Глава 1565

— Я хотел сказать, что ты напоминаешь мне своего предка, — натянуто улыбнулся демон. — Но, должен сказать, сейчас ты просто вылитая его копия.

— Ты знал? — процедил Хаджар.

Его рука не дрогнула. Его сердце билось все так же мерно и спокойно. Демон, сам того не ведая, поставил их на одну ступень силы, сказав, что его силы ограничены. И здесь, среди света и Лета, он должен был ослабнуть еще сильнее. И, может, Хаджар не сможет его одолеть в честном поединке, но, видит Высокое Небо, битва дорого обойдется Повелителю Кошмаров.

— Я знаю многое, Хаджи, — сверкнул глазом демон. — И большую часть из этого хотел бы забыть, но куда нам — простым слугам до чаяний наших господ. Мы всего лишь выполняем…

— Достаточно! — перебил Хаджар. — Дважды я спрошу — ты знал?

Хельмер щелкнул по острию Синего Клинка когтями и указал, подмигивая, на собеседника.

— Тут тебе стоит быть поточнее. Если я начну перечислять все, что я знаю, то мы не только до Титании вовремя не доберемся, но и вряд ли сдвинемся с места в ближайшую… вечность.

Хаджар выругался. В этом демон был прав.

— Ты знал, что Сента и Эйне это… это…

— Призраки, вызванные заклинанием Королевы Летнего Двора? — подсказал Хельмер. — Нет, Хаджи, чтобы ты там себе не надумал в этой странной, милой, такой хрупкой человеческой головушке, но я не всеведущий и всезнающий. Я просто очень долго брожу по этому миру, так что знаю то да се, но всезнанием не обладаю.

— И почему я тебе не верю?

— Потому что не верить демонам — весьма полезная для здоровья привычка. Одобряю. Но спешу огорчить, — Хельмер, не опуская поднятых ладоней, пожал плечами. — Всезнанием не обладает даже Его Яшмовое Седалище. Иначе за каким духом ему бы потребовалась целая армия из ищеек.

— Феи.

— Они самые, — снова подмигнул демон. — может их королева знает чуть больше моего, ведь вряд ли она рассказывает все своему хозяину, но… вряд ли, Хаджи. Вряд ли даже сама Титания, до того, как не увидела твой шрам в этом клятом лесу, знала, что её призраки пересекались с тобой в мире смертных.

Хаджар нахмурился.

— Что ты хочешь этим сказать.

Хельмер вздохнул, закатил глаза, вернее — глаз, помассировал переносицу и опустился на стул, созданный его маленькими кошмарами.

— То, что, Хаджи, ты иногда бываешь необычайно туп. Мир он, знаешь ли, не вертится вокруг твоей маленькой персоны. Мы — Древние, настолько долго варимся в местном котле, что, бывает и сами забываем, куда ведут отдельные нити наших интриг. Это почти, — демон какое-то время подбирал нужное слово. — как спорт. Откуда мне знать, для чего Титания отправила призраков в Лидус. Более того — у неё их может быть целый сонм. И сами эти призраки вряд ли вообще знают, что, на самом деле, они не люди.

— То есть…

— Все, что ты испытал в том ужасном заведении, лишенном прелестных девственниц и их ароматной крови — реально. Не выдумано. Призраки обладают полной свободой воли иначе…

— В чем резон их куда-либо отправлять, — протянул Хаджар.

— Во! Молодец, Хаджи-лапуля. Смекнул. Я уж думал все — застряли мы здесь в твоей интеллектуальной неуклюжести. Докумекаешь. Но! Пациент скорее жив, чем креветка!

— Мертв.

— М? Ты про этого лэра Рыцаря? Ну да, пару тысяч лет побудет мертвым, а потом переродится во что-нибудь другое. Это же духи. Они, пусть и не бессмертны, но извечны. И не проси меня объяснить разницу. Это слишком… метафорично, для человеческого языка.

— Пациент скорее жив, чем мертв. А не креветка.

— Хаджи, лапуля, — Хельмер заглянул Хаджару в глаза. — Ты здоров? Может солнечный удар? Какие креветки, ты о чем?

— Ты сам только что… ай — к демонам.

— Не очень люблю свое племя, так что я лучше бы к девственницам, но здесь — в краю Весны и Лета, их еще меньше, чем в борделе. Отрицательное число! Вечность! Именно поэтому я и не люблю Тир’на’Ног. К духам здесь ванну примешь из приятной, терпкой, ароматной крови девс…

Хаджар с шумом убрал меч в ножны и, развернувшись, направился дальше по тропе из золотого камня. Как в старой сказке из далеко мира, кажущегося ему сном.

— Хаджи, лапуля, дружище мой родной от мамы другой, у меня для тебя неприятные новости.

— Демон, клянусь своим именем, еще одно слово и я тебя прикончу!

— Ну, ты можешь, конечно, попытаться, это даже будет в чем-то забавно, но…

Хаджар резко развернулся и положил ладонь на рукоять меча. Хельмер сделал вид, что испугался, после чего указал когтем себе за спину.

— Нам в другую сторону, если ты, конечно, все еще собираешься на рандеву к Королеве.

Хаджар выругался. Очень смачно, с оттяжкой, витиевато и на нескольких языках. Он не знал, что раньше сведет его в могилу — вражеские клинки или компания отдельно взятого демона. Но, почему-то, склонялся, скорее, к чему-то посередине.

— Кстати, я рассказывал тебе о том, как в эру одного не очень трезвого послушника богов мы, с моим другом, устроили настоящий потоп для небольшой страны? Ну, размером с четверть Дарнаса. В общем, дело было так. Другой мой — коротышка, абсолютно не умел пить. До того, что, по пьяни, мог напутать задницу осла с грудью Истари. А это, знаешь ли, та еще морока. Ну и мы, покинув не самое лестное питейное заведение, решили, так сказать, нагулять аппетит перед Пиром на Седьмом Небе…

Хаджар, посмотрев на небо, привычно отключил сознание от внешнего мира. Кто бы мог подумать, что бесконечный треп Албадурта закалит его в достаточной степени, чтобы не слушать Хельмера, способного дать внушительную фору гному.

Ступая по золотым камням, Хаджар сжимал в руке теплую от крови и битвы нефритовую подвеску с узором в форме листа. У него не было причин не верить слова демона о том, что произошедшее в Весеннем не более, чем совпадение. Но и, одновременно с этим, Хаджар не находил причин, чтобы поверить.

Слишком много в его жизни случалось таких совпадений. И так легко было поверить словам Титании о том, что им ловко манипулируют, устроив из его судьбы соревнования по перетягиванию каната. Поверить действительно легко. И так соблазнительно — упасть в яму этого заблуждения.

Вот только…

Хаджар сжал и разжал кулак. Пока он дышал, пока он мог мыслить — его судьба только в его руках. И не важно, что написано в свитке, хранящимся в башне Книги Тысячи. Он сам хозяин своей судьбы. И эта подвеска — тому свидетель. Чтобы не говорила Титания, ей не заманить его в свои путы.

— Проклятые интриги…

— Вот! Мой друг говорил почти так же! Когда напьется, конечно! Ну и, в общем, он, вместе со своей пираткой, отправился на штурм морской крепости. А я ведь ему говорил — куда ты, со своим огнем, в воду суешься. Давай лучше проведем обряд жертвоприношения. У меня как раз, про запас, было несколько девственниц…

Хаджар вздохнул.

Их ждет долгое путешествие.

— Я хотел сказать, что ты напоминаешь мне своего предка, — натянуто улыбнулся демон. — Но, должен сказать, сейчас ты просто вылитая его копия.

— Ты знал? — процедил Хаджар.

Его рука не дрогнула. Его сердце билось все так же мерно и спокойно. Демон, сам того не ведая, поставил их на одну ступень силы, сказав, что его силы ограничены. И здесь, среди света и Лета, он должен был ослабнуть еще сильнее. И, может, Хаджар не сможет его одолеть в честном поединке, но, видит Высокое Небо, битва дорого обойдется Повелителю Кошмаров.

— Я знаю многое, Хаджи, — сверкнул глазом демон. — И большую часть из этого хотел бы забыть, но куда нам — простым слугам до чаяний наших господ. Мы всего лишь выполняем…

— Достаточно! — перебил Хаджар. — Дважды я спрошу — ты знал?

Хельмер щелкнул по острию Синего Клинка когтями и указал, подмигивая, на собеседника.

— Тут тебе стоит быть поточнее. Если я начну перечислять все, что я знаю, то мы не только до Титании вовремя не доберемся, но и вряд ли сдвинемся с места в ближайшую… вечность.

Хаджар выругался. В этом демон был прав.

— Ты знал, что Сента и Эйне это… это…

— Призраки, вызванные заклинанием Королевы Летнего Двора? — подсказал Хельмер. — Нет, Хаджи, чтобы ты там себе не надумал в этой странной, милой, такой хрупкой человеческой головушке, но я не всеведущий и всезнающий. Я просто очень долго брожу по этому миру, так что знаю то да се, но всезнанием не обладаю.

— И почему я тебе не верю?

— Потому что не верить демонам — весьма полезная для здоровья привычка. Одобряю. Но спешу огорчить, — Хельмер, не опуская поднятых ладоней, пожал плечами. — Всезнанием не обладает даже Его Яшмовое Седалище. Иначе за каким духом ему бы потребовалась целая армия из ищеек.

— Феи.

— Они самые, — снова подмигнул демон. — может их королева знает чуть больше моего, ведь вряд ли она рассказывает все своему хозяину, но… вряд ли, Хаджи. Вряд ли даже сама Титания, до того, как не увидела твой шрам в этом клятом лесу, знала, что её призраки пересекались с тобой в мире смертных.

Хаджар нахмурился.

— Что ты хочешь этим сказать.

Хельмер вздохнул, закатил глаза, вернее — глаз, помассировал переносицу и опустился на стул, созданный его маленькими кошмарами.

— То, что, Хаджи, ты иногда бываешь необычайно туп. Мир он, знаешь ли, не вертится вокруг твоей маленькой персоны. Мы — Древние, настолько долго варимся в местном котле, что, бывает и сами забываем, куда ведут отдельные нити наших интриг. Это почти, — демон какое-то время подбирал нужное слово. — как спорт. Откуда мне знать, для чего Титания отправила призраков в Лидус. Более того — у неё их может быть целый сонм. И сами эти призраки вряд ли вообще знают, что, на самом деле, они не люди.

— То есть…

— Все, что ты испытал в том ужасном заведении, лишенном прелестных девственниц и их ароматной крови — реально. Не выдумано. Призраки обладают полной свободой воли иначе…

— В чем резон их куда-либо отправлять, — протянул Хаджар.

— Во! Молодец, Хаджи-лапуля. Смекнул. Я уж думал все — застряли мы здесь в твоей интеллектуальной неуклюжести. Докумекаешь. Но! Пациент скорее жив, чем креветка!

— Мертв.

— М? Ты про этого лэра Рыцаря? Ну да, пару тысяч лет побудет мертвым, а потом переродится во что-нибудь другое. Это же духи. Они, пусть и не бессмертны, но извечны. И не проси меня объяснить разницу. Это слишком… метафорично, для человеческого языка.

— Пациент скорее жив, чем мертв. А не креветка.

— Хаджи, лапуля, — Хельмер заглянул Хаджару в глаза. — Ты здоров? Может солнечный удар? Какие креветки, ты о чем?

— Ты сам только что… ай — к демонам.

— Не очень люблю свое племя, так что я лучше бы к девственницам, но здесь — в краю Весны и Лета, их еще меньше, чем в борделе. Отрицательное число! Вечность! Именно поэтому я и не люблю Тир’на’Ног. К духам здесь ванну примешь из приятной, терпкой, ароматной крови девс…

Хаджар с шумом убрал меч в ножны и, развернувшись, направился дальше по тропе из золотого камня. Как в старой сказке из далеко мира, кажущегося ему сном.

— Хаджи, лапуля, дружище мой родной от мамы другой, у меня для тебя неприятные новости.

— Демон, клянусь своим именем, еще одно слово и я тебя прикончу!

— Ну, ты можешь, конечно, попытаться, это даже будет в чем-то забавно, но…

Хаджар резко развернулся и положил ладонь на рукоять меча. Хельмер сделал вид, что испугался, после чего указал когтем себе за спину.

— Нам в другую сторону, если ты, конечно, все еще собираешься на рандеву к Королеве.

Хаджар выругался. Очень смачно, с оттяжкой, витиевато и на нескольких языках. Он не знал, что раньше сведет его в могилу — вражеские клинки или компания отдельно взятого демона. Но, почему-то, склонялся, скорее, к чему-то посередине.

— Кстати, я рассказывал тебе о том, как в эру одного не очень трезвого послушника богов мы, с моим другом, устроили настоящий потоп для небольшой страны? Ну, размером с четверть Дарнаса. В общем, дело было так. Другой мой — коротышка, абсолютно не умел пить. До того, что, по пьяни, мог напутать задницу осла с грудью Истари. А это, знаешь ли, та еще морока. Ну и мы, покинув не самое лестное питейное заведение, решили, так сказать, нагулять аппетит перед Пиром на Седьмом Небе…

Хаджар, посмотрев на небо, привычно отключил сознание от внешнего мира. Кто бы мог подумать, что бесконечный треп Албадурта закалит его в достаточной степени, чтобы не слушать Хельмера, способного дать внушительную фору гному.

Ступая по золотым камням, Хаджар сжимал в руке теплую от крови и битвы нефритовую подвеску с узором в форме листа. У него не было причин не верить слова демона о том, что произошедшее в Весеннем не более, чем совпадение. Но и, одновременно с этим, Хаджар не находил причин, чтобы поверить.

Слишком много в его жизни случалось таких совпадений. И так легко было поверить словам Титании о том, что им ловко манипулируют, устроив из его судьбы соревнования по перетягиванию каната. Поверить действительно легко. И так соблазнительно — упасть в яму этого заблуждения.

Вот только…

Хаджар сжал и разжал кулак. Пока он дышал, пока он мог мыслить — его судьба только в его руках. И не важно, что написано в свитке, хранящимся в башне Книги Тысячи. Он сам хозяин своей судьбы. И эта подвеска — тому свидетель. Чтобы не говорила Титания, ей не заманить его в свои путы.

— Проклятые интриги…

— Вот! Мой друг говорил почти так же! Когда напьется, конечно! Ну и, в общем, он, вместе со своей пираткой, отправился на штурм морской крепости. А я ведь ему говорил — куда ты, со своим огнем, в воду суешься. Давай лучше проведем обряд жертвоприношения. У меня как раз, про запас, было несколько девственниц…

Хаджар вздохнул.

Их ждет долгое путешествие.