Глава 1591

Тело старца наполнялось жизнью и силой. Его сухие мышцы наливались яростью и мощью, превращаясь из подобия обтянутого кожей скелета — в мощный торс, покрытый сотнями и сотнями шрамов. Следы прошедших битв были лучшими подтверждениями воинской славы могучего дракона.

Его волосы из спутанных и всклоченных стали лоснящимися и гладкими, седыми, но не безжизненными. Посох в его руках истаял, обернувшись золотыми лентами. Они обернулись вокруг его запястий и лодыжек, превратившись в наручи и сандалии.

Искры золота вплелись в волосы, увенчав кончики прядей острыми украшениями. Блики золота легли и на одежды, украсив их орнаментом.

Лицо старца огрубело, морщины разгладились, а глаза вспыхнули ярким белоснежным светом.

Белый Дракон поднял в небо левый кулак и тут же в небо ударил столп звездного света. Он пронзил тяжелые облака, свившиеся вокруг Горы Предков и освободил ночные звезды от плена гранитного склепа. Хаджар ощутил присутствие знакомой ему силы.

Белый Дракон за мгновение вобрал в себя силы Пыла Звезды — техники, пришедшей из свитка Пути Среди Звезд. Вот только…

Техника Пути Среди Звезда могла привести адепта к первой ступени Божественного Воителя — иными словами, сделать Бессмертным, достигшим пика своего развития.

Тот же Кань Дун, с которым Хаджар сражался в аномалии, находился лишь на девятой — самой низкой и самой «слабой» из ступеней Бессмертия.

Но та сила, что волнами исходила от Белого Дракона, она находилась за гранью того, на что был способен свиток Пути Среди Звезд.

— Не думал же ты, генерал! — голос… нет, не старца — могучего Дракона прошлого. — Что свиток воина Грани заканчивается на втором томе!

От одного только голоса дракона гнулись верхушки деревьев и трещали огромные валуны в недрах старого леса. Одежды Хаджара вспыхнули сиянием звезд, а сам он призвал на помощь терну, ибо одного только присутствия тени от тени Белого Дракона было достаточно, чтобы поставить существование Хаджара на грань небытия.

— Почему вы называете медитацию Путей — техникой Воина Грани?

Дракон чуть прищурился и залитые белые светом границы вытянулись в две линии горизонта.

— Разве ты не внимательно смотрел мои воспоминания, генерал? Ляо Фень был мудрейшим из богов, но он же — прослыл слабейшим. Как думаешь, кто дал мне силу, чтобы сражаться с тварями Граней?

Сердце Хаджара пропустило удар. Он уже слышал от драконов эпохи войны Небес и Земли, что техника Путей пришла к ним от Белого Дракона, но Хаджар никогда не задумывался, кто именно её создал.

Получается…

Получается, что все эти годы…

Нет — всю свою жизнь, с того самого момента, как подземный поток принес его в пещеру Травеса, он шел путем учения Черного Генерала?! Того создания, что жило внутри его души и жаждало поглотить своего тюремщика, а затем уничтожить весь Безымянный Мир?!

Насколько извращенной иронией должна обладать Кестани, богиня судьбы, чтобы сотворить такое в своих свитках?! И, кстати, откуда Хаджар знает первое имя богини…

— У меня не так много времени, генерал, — прогудел дракон. — и я не хочу проводить свои последние мгновение в праздных беседах. Я сказал все, что должно было быть мной сказано. Услышал ты или нет — лишь твоя ноша. А теперь мы сразимся.

Дракон опустил левый кулак вниз. Одновременно с этим Хаджар сперва «предчувствовал», а затем и в полной мере ощутил всю тяжесть даже не прямого удара осколка Белого Дракона. На не то, что небо упало, нет… он будто бы оказался посреди огромного океана. На самом его дне. И весь этот океан сжался в форму кулака, который молотом ударил о выставленный меч.

Хаджар что-то закричал — как тогда, давно, будучи смертным, простым криком пытаясь придать себе сил. Дать выход тому напряжению, что сковало тело.

Терна, энергии и мистерии вскипели в его теле. Они пролились в реальность, сформировав два крыла птицы Кецаль. Взмахнув изнутри меча, выставленного над головой в защитной стойке, они накрыли Хаджара плотным саваном из тысячи перьев-мечей.

Но все они оказались разбиты, согнуты и развеяны всего одним движением Белого Дракона. Хаджар, чувствуя, что еще немного и следом за мечами последует и он сам, создал за спиной пространственный разрез и вынырнул из-под давления техники.

Спиной пролетев с десяток метров, он остановился около высокого дуба и перевел дыхание.

Удар, той силы, что продемонстрировал Белый Дракон, должен был пробить земную твердь на многие и многие километры вглубь. Выбить в неё настоящий каньон, но…

Стоило только Хаджару избежать прямого удара, как свет звезд мгновенно потускнел, а ощущение присутствия огромного океана — исчезло. На земле даже травинки не шелохнулось.

Это могло говорить только об одном — Белый Дракон не просто обладал чудовищной силой, но и целиком и полностью контролировал свой потенциал. Ни единой капли силы не попадало в реальность, но малейшего эха энергий не издавали его движения.

Воистину — Хаджар еще не бился с противником более могущественным и…

Генерал согнулся и сплюнул кровью. Ему не требовались многочисленные сообщения нейро-сети, выскочившие на периферии зрения, чтобы почувствовать, как лопнуло несколько вен и буквально взорвались его внутренние органы.

И если бы не его тело крепости Императорского Артефакта, и способностей к регенерации, то на этом бой был бы окончен.

Хаджар усилием воли направил энергию на поврежденные участки и спустя мгновение полностью себя исцелил. Легенда отчасти не врали, что могущественные адепты не способны умереть в бою — во всяком случае так казалось смертным.

— Я не собираюсь сдерживать, генерал, — Белый Дракон опустил руки вниз, но только глупец обманулся бы этой открытой стойкой. — Я дал тебе понять с чем ты будешь иметь дело. Теперь же мы начнем сражение.

Хаджар едва успел различить движение правой ноги дракона, как уже в следующее мгновение его лучший из защитных приемов оказался полностью разрушен волной звездного света, созданной ударом ноги Дракона.

Вновь создав пространственный разрез, Хаджар переместился в сторону.

Он уже прежде сражался с бойцами. Их основное преимущество — вместо одного или двух оружий, они обладали четырьмя, а то и пятью. Все их тело — оружие. Это давало им невероятное преимущество в скорости, но обычно бойцы теряли в силе.

Здесь же…

У Хаджара не оставалось никаких сильных сторон.

Второй удар той же ногой отправил новую волну силы, а генерал еще даже не успел перевести дыхания. Очередным пространственным разрезом он оттянул себя в сторону, но часть волны задела его правый бок, мгновенно изорвав одежды и превратив в лохмотья не только броню, но и тело.

Сцепив зубы, Хаджар вновь залечил физическое тело. Ребра вернулись на место, органы восстановились на глазах, а мышечные волокна и плоть сшились друг с другом, не оставив и шрама.

— Это все, на что способен мой потомок?! — взревел Белый Дракон. — Позор мне, если моя кровь стала кровью труса, не способного биться лицом к лицу!

Проклятье… его сейчас оскорблял призрак много раз прадедушки?!

— «Маленький змей сражался дольше, чем ты дышишь, ученик. Фокусы Тирисфаля не помогут тебе в этой битве.»

— Заткнись, — прорычал Хаджар.

— Так заставь меня, генерал!

Белый Дракон, превращаясь во вспышку падающей звезды, оттолкнулся от земли.

— «Слушай мой голос, ученик. Я покажу тебе, что такое — меч.»