Глава 1583

Хаджар покачнулся. Он с силой вонзил пальцы внутрь, казалось бы, каменной колонны. Плоть не без труда пронзила органический стебель, который по крепости даже превосходил тот самый камень.

Все это чтобы удержаться на ногах.

Сила, что он призвал в этот момент, почти превзошла предел, отведенный его телу. Мередианы и каналы внутри энергетической структуры натянулись струнами Ронг’Жа, а сама плоть теперь кипела не только снаружи, но и «изнутри».

— «Глупый мальчишка», — едва слышно произнес Хельмер.

И не потому, что демон шептал — сердце Хаджара стучало так быстро, что он едва мог услышать что-то помимо бешенного стука боевых барабанов внутри собственных ушей.

— «Без тела крепости Божественного Артефакта и Освобожденного Ядра ты не можешь использовать даже десятой части своего потенциала! Хватит черпать со дна колодца. Утонешь».

Перед глазами Хаджара все плыло. Он осознавал себя. Мир замедлился до состояния, когда фейри летнего двора двигались едва ли быстрее каменных волн, которые смертные называют горами.

Хранитель Чаш Духов падали вниз. Под давление сразу нескольких могущественных техник и терны они не могли сменить свой облик и потому лишь нелепо хватались руками за воздух в попытке удержаться на ногах.

Гигантский лист, служивший им платформой, парил куда-то в пропасть.

— Освобожденное Ядро? — переспросил Хаджар. Он никогда не слышал о подобном.

— «Вспомни людей с черной кожей… впрочем — не сейчас. Вонзи меч в стебель, пока сам не отправился к праотцам».

Голос Хельмера звучал все тише, а стук барабанов — все громче. Хаджар, как обычно, сомневался в том, что говорил демон, но в данном случае у него попросту не оставалось выбора. Он развернул Синий Клинок и пронзил им стебель дерева.

Сперва ничего не происходило, а затем перед внутренним Хаджара открылось удивительное зрелище. То, что в физической реальности выглядело каменным столпом, в эфемерном пространстве энергий оказалось множеством каналов и меридиан.

— Оно живое… — выдохнул Хаджар.

— «Разумеется живое! Вечность и Звезды, а я уже понадеялся, что ты хоть немного поумнел, генерал-без-мозгов».

Каналы и меридианы стебля Чаш Духов чем-то напоминали человеческие или такие же у монстров. Только с той лишь разницей, что в данном случае они выглядели чем-то необъятным. Каждый канал шириной не уступал целой реке, а меридианы… они выглядели вытянутыми к горизонту бескрайними озерами.

Энергии, текущей внутри, хватило бы на целую имперскую армию из Небесных Солдат.

— И что… мне… делать? — едва дыша спросил Хаджар.

Даже не у демона, а скорее — у целой вселенной. Он чувствовал, как распадается его собственное энергетическое тело, а физическое и вовсе постепенно расщеплялось. Плоть буквально испарялась с костей, превращая генерала в некое подобие ходячего скелета.

— «Твой меч», — прозвучал голос. И теперь Хаджар был полностью уверен в том, что голос этот точно никак не мог принадлежать демону. — «он все еще часть твоей души».

Хаджар посмотрел на рукоять Синего Клинка. Сколько десятилетий прошло с тех пор, как ему приходилось тратить энергию на то, чтобы использовать призыв Зова? И как давно он уже не использовал эту технику древних — Зов. Вернее будет сказать — использовал постоянно.

Именно по этой причине доспехи Королевы Мэб не действовали в форме птицы Кецаль — они являлись частью Зова, а птица Кецаль оставалась другой его формой, но тоже — формой Зова.

Меч же… он служил продолжением не только руки Хаджара, но и его души.

— «Будь аккуратен, мой ученик», — продолжил голос. — «В первый раз это будет трудно и смертельно опасно».

— Я… не твой… ученик, — прошептал Хаджар.

— «Открой свой разум навстречу клинку,» — Черный Генерал полностью проигнорировал Хаджара и попросту продолжил свой «урок». — «Вспомни ваше духовное родство. То, что пронзает меч, то, что он пожирает — он делает не по своей воле. Это твой выбор и твоя ответственность. А значит и пища — тоже твоя».

Хаджар знал что нужно делать. Понятия не имел откуда, но знал. Так же, как и в случае со странным пространством-аномалией, где ему пришлось сражаться с Бессмертной Обезьяной. Так же, как и в случае с направлением в мире Духов. Так же как и много раз прежде — он просто знал.

И, так же, как и всегда, у Хаджара не было времени размышлять на тему, откуда появились эти знания и какую цену ему придется заплатить за них.

Открыв сознание и Ядро навстречу вечно голодному мечу, он навалился всем весом на рукоять и протолкнул клинок еще на несколько миллиметров вглубь ствола. Но даже такого небольшого расстояния хватило, чтобы острие коснулось поверхности ближайшего канала.

Величайшим преуменьшением было бы сказать, что энергия хлынула потоком внутрь души Хаджара. И дело даже не в колоссальном объеме этой негранёной, грубой, естественно-природной силы, а в том, с какой скоростью она обрушилась на генерала.

Хаджар внезапно ощутил себя осенним листом, брошенным на поверхность ревущего и гремящего горного потока. Листом, который пытался не просто удержаться на плаву, а встать по центру бурлящей природы и встретить её напор лицом к лицу.

[Срочное сообщение носителю! Обнаружена чужеродная энергетическая субстанция! Приблизительный объем: неисчислим. Приблизительное содержание ед. абс.энергии: неисчислимо!]

— «Используй медитацию Воина Грани, ученик! Быстрее!»

Хаджар не понимал, почему Черный Генерал назвал технику развития «Путь Среди Звезд» медитацией «Воина Грани», но, как и прежде — он знал, что эти два разных названия, по сути, одно и тоже.

С огромным усилием воли, Хаджар смог оформить свои мысли в единый приказ.

— Установить предельно допустимое значение.

[Запрос принят… обрабатываю запрос… запрос обработан. Установлены лимиты поглощаемой субстанции. Пересчет объема (кг): 83,4. Пересчет ед. абс.энергии: 36,37]

Для перехода на развитую стадию Безымянного требовалось приблизительно семьдесят килограмм материалов, содержащих три десятка единиц абсолютной энергии. Ограничения, поставленный нейросетью, смогли превратить ревущий горный поток в стремительный ручей, но, все же, они не отрезали его полностью от источника.

В результате чужеродная субстанция, струящаяся по меридианам Хаджара буквально сжигала их изнутри. Но что значила боль для Безумного Генерала. Возможно, он не был искушенным любовником для женщин, но, когда дело касалось боли — он знал о ней всё. О всех её видах. О всех проявлениях.

Если Ветер стал ему братом, то боль — сестрой.

Все еще держась за меч, Хаджар опустился в позу лотоса и сосредоточил мысли на дыхании и циркуляции энергии.

Первый вдох…

Второй…

С каждым разом он, будто кузнец, пытался обуздать огненный поток. Направить его в нужное русло.

Сперва ничего не получалось и тело Хаджара все быстрее теряло свою оформленность. Местами уже даже кости начали гнить и исчезать, обнажая энергетические каналы и меридианы, видимые в спектрах иллюзорного Мира Духов.

Но, как и тогда — на ледяном водопаде, где ему встретились последние из Ледяных Волков, он вновь почувствовал на себе такое знакомое прикосновение; ощутил запах цветов, вплетенных в черные волосы. Родные глаза на мгновение заглянули ему в сердце и этого было достаточно.

Достаточно, чтобы сжать кулаки и, невзирая ни на что, скрутить поток энергии в тугой жгут, а затем, рассекая его на тысячи осколков, вобрать в себя с последним вдохом медитации.

И когда Хаджар открыл глаза, то вспыхнувший в них синий свет пронзил облака из пара и открыл взору генерала бескрайние просторы Чаш Духов. Места, где рождается само небо смертного мира.

Прекрасное и удивительное. Чарующее и бесконечное.

Хаджар вытащил клинок из дерева и, поднявшись на ноги, посмотрел наверх. Теперь он прекрасно видел, что скрывается там, в вышине, где раскрывался бутон самой большой из чаш.

— «Эй… смертный… ты там в порядке?»

— Что? — переспросил очнувшийся Хаджар.

— «Сам не знаю что… я уже думал мы померли. Но, наверное, я просто потерял сознание вместе с тобой… стой! Когда ты успел продвинуться на развитую стадию Безымянной ступени?! Что тут происходило без моего на то царского дозволения?!»

Хаджар сжал и разжал кулак. Сила развитой ступени бушевала в его теле. Она сделала плоть крепче, меридианы ярче, а Ядро — каким-то другим. Не более крепким или ярким, а просто — другим. Хаджар еще не успел полностью разобраться в изменениях средней стадии, как судьба бросила его на еще один уровень вверх.

— Разве не ты попросил меня вонзить меч в стебель?

— «Я? Ты совсем протек своим скальпом? Меня вырубило на моменте, когда ты сбросил этих клятых стражников вниз. Кстати, о птичках… то есть драконах — не думаю, что они очень рады, ковыряниям всякими железяками в их священном сорняке…»

В сознании Хаджара кружился вихрь вопросов, но времени не хватало даже на то, чтобы задать хотя бы один из них.

— Проклятье, — выругался генерал и, убрав меч, бросился стремглав по лестнице.

Вокруг него вновь рассекали пространство огненные техники, а где-то снизу поднимался настоящий драконий рой. И на этот раз стражники, во главе с могучей воительницей, были настроены куда более… смертоносно.