Глава 1593

В это самое мгновение, когда Белый Дракон вновь оттолкнулся от земли и размазался во вспышке звездного сияния, тени сгустились. Они поднялись высокими столпами и сомкнулись, создав темный купол. И в этой вязкой, непроглядной тьме, сумевшей остановить звездный свет Дракона, появилась фигура.

Обычно Хаджар не видел лица Черного Генерала — его скрывал капюшон. Лишь несколько белых прядей развевались по ветру внутреннего мира. Но здесь, в мире духов, мире существующего на грани человеческого воображения и реальности, Черный Генерал выглядел иначе.

После событий в Пустошах, он все еще выглядел старым. Куда старше Ляо Феня или даже Белого Дракона, но более… крепким. Как если бы к нему постепенно возвращались его силы. Хотя — может так и было на самом деле.

Все еще сухой, высокий, с лицом — кожей обтянувшим череп, он стоял под каплями холодного дождя. Когда здесь вообще успел начаться дождь?

Хаджар не вышел из защитной стойки. Только теперь острие его клинка смотрело не на застывший в темноте силуэт Белого Дракона, а на новую мишень.

— Почему я должен тебе верить?

Черный Генерал промолчал. Его взгляд скрывал капюшон, а сухие, почти синие губы не двигались. Слышно было лишь жирные капли воды, стучавшие по его коротким плечам.

Враг чем-то напоминал утопленника. Только утонул он не в реке, а в чем-то куда более эфемерном и от того — опасном.

— Ты хочешь уничтожить весь мир, поглотить мою душу и внезапно, в очередной раз, предлагаешь свою помощь? — Хаджар пытался хоть как-то воспользоваться полученной передышкой и восстановить терну и энергию, но эти две силы словно боролись друг с другом.

Как огонь и вода. Чуть больше одной — она испарит другую, чуть больше второй — она затушит первую.

— Успокой свое сердце, ученик, — произнес, внезапно, Черный Генерал. Он вытянул руку и в ней появились ножны — один в один похожие на те, что носил и сам Хаджар. Используя их как трость, Черный Генерал опустился на землю и принял позу лотоса. — Садись.

Хаджар остался стоять неподвижно.

Секунды потянулись одна за другой, складываясь в минуты. Черный Генерал больше ничего не говорил и не двигался. Хаджар же… после того, как облики Лэтэи и Артуса вновь возникли в его сознании, он, все же, опустился напротив Врага.

— Я дам тебе два урока, мой ученик, — тут же продолжил Черный Генерал. — На большее сейчас не хватит ни моих сил, но твоих.

Хаджар хотел что-то сказать о том, что ему вообще не требуются уроки Врага и то, что он соглашался стать его учеником, но… промолчал. Сейчас не время и не место для пустых спеси и дерзости.

На кону жизни двух достойных людей, а это значит — Хаджар был обязан пройти дальше. Чего бы это ему не стоило.

— Урок первый — терна, — Враг вытянул правую руку из-под плаща. Сухая и морщинистая, больше похожая на ту, что могла принадлежать умертвию, поднятому некромантом из могилы. — Ты пока не понимаешь, что это и потому не знаешь, как её использовать. Я не могу рассказать тебе то, что ты должен осознать для себя сам. Но я могу показать…

С этими словами Черный Генерал зажег на ладони черный свет. Да — именно черный свет. Огонь тьмы столь яркой, что он освещал чернотой даже этот промозглый, залитый дождем, купол мрака.

Хаджар узнал в этом огне — свет терны. Но совсем не такой, как горел у него внутри. Нет, определенно, отличались друг от друга и энергии Реки Мира. Для простого взгляда — отличались цветом, для ощущений адепта — по интенсивности, стихийности, своей привязанности к тому или иному объекту внутри Реки Мира, но терна.

Терна Черного Генерала была другой. Абсолютно. Совершенно. Как если бы Хаджар увидел новую, неизвестную для себя силу. Но при этом она являлась уже немного знакомой ему терной.

Словно Река Мира являлась универсальным решением, а вот терна более… индивидуальным?

Слишком сложная мысль, чтобы разжевывать её в этот момент.

— Терна — единственная сила, которая не принадлежит никому, кроме тебя, — Черный Генерал аккуратно подбирал слова, чтобы не сказать больше, чем мог понять Хаджар, а значит — навредить ему. — Так используй её так, как используешь руки или ноги.

Черный Генерал сжал кулак и пламя терны преобразилось, превратившись в перчатку, плотно севшую на кисть воина. Затем он расправил ладонь и огонь терны впитался в кожу, сделав её даже на вид — плотнее и крепче. А затем… затем он впитался еще глубже и Хаджар увидел, как он заполняет меридианы и каналы Черного Генерала.

Меридианы и каналы в которых полностью отсутствовала энергия реки мира. А такое могло означать только одно — если у адепта нет ни капли Реки Мира, значит он не адепт, а просто смертн…

— Об этом позже, — перебил поток мыслей Черный Генерал. — Это был мой первый урок, ученик. А теперь второй.

С этими словами Враг резким движением руки обнажил свой выкованный из неба безлунной ночи клинок и положил полосу черной стали перед ногами Хаджара.

— Ставший на путь станет, станет с ним един, — Черный Генерал проговаривал старую, как мир, поэму о пути меча, описывающую стадии мастерства. — Через меч, он познает суть мироздания. Через мироздание — суть своего сердца. Через сердце — единство своей души и меча. И когда меч и душа станут едины, он сможет создать свое королевство, где будет править мечом и душой.

— Четыре стадии владения, — кивнул Хаджар. — я прошел их все.

— Все… — протянул Враг. — Осмотрись, ученик. Что ты видишь перед собой?

Хаджар осмотрелся. Он видел пузырь тьмы, в котором они сидели на мокрой от дождя траве. Дождь… он каплями стучал о траву и одежды.

Кап-кап.

Кап-кап.

Звук, отдаленно похожий на ритмичный бой боевых барабанов. Будто тысячи воинов были готовы тот же час сорваться в стремительном выпаде в сторону любого противника, только укажи им путь. Верная армия единомышленников, где каждый отдаст жизнь за своего товарища.

— Какое королевство, ученик, может существовать без законов? Законов, что мы сами создаем, чтобы жить по ним. Законам, что нет в этом мире. Законам, рождаемыми здесь, — Черный Генерал коснулся лба. — и здесь, — а затем груди.

Законы… Хаджар уже слышал о них — когда видел воспоминания Мертвого Бога — сперва противника, а затем друга Черного Генерала.

Тот что-то говорил о законах, которые превосходят любые техники, даже те, коими владеют лишь Бессмертные.

— Закон меча, — произнес Черный Генерал и одно лишь это словосочетание словно рассекло весь мир духов на две половины. — рождается из правил. Когда ты осознаешь свое первое правило меча — мы встретимся вновь. А до тех пор, мне больше нечему тебя учить.

Черный Генерал поднялся на ноги и вытянул ладонь. Черный клинок сам лег в неё, а затем все вернулось в норму. Белый Дракона вновь летел в сторону своего противника, а Хаджар, стараясь не зацикливаться на «правилах и законах», пытался сконцентрироваться на куда более полезном уроке.