Глава 1613

Лэтэя слушала и кивала, порой украдкой поглядывая на лицо Артеуса. Вернее — новый узор, оставленный странным шипом. За это время они успели закончить все съестные припасы Бадура и его чай. Три голодных адепта это та еще стая саранчи.

— Как жаль, — выдохнула под конец Лэтэя. — Как жаль, что я не смогла поблагодарить его лично.

Хаджар промолчал. Что-то подсказывало ему, что последние слова Бадура перед расставанием и тот мешочек, что Хаджар обнаружил в своем рукаве, были как-то связаны. Но для того, чтобы убедится в этом ему требовалось одиночество и свободное время.

Увы, ни того ни того в ближайшем обозримом не предвидится.

— Как ты освободилась? — неожиданно спросил Артеус.

За прошедший час юноша смог прийти в себя и вернуть приветливую, добродушную улыбку. Признаться, с ней его видеть было спокойнее.

Лэтэя смолкла на полуслове и утопила взгляд звездных глаз где-то на дне пустой чашки.

— Сложно сказать, — начала она свой рассказ. — Волки утащили меня в какую-то пещеру. Пути туда я не запомнила. Очнулась уже в пещере. У них там почти целая деревня. Огромная такая.

— Пещера?

— И пещера и деревня, — уточнила Лэтэя.

Хаджар кивнул. Он так и думал, что Нарнир взял с собой далеко не всю стаю. Иначе как объяснить тот факт, что десяток волков стерегли границу целой страны. Получается, что дети Феденрира являлись, сами по себе, чуть ли не отдельной фракцией.

Это делало их одновременно и опаснее, и, в какой-то степени, уязвимее для…

Хаджар выдохнул.

Проклятые интриги.

Они из числа тех ядов, что заразят, а ты и не заметишь.

— Тебя не обидели? — тут же подобрался Артеус.

Лэтэя с Хаджаром переглянулись. В глазах девушки застыл немой вопрос, а Хаджар лишь плутовато улыбнулся и ничего не сказал.

— Спасибо, Артеус, но я вполне способна за себя постоять, — довольно сурово отрезала воительница. — Но обходились со мной вполне достойно. Поместили в небольшой дом и приставили часовых.

— И ты…

— Нет, — перебила Лэтэя и чуть сжала кружку. — Их вожак… Нарнир или как его там. Он использовал что-то. Не знаю, как описать. Но… я вдруг оказалась простой смертной. Без техник, терны или энергии. Ужасное чувство. Не знаю… может артефакт какой-то или еще что-то…

— Правило, — хором прошептали Хаджар с Артеусом.

Лэтэя посмотрела на них с нескрываемым удивлением.

— Артеус тебе потом расскажет, — чуть небрежно отмахнулся Хаджар. — Продолжай, пожалуйста.

— Хорошо, — кивнула девушка. — так я провела несколько дней. Несколько раз пыталась сбежать, но будучи смертной в окружении детей Феденрира — не самая успешная моя затея. Так что я осталась ждать подходящего момента. И в один вечер он настал. Я вдруг почувствовала, что сила ко мне вернулась.

— Вернулась? — чуть прищурился Хаджар. — Просто так взяла и вернулась.

Лэтэя снова кивнула.

— Я тоже сперва не поняла, что произошло, но… — она чуть поежилась. — Мне удалось выбраться из комнаты, а охранники, видимо, не ожидали, что я смогу им что-то противопоставить, так что я отправила их на поля вечной охоты. Отыскала свое копье и, прорвавшись с боем через несколько членов их стаи, выбралась на поверхность, а там по звездам нашла путь обратно. Дальше ты и сам, Хаджар, знаешь. Вы с Бадуром нашли меня у порога избы.

Хаджар молча отпил немного отвара. В рассказе Лэтэи было больше брешей, чем в разбитом корыте. Если её действительно удерживало правило Нарнира, то почему он, вдруг, его убрал? А если даже и убрал, то получается, что Лэтэя столкнулась только с самыми слабыми членами стаи. Потому что даже трех волков из тех, что пришли вместе с Нарниром, было бы достаточно, чтобы не просто удержать Лэтэю, а пленить её обратно.

А когда в стае остаются только самые слабые её участники?

Когда более сильные, всем скопом, борются с какой-то угрозой. Угрозой достаточно серьезной, чтобы Нарнир был вынужден использовать свое правило и, тем самым, избавить от его давления узницу.

Но кто в Чужих Землях обладал такой силой и властью, чтобы заставить волка стянуть все свои силы?

— Ты никого не видела, когда сбежала?

— Кроме оборотней? — Лэтэя ненадолго задумалась. — Было что-то такое… мне показалось, что я увидела кого-то знакомого, но, наверное, просто показалось в горячке боя.

Хаджар почувствовал, что зацепился за что-то важное.

— А можешь попробовать описать?

Лэтэя пожала плечами.

— Это была короткая золотая вспышка, не более того. Может быть чья-то техника или отсвет от костра или звезд. Не знаю Хаджар. Поверь, мне бы тоже хотелось выяснить, кто стал моим спасителем или спасительницей, но увы. Я была слишком занята тем, что пыталась спасти собственную…

Лэтэя скосила на вновь покрасневшего Артеуса и замолчала.

— В любом случае…

— В любом случае, — тепло улыбнулся Хаджар. — я рад, что ты вернулась к нам. Без тебя этот поход снова стал бы слишком пресным. Да и Албадурт по тебе скучал бы.

— Думаешь? — сверкнула улыбкой уже самая Лэтэя.

— Конечно! Проклятый гном только и говорит, что о твоих глазах, — и опять же, Хаджар не стал уточнять, что Алба-удун не может свыкнуть с мыслью, что в глазницах у Лэтэя не звездный металл, а глаза. И постоянно просит дать ему шанс вырвать их и выковать что-нибудь эдакое. — Уже скоро песнь петь начнет.

— Надо же…

Хаджар с Лэтэей одновременно прыснули, а затем и вовсе засмеялись в голос. Один только Артеус, не понимая в чем дело, переводил недоумевающий взгляд с одного ну другую.

— Ладно, — хлопнул ладонью по столу Хаджар. — это все, разумеется, очень занимательно, но нам надо понять, как двигаться дальше.

— Встретиться с Шенси, а затем следовать плану, — напомнила Лэтэя, все еще немного дрожащая от внутреннего холода. — Мы и так слишком задержались в пути.

— Это понятно. Но без поддержки Лецкетов, процесс переговоров с Сумречной Сектой может стать не самым приятным событием.

— Вряд ли менее приятным, нежели волки Феденрира и аномалия с безумным Бессмертным, — поежилась Лэтэя.

— Вы побывали в аномалии и видели Бессмертного?! — все же не сдержался от восклицания Артеус. — Лэтэя, после турнир, а я думал вы, вместе с достопочтенным Кассием ищите лекарство от твоей болезни.

Упоминание Кассия ненадолго отразилось легкой скорбью на лице Лэтэи, но та быстро взяла себя в руки.

— Так оно и было, пока, как видишь, я не отправилась на поиски приключений, — коварно, чисто по-женски, улыбнулась Лэтэя. — И буду рада, если ты присоединишься к нам.

— Лэтэя…

— Хватит, Хаджар. Твои предубеждения пока еще ни разу не оправдались, а Артеус был, все это время, нам крайне полезен. Не говоря уже о том, что он спас жизнь и тебе, и мне.

Хаджар проворчал нечто на тему, что он свой долг уже выплатил, а затем только отмахнулся. Если Лэтэе так хочется таскать за собой этого юнца — пускай. Только когда он станет им обузой, пусть потом не сетует на судьбу.

— Отправиться в путешествие с Безумным Генералом и Падающей Звездой? — глаза волшебника буквально вспыхнули живым огнем. — Ты хоть представляешь сколько материала я смогу набрать для своих песен?!

— О, я даже не сомневаюсь, — Лэтэя похлопала его по руке, отчего волшебник снова зарделся. Лэтэя же, словно этого не заметив, повернулась к Хаджару. — А что касательно дома Лецкет…

— А что касательно дома Лецкет, — подхватил Артеус. — Здесь, думаю, я смогу вам помочь.

— Н-да? — протянул Хаджар, скучающе подперевший подбородок ладонью. — И как?

— Я слышал ваш уговор с главой дома… кажется, он просил вас отыскать северянина? — губы Артеуса сложились в какой-то дьявольской усмешке. — И, спорю, вы готовы поклясться, что вы отыскали его. Думаю, нам надо отправится на переговоры.

На мгновение, Хаджару показалось, что он действительно видит перед собой не молодого, безусого юнца, а того странного разноглазого волшебника.

И, видят Вечерние Звезды, ему это не сильно понравилось.