Глава 957

Хаджар прекрасно знал куда ему идти — Анис успела в подробностях за эти три дня описать все переходы и коридоры в замке Диносов. Несколько раз, при помощи нейросети, Хаджар конструировал в разуме копию замка и теперь ориентировался в нем ничуть не хуже, чем в доме Оруна.

Свернув около гобелена с изображением пляшущего существа, отдаленно похожего на тролля, Хаджар оказался перед массивными вратами.

Именно так Хищные Клинки — вратами с засовом, отделяли женское крыло от мужского. Около входа стояло два охранника. Суровые мечники, покрытые шрамами боевой славы. В кожаных доспехах и с клинками наголо.

Они словно ждали Хаджара.

Рыцари духа развитой стадии, каждый из них обладал мистериями Оружия в Сердце. Элитные бойцы, которых вскормила машина клана Диносов.

Хаджар проскользил по полу. Взмахом руки он развеял серебристую технику первого из мечников. Поднырнув ему под руку, Хаджар обхватил чужое запястье и развернул под неестественным углом. Сухой хруст слился с вскриком жуткой боли, а затем собственный меч стражника пронзил его собственное горло.

Не останавливаясь, Хаджар развернулся на пятках и подставил тело, которое он держал одной лишь левой рукой, под поток точно такой же серебристой техники. Слившиеся воедино десятки стремительных секущих ударов превратили еще агонизирующий труп в кровавые лохмотья.

Хаджар, сжимая обрубок руки, которая держала меч с лежащей на плоскости лезвия головой, легонько толкнул его вперед. Меч стражника, со свистом рассекая пространство, превращаясь в синюю молнию, пробил насквозь грудь второго стражника и, вонзившись в стену, погрузился в волшебный камень по самую рукоять.

Стражник, еще не понимая, что уже погиб, сделал один, затем второй шаг вперед, замахнулся мечом, но вот его глаза остекленели и он, сломанной куклой, рухнул сперва на колени, а затем и лицом в лужу собственной крови.

Все произошедшее не потребовало от Хаджара больше, чем трех движений и произошло быстрее, чем за удар сердца.

Подойдя к трупу, Хаджар наклонился и прикрыл тому глаза. Нисколько не заботясь о том, что одежды его Зова пачкаются в крови, Хаджар прочитал несколько молитв за упокой души.

Скольких Ласканцев этот воин мог одолеть на войне? Скольких жителей Дарнаса защитить от той участи, что постигла его самого?

Война — страшное дело, но гражданская война…

Правую руку Хаджара обожгла вспышка страшной силы. На ладони еще блестел никому, кроме него самого, невидимый шрам, оставленный принесенной на крови клятвой. Его нельзя было ни стереть, ни скрыть.

Клятва вела Хаджара вперед и он, поднявшись, выдохнул волей, сопряженной с мистериями духов меча и ветра.

Массивные ворота, закрытые засовами магии и стали, разнесло в щепки. Влетая внутрь широкого коридора, чей свод терялся где-то в вышине, они градом осыпались на головы защитницам крыла.

Сотня стражниц выставили перед собой клинки со щитами.

— Держать строй! — гаркнула, стоявшая в середине построения, офицер. –Уничтожить вторженца!

* * *

— Наглая девчонка! — глаза Брустра блестели от ярости и гнева. Вокруг него яркими всполохами бушевала алая энергия, вливавшаяся в технику «Кровавой Охоты» — техники клана Хищного Клинка.

Для зрителей Анис и Брустр появлялись лишь редкими вспышками застывших силуэтов. Будто два изваяния они застывали в позах фехтующих мечников. Каждое их следующее движение продолжало предыдущие, но тела появлялись в абсолютно разных точках сокрытой под волшебным щитом, тренировочной площадке.

— Сегодня ты отправишься следом за своим отцом!

Брустр, с ревом, развернул рукой и выпад, который он направил в грудь Анис, мгновенно превратился в восходящий, режущий удар. Поток алого света, похожего на лоскут огромного, кровавого рукава, понесся следом за его Божественным Клинком.

Несмотря на то, что оба сражающихся использовали одну и ту же технику, их стили разнились.

Брустр наседал с усердием быка и яростью обезумевшего носорога. Он наступал так рьяно и открыто, что казалось, будто глава Хищных Клинков не заботиться о защите.

Но именно нападение и было его защитой. Яростное и неудержимое, не оставляющее и доли секунды на размышления и, даже, самого миниатюрного окошка на контратаку.

Брустр выглядел голодным зверем, который собирался отобрать у врага все, до самой последней крошки.

Анис же, напротив, была легкой и незаметной. Как дуновение весеннего ветра. Как осенний лист, ласкающий потоки ветра. Как песчинка, брошенная в объятья золотого пляжа.

Она лишь слегка оттолкнулась мыском стопы от земли и, разорвав дистанцию, пропустила поток алого света в дюйме от своего лица.

Вторым движением она, огибая Брустра, проскользила по широкой дуге. Подол её юбки распахнулся крыльями ворона и хищной птицей Анис, продолжая «Кровавую» технику, опустила меч в рубящем ударе прямо на голову Брустру.

Тот поднял клинок, чтобы защититься и в этом движение собралось столько силы и мощи, что вокруг него затрещала земля. И, вместе с клинком, поднялись и многотонные куски породы. Пушечными снарядами они полетели в Анис и океан алой энергии разлился под ней.

Сама мысль о том, что она могла бы пронзить подобную защиту, казалось невероятной. Стоило клинку Анис коснуться этой пелены алого сияния, внутри которой кружились вихри мощи Божественного Артефакта — Меча Синего Ветра (именно это название и вдохновляло Хаджара на именование его «собственного» королевства), как она не просто была бы заблокирована подобной мощью, но и мгновенно уничтожена.

Но, когда зрители уже облегченно выдохнули победе Брустра, Анис, внезапно, исчезла и появилась уже в совсем ином месте.

Техника «Кровавого Бега» семьи Динос не была всемогуща. Она была способна изменить траекторию движение и буквально переместить воина, но лишь один раз за одно движение. Анис уже использовала её, чтобы оказаться в позиции «над» дядей. А, теперь, исчезнув второй раз, все с тем же рубящим ударом, она оказалась у него за спиной.

— Что?! — Брустр, буквально разрывая свои жилы, пытался перенести защитный океан в другое положение, но он явно не успевал. — Двойной Шаг?! Как ты можешь его исп…

— УМРИ! — закричала Анис.

Её меч, позади которого так же вспыхнул алый океан, обрушился прямо на позвоночник Брустру.

Толпа зрителей ахнула второй раз. Но вместо того, чтобы увидеть фонтан крови, рассеченные кости и падающие на песок площадки внутренности, под ритм дождя и сливаясь со вспышками молнии, сверкнули искры.

С пояса Брустра, стремительно покрываясь ржавчиной, падал один из многочисленных амулетов.

Правила дуэли, которые выбрал Хаджар, позволяли обоим сражавшимся использовать любые амулеты, талисманы или артефакты, которые только имел в своем распоряжении адепт.

Брустр хорошо подготовился к битве с учеником Тирисфаля. Он взял с собой все защитные и атакующие талисманы, которые только смог нажить за все прошедшие века. Но даже подумать не мог, что он Безымянный адепт, владеющий Герцогством меча, будет вынужден использовать хоть один в битве с Рыцарем Духа развитой стадии, которая лишь недавно, по его меркам, постигла Оружие в Сердце.

Опустив меч и спокойно повернувшись к Анис, Брустр, подставив лицо холодным каплям дождя, игнорировал гремящий за его спиной дождь каменный.

Многотонные глыбы, вырванные из земли, падали на площадку, превращая её из ровной поверхности в жуткого вида каменный сад.

— Если ты так скучаешь по отцу и матери, Анис, — прошептал глава Хищных Клинков. — я как можно скорее отправлю тебя к ним.