Глава 1594

Белый Дракон выглядел едва заметной вспышкой. Вспышкой, летящей прямо в сторону Хаджара. Он не сдерживал своих сил и не пытался как-то помочь потомку. Единственное правило, по которому прошел всю жизнь предок Хозяев Небес — достойный — достоен.

Он не отдал бы свое наследие и не пустил бы дальше пусть даже своего единственного потомка, если тот не был из числа — «достойных».

Но на этот раз сердце Хаджара было спокойным. Его разум — чист. Его воля — крепка, как никогда прежде. Теперь он владел не только силой, но и способом её применения.

Терна «втекла» в его глаза и те смогли не только различить во вспышке Белого Дракона, но и заметить каждое из его движений так отчетливо, будто это был не великий воин прошлого, а равный по силам противник из числа адептов.

Когда кулак Белого Дракона почти соприкоснулся с грудью Хаджара, тот выставил блок левой рекой. Рукой, поглощенной его сиянием терны.

Удар отозвался болью, а рука ненадолго отнялась. Хаджара отбросило на несколько шагов назад и… все. Ни сломанных костей, ни поврежденных внутренних органов, ни разорванных каналов или меридиан. Терна действительно защитила его. Не сделала сильней или прочней.

Нет.

Она работала как-то иначе. Как именно — Хаджар не понимал. Пока не понимал.

— Что-то изменилось… — прошептал Белый Дракон, а затем широко улыбнулся. — Мне это нравится! Давай, потомок! Пусть об этом дне, когда смертный победил дракона, сложат легенды и песни будут петь сотни эпох!

Белый Дракон вновь бросился вперед. Окруженный Пылом Звезды, словно облаченный в доспех из огней вселенной, он обрушился на Хаджара градом ударов. Один сокрушительнее и быстрее другого. Сотнями они сыпались на Хаджара, но каждый раз тот успел увернуться, уклониться или выставить блок.

Его терна разгоралась все сильнее.

Вскоре в мареве кулаков, колен и локтей начал сверкать и меч. Сперва скромно, затем все быстрее и быстрее, сильнее и сильнее, он сиял посреди серебристого сияния звезд. Высекал золотые искры о наручи Белого Дракона, а порой и оставлял широкие, алые полосы на могучем торсе.

Двое противников бились всласть. Быстрые и неуловимые для взгляда иного наблюдателя, две вспышки в абсолютной тишине ночного леса бились друг с другом. Серебристая и синяя, они сверкали между высоких крон, проносились над лугами и полями, сражались посреди ровной, непотревоженной речной и озерной глади.

Кулак против меча.

Человек против дракона.

Затем все стихло.

Покрытые ушибами и сечеными ранами, они встали на том самом месте, где впервые встретились — у подножия высокой скалы, чей пик терялся где-то в небесах.

— Хорошо-о-о-о, — протянул Белый Дракон. Израненный, окровавленный, но его взгляд все еще крепок и суров, а глазницы все так же затапливало белое сияние горящей звезды. — Закончим?

— Закончим, — кивнул измятый Хаджар в порванных одеждах, сломанными ребрами, покрытый гематомами и кровоподтеками.

— Это все силы, что у меня остались, славный потомок, — на этот раз Белый Дракон говорил это без всякой иронии. — Я буду ждать твоего лучшего удара.

Белый Дракон принял низкую стойку, затем скрестил перед лицом предплечья и резко, с грудным рыком, развел их в сторону. Одновременно с этим вокруг его тела взвилась энергия столь сокрушительная, что скала за спиной воина-старца затряслась, а с вершины покатились огромные камни.

Когда же столп звездного огня вытянулся выше самих облаков, Белый Дракон выстрелил перед собой правой рукой. Сжатый кулак создал столь сильное давление воздуха, что даже не эхо, не сама техника, а попросту — волна потревоженного воздуха создала настоящий ураган.

Тот обрушился на Хаджара и лесные кроны за его спиной. Он сминал их и древесные щепки затанцевали среди вспышек энергии. Даже Белый Дракон не мог полностью контролировать такое могущество и эхо проникало в реальный мир, корежа его и разрывая на части.

Когда волна урагана схлынула, то в сторону Хаджара мчался исполинский мерцающий кулак, созданный из звездного огня.

На словах все происходило долго, но на деле — одно мгновение разделило сказанное Драконом, а второе — стало тем мостом, что соединяло Хаджара и дом праотцов. Если он ничего не предпримет, то техника Белого Дракона попросту сотрет все следы его существования.

Хаджар прикрыл глаза и задышал ровнее.

Он чувствовал, как пляшет ветер на его плечах. Ветер, приносящий ему сцены последних битв. Кань Дунь, Дикий Бог, множество фейри. Каждое мгновение этих битв. Каждое движение тел противников. Каждая искра их энергий и сил. Все это сливалось воедино в сознании Хаджара.

Уплотнялось. Сжималось. Концентрировалось, пока в сознании Хаджара не возник всего один образ. И всего два слова, чтобы описать этот образ.

Звездная вспышка окутала Хаджара синим и белым покровом, техника Воина ветра сформировала второй меч, мгновенно слившийся с Синим Клинком. Терна кипела внутри его каналов и меридиан.

Для этой техники, Хаджару требовалась не свои сила — а чужая. Ведь как бы ни был силен противник, что он сможет сделать, если прямо перед ним зарождается…

— Встречный Ветер, — с трудом произнес Хаджар, помогая своему сознанию, еще не готовому к такой технике.

Меч Хаджара засиял терной и мистериями и, одновременно с тем, как сила буквально ухнула в бездонный колодец, на встречу исполинскому кулаку устремился маленький, едва различимый синий луч. Он мгновенно пронзил технику Белого Дракона.

Тот покачнулся, но устоял на ногах.

— Этого недостаточно! — закричал он сквозь бурю ревущих энергий.

Синий луч не смог разрушить звездный кулак, но…

— Я знаю, — прошептал Хаджар.

Белый Дракон так и не понял, что произошло. Только что он видел фигуру израненного мечника в изорванных одеждах. Видел, как с поверхности его клинка слетает луч техники, а затем… затем фигура мечника исчезла, а луч, пронзивший сперва звездный кулак, а затем и грудь самого Белого Дракона, оказался ничем иным, как клинком.

Изящным, синим клинком, на поверхности которого белый Птица Кецаль летела сквозь облака.

Остаточное изображение.

Вот, что видел все это время Белый Дракон.

Остаточное изображение.

На миг, на один краткий миг — простой смертный смог превзойти скорость того, кто овладел Пылом Звезды.

Хаджар стоял за спиной пронзенного им противника. Он тяжело дышал и сомневался, что сможет сделать еще хотя бы шаг, чтобы не упасть.

Так что, когда он услышал звук падающего тела, то не ощутил радости от победы. Только облегчение. И, может, немного грусти. Ведь с окончательной смертью Белого Дракона, все Хозяева Небес потеряют своего духа-хранителя и, рано или поздно, их постигнет та же судьба, что и народ Гиртай когда-то.

— Возьми их, — раздался шепот. — когда-нибудь они пригодятся тебе.

Хаджар с трудом, но обернулся.

На траве перед ним лежал большой, белый змей. Собственными клыками тот сгрызал со своей спины широкие, сильные крылья из белых и серых перьев. Окровавленные, они упали на высокую траву.

— Достойный… потомок.

И затем все стихло. Только немного жалобно скрипели кроны старого леса, словно провожавшего в последний путь верного друга.