Глава 960

— Твой отец мертв, мальчик, — произнес Хаджар и удивился тому, как с его уст сорвалось это слово — «мальчик».

Привыкший сталкиваться с существами, намного старше и могущественнее самого себя, Хаджар, внезапно, с удивлением обнаружил, как поменялся с ними ролями.

И вот он сам, могущественный и «старый», стоял перед лицом талантливого юнца. Юнца, к которому он не питал ничего, кроме жалости. Жалости от того, что их свела судьба.

Жестокая ирония, которую так любит эта уродливая старуха — судьба.

— Я тоже это чувствую, Дархан, — кивнул Парис.

Он не сводил взгляда карих глаз с Хаджара. Следил за каждым его движением. Аура Рыцаря Духа развитой , сопряженная с мистериями уровня Оружия в Сердце, разливалась вокруг мальчика.

И тому не нужно было призывать своего духа, чтобы Хаджар понял, какой именно силой владеет юноша.

В этом поколении клан Хищных Клинков породил не одного монстра меча, а двух. Но, вот ведь трагичная комедия жизни, ни одного из них он не сможет уберечь и удержать в своем лоно.

Может это потому, что таким птицам не суждено широко расправить свои крылья?

Хаджар не сомневался в том, что однажды Парис превзойдет Тирисфаля. И, возможно, самого Хаджара. Перед лицом подобного гения, Хаджар был не более, чем просто талантливый мечник.

Да и то — его талант лежал не на чистом пути меча. Ему не было суждено зажечь в Реке Мира своей звезды Меча, которая слилась бы с той, что уже есть. Того, к чему, по сути, стремился каждый мечник.

— Для меня честь, сразиться с тобой, Дархан, — в глазах мальчика не было ни страха, ни сожалений. Лишь стремление к битве. — Пожалуйста, не сдерживайся. Я хочу узнать, насколько крепок мой меч.

* * *

Яростный поток энергии, разбивая потолок, заставил стоявших на площадке зрителей закричать от ужаса.

Королевства, которыми Агвар и Сальм укрыли народ, задрожали и затрещали. Оба адепта почувствовали невероятную мощь, разорвавшуюся где-то над их головами.

Нечто жуткое и смертельное.

— Все закончено, — Анис поднялась на ноги. Из её пространственного артефакта появились просторные, черные одежды, в которые она и облачилась.

О жуткой ране напоминал лишь мокнущий под дождем, развивающийся на ветру, левый рукав. Меч Анис держала тепрь в левой руке.

— Я, Анис Динос, выхожу из клана Кесалия и призываю свою кровь! — она вонзила меч в землю и рассекла ладонь о его кромку. Кровь, стекая на землю, вспыхнула золотом и на ладони Анис, которую та подняла над головой, появилась, на несколько мгновений, метка герба клана Хищных Клинков. –Обрядом древних! Я — Анис Динос, старшая дочь Тенеса Диноса, законного главы клана Хищных Клинков, по праву крови объявляю себя нынешним главой Хищных Клинков! Я сказала!

— Чушь!

— Глупости!

— Зарвавшаяся девка! Парис — наш законный глава!

— Парис — наследник по праву сильного!

— Твой отец был слаб! Брустр забрал корону по кодексу меча!

— Достаточно! — даже вдвое ослабленная мощь истинного, легендарного духа меча, заставила замолчать выкрики из рядов членов Хищных Клинков. Анис, тяжело опираясь на меч, смахнула намокшие локоны с лица. — Нет больше Париса Диноса! Нет его матери! Не его брата! И нет его отца! Вся семья убийцы моего отца отправилась к праотцам! Я и Том — единственные наследники клана Хищных Клинков! И, обрядом древних, если слова мои истины, я призываю Корону!

Мгновение, два, три, а затем на голове Анис появилась корона о пяти зубцах, каждый из которых представлял один из видов меча.

— Диносы! — взревела Анис. — склонитесь перед вашей Королевой Меча!

Секундная заминка, а затем вперед вышел седовласый мужчина. Главный наставник меча в клане Диносов.

— Корона, по кодексу меча, принадлежит сильнейшему, — произнес он. — Моя Королева, — и опустился на правое колено.

— Моя Королева, — склонился еще один.

— Моя Королева!

— Моя Королева!

И сотни, тысячи членов клана Хищных Клинков опускались на колени, чтобы поприветствовать свою новую Королеву. Ту, которая по праву сильного забрала корону. Так, как это было заведено в клане Диносов еще древними. Тот, кто идет по пути меча, идет по пути сильного. И лишь сильнейший может править сильными.

Так, с самого рождения, думали все Диносы.

Они жили этим.

В этом была их суть.

Каждого из них.

Суть в том, чтобы стать сильнейшим.

И, спустя несколько ударов сердца, на ногах не осталось стоять почти ни одного Диноса.

— Брат? — Анис посмотрела на своего младшего брата.

Том стоял под струями дождя. Среди преклонивших колени, он возвышался огромной горой. В руках его лежал обнаженный клинок.

— Зачем тебе власть, сестра? — прошептал он. Трудно было сказать — капли дождя стекают по его лицу или же это слезы. — Мы искали только справедливости. Только упокоения для отца и матери.

— Они упокоятся лишь когда корона вернется законному наследнику! –выкрикнула Анис. — Сперва мне, а затем моему дитя! — и она накрыла ладонью живот.

Шепотки полетели по рядам гостей, которые ожидали скучного, рядового торжества, а пришли на самое неоднозначное событие столицы за последнее десятилетие.

— Мы могли бы остаться с нашими друзьями, — прошептал Том. — Парис бы стал главой Хищных Клинков — он ведь достоин этого, сестра… он не такой, как наш отец и дядя. Не такой, как мы с тобой… Он бы сделал наш клан великим. Сделал бы его достойным славы древних… Он бы освободил всех нас от бремени… бремени быть сильнейшими…

Бурчащий себе под нос Том вдруг поднял глаза на сестру. Яркие, горячие, преисполненные достоинством и огнем. Его меч не дрогнул, когда он отсек им правый рукав камзола.

Его рука не ослабла, когда выкинул родовой меч на песок.

Его сердце не пропустило удар, когда пальцы вонзились в его собственную плоть.

— В этом нет чести, Анис Динос, — процедил он сквозь сжатые зубы. — Твой покойный муж показал мне путь и, да пребудут со мной боги, не убоюсь я пойти по нему.

Сверкнула молния.

Ударил гром. С ним слился полный ужаса и отчаянья крик Анис, когда Том вырывал из плеча кусок плоти, на котором был начертан герб их рода.

— С этого дня я! — прогремел рев Тома, который больше уже не скрывал своих горячих, исчезающих в дожде, слез. — Том из Диносов, больше не являюсь частью клана Хищных Клинков! И пусть от меня отрекутся великие праотцы и да сгниет моя кровь!

Плюнув на собственный кусок плоти, лежащий на песке, не обращая внимания на то, как уродливым шрамом затягивается рана на плече, Том Безродный развернулся, чтобы покинуть некогда родной дом.

— Не так быстро, юноша, — ехидная, плотоядная улыбка расчертила лицо человека, которого боялась вся столица. — Никому не двигаться! Никому не покидать квартала! Территория оцеплена моими людьми! Дело переходит в руки Тайной Канцелярии!