных щитами, любой другой воин мгновенно пожалел бы о своем решении. Но не Хаджар. Он был готов именно к такому повороту поединка. Именно поэтому, когда воины Лета выставили перед собой щиты и одновременно выстрелили копьями в стремительных выпадах.

Энергия лилась со стальных наконечников ручьями разбуженных весенних горных ручьев. Быстрая и пронзительная. Она не оставила бы и шанса смертным Небесным Императорам. Хаджар отчетливо ощущал всю самобытность и необычность энергии духа — оружия духов, демонов и богов.

— Это все не важно.

Билась одна единственная мысль в сознании генерала. Ему не нужна сила полубога, чтобы одолеть своих противников. Пока в руках есть меч и воля — этого достаточно.

Перехватив Синий Клинок обратным хватом, Хаджар, концентрируя терну и мистерии меча, вонзил меч в землю.

Зеленые ручьи энергии оскаленными змеями ударили в сияющие одежды генерала, где облака плыли среди лазурной синевы, но так и не смогли их коснуться. Из Синего Клинка взвились тысячи белоснежных молний. Расправляясь широкими крыльями, взмахом они подняли шторм из сотен перьев-мечей, каждое из которых пролетело несколько километров, пока не исчезло во вспышке молний и громовом грохоте.

Змеи ручьи исчезли так же стремительно, как появились, а один из воинов, стоявший справа от Тагенбэля, не успел использовать защитную технику и оказался пронзен десятком перьев-мечей. Его буквально разорвало на кровавые ошметки и серебряная, похожая на ртуть, кровь окропила леса.

— Нет! — выкрикнул Тагенбэль и протянул ладонь к останкам своего родственника. Но его пальцы лишь коснулись исчезающего силуэта духа. Тагенбэль развернулся к Хаджару. В его глазах пылала жуткая ненависть. — Проклятое отребье Зимы!

Он раскрутил над собой копье и десятки лиан, свиваясь в высокое дерево, обрушились на Хаджара кроной из тысячи ударов копий, каждое из которых несло в себе энергию духа.

В это же самое время второй рыцарь Лета, стоявший сбоку, выставил перед собой щит и что-то коротко произнес на незнакомом, певучем языке. Его щит превратился в широкий лист, окутавший и Тагенбэля и самого воина.

Хаджар, стоя под ливнем из немыслимого количество стремительных ударов копья, вытянул перед собой меч и призвал всю ту ярость, что клокотала в нем. Она искала выход и Хаджар позволил ей пролиться в реальность.

— Бесконечный Ветер!

Громов удар от схлопнувшихся разом на небе грозовых туч смял и разорвал зеленый лист, оставив Тагенбэля и его соратника без защиты. Молнии и ветер, сплетаясь в едином танце, сформировали очертания клюва Кецаль, внутри которого клокотали синие вспышки драконьего рева.

Оставшись без защиты лэр Рыцарь Лета, неспособный разорвать связи между собой и техникой, должен был тут же пасть под мощь удара, но…

— Брат мой!

Перед ним, отбросив и оперевшись на щит всем телом и укрепив его обеими руками, встал второй рыцарь. Удар Бесконечного Ветра обрушился на него с силой горной лавины. Лавины полной ярости, терны и мистерий меча. Он смел рыцаря так легко, словно это было лишь старое, сухое дерево.

Он не оставил после себя ни сломанной брони, ни тела, ни даже самой маленькой и незаметной капли светящейся крови. Когда все стихло, то перед Тагенбэлем стоял лишь Безумный Генерал, чья глаза пылали яростью, а клинок светился энергией.

По Синему Лезвию летела сквозь облака к сиявшим звездам птица Кецаль, и она же исчезла посреди обломков леса Шипов и Терний. Выкорчеванные деревья, сломанные кристаллы, глубокие шрамы на земле — вот во что всего несколько обменов ударами превратили этот край.

— Братья мои… — опустил копье Тагенбэль. — клянусь, что мы встретимся в чертогах Дану.

Рыцарь, резко обнажив кинжал, вонзил себе его в грудь. Кровь потекла по его рукам и, впитываясь в копье, призывала к жизни изящные руны, несущие в себе свет магии.

Самоубийственная техника — Хаджар бы никогда не подумал, что такие могут использовать не только смертные.

Сияющее серебром копье Тагенбэля протянулось огненной вспышкой к груди Хаджара.

— Сгинь, ублюдок! — завопил Рыцарь, окончательно теряя весь лоск и куртуазность.

Его самоубийственная техника, вытягивающая все запасы энергии души и даже саму душу, обладала достаточной силой, чтобы ранить Бессмертного, так что он не сомневался, что…

Глаза Тагенбэля расширились от удивления и… ужаса. Его сердце, знавшее битвы с самыми жуткими отродьями Зимы и Тьмы, дрогнуло. Впервые за многие и многие века.

Стоявший перед ним простой смертный, чья слава была так же сильно раздута, как и его заслуги, стоял целым и невредимым. Нет, даже более того — окутанный туманным светом, струящимся по его одеждам, будто облаченный в звезду, он крепко сжимал в вытянутой руке брошенной копье Тагенбэля.

— Как это воз… кто ты… что ты такое?! — закричал Рыцарь.

Хаджар сжал ладонь и копье разлетелось на мелкие стальные осколки, вонзившиеся в земли, камни и деревья. Сила Звездной Вспышки вела Хаджара дальше.

Меньше, чем за долю мгновения, еще до того, как разлетелись осколки, он переместился к своему противнику.

— Как ты встретишься с ними, дух, если у тебя не будет души, — прошептал он тому на ухо.

— М-м-монс…

Тагенбэль не смог договорить. Синий Клинок вонзился ему в сердце, и хищная сталь жадно пожирала те остатки души Рыцаря, что не разрушила самоубийственная техника. Спустя мгновение высушенный, раненный труп лежал около ног Хаджара.

Все несколько ударов сердца прошло с того момента, как он обнажил клинок и как трое Рыцарей Лета исчезли с лица Безымянного Мира.

Хаджар оттолкнул в сторону останки Рыцаря и повернулся к дереву, стоявшему позади. Единственному, уцелевшему среди всего этого хаоса из энергий и терны.

Иллюзия спала и Хельмер, поправляя шляпу, сделал шаг в сторону Хаджара, но наткнулся на выставленный в его сторону меч.