Глава 962

— Очнись, варвар… — что-то ударило Хаджара по лицу. — Придя в себя… Великая Черепаха… что они с тобой сделали.

Хаджар открыл глаза. Видение или явь, правда или иллюзия, теперь ему это могла подсказать разве что нейросеть.

И, слава Высокому Небу, она подсказывала, что перед ним вовсе не очередной выверт измученного пытками, алхимией и магией сознания.

— Дружище… — каждый слог давался Хаджару с такой болью и трудом, будто он толкал горы в небо. — Ты… выглядишь… лучше.

Эйнен действительно выглядел лучше. Шрамы на его лице были чуть незаметнее, чем прежде. Нет, островитянин не стал Повелителем, но, видимо, либо нашел, либо самостоятельно создал какое-то лекарство. Почему-то Хаджар думал, что правильным вариантом было именно второе.

Думал…

Думать, это вообще, очень, забавно.

Мысли, они почти как крысы, которые бегали в темнице Хаджара. Темница… интересно, а он вообще сбегал из замка Примуса или до сих пор лежит там, измученный, поседевший, скелет смертного, который возомнил себя смертным.

В одной из иллюзий он это видел.

Или то была не иллюзия.

А вообще…

— Приди в себя! — очередная пощечина ожгла лицо Хаджара.

— Спа…си…бо, — прохрипел он.

Эйнен аккуратно отцепил цепи. На них были закреплены крюки, за которые подвесили Хаджара.

— Великая Черепаха, варвар… ты весишь не больше перышка.

Эйнен вытащил крюки из-под ключиц и ребер Хаджара. Он опустил его на плащ, которым укрыл мокрую, гнилую солому, разбросанную по полу каменной темницы. Он отогнал крыс, которые, за эти дни, успели до костей обглодать пальцы Хаджара.

Надо же, какая ирония, почти четверть века назад он, порой, питался крысиным мясом, а теперь они мстили за своих павших собратьев той же монетой.

Жизнь действительно циклично и связана.

— Выпей, — Эйнен протянул к разбитым, разорванным губам Хаджара горлянку с пахучей жидкостью.

Глоток, один, второй.

Бесчисленные раны, порезы, ожоги, следы от укусов, вырезания плоти, кислоты, различных приспособлений пыток. Вместе с грязной кровью, гноем из ран, нечистотами в мышцах и разрушенных энергоканалов, снадобье Эйнена вымывало все, чем только успели напичкать Хаджара.

И, постепенно, его сознание прочищалось.

— Сейчас, потерпи, я сниму с тебя эту дрянь.

Ловкие руки авантюриста, при помощи одному ему понятных волшебных отмычек, всего за несколько минут отстегнули с шеи Хаджара рабский ошейник, превративший его из одного из сильнейших мечников Семи Империй в простого смертного.

Энергия, которая тут же хлынула в его истерзанное энергетическое тело, причиняла такую боль, что он не мог сдержаться от крика.

— Потерпи, брат, — прошептал Эйнен. Закрыв ладонью рот другу, он навалился на наего всем телом, а затем, достав разделочный нож, сделал разрез на горле, куда вылил каку-то жгучую дрянь.

Хаджар потерял сознание.

Кажется, еще в тот момент, когда ему резали горло.

Когда он очнулся, то чувствовал себя достаточно сносно. Энергетические каналы, более или менее, срослись. Кончено, пройдет не меньше недели, до того, как Хаджар вернется к своему максимуму, но и этого хватало.

Тело, приобретшее очередную роспись жуткими шрамами, не болело и выглядело сносно. Растерзанный мышцы, изломанные кости, порванные сухожилия. Все это срослось и исцелилось.

— Чтобы ты знал, мой друг, — Эйнен, сидевший рядом, вытирал краем одежд пот со лба. — я влил в тебя, в данный момент, половину стоимости дома Оруна.

— Великие планы… — Хаджару все еще было тяжело говорить. — требуют больших инвестиций.

— Планы? — «возмутился», сохраняя свою привычную невозмутимость, Эйнен. –То, что предлагаю я — вот это планы. И, стоит заметить, когда мы действуем по «плану», то ничего подобного не происходит!

— Справедливо, — кивнул Хаджар.

С этим действительно было глупо спорить.

— Нет, мы разного безумства за эти годы пережили, мой друг, но это… это… это… переходит все, к Великой Черепахе, границы.

— Сочту за комплимент.

Секунда тишины, а потом друзья засмеялись. Они сидели вдвоем в сердце места, которого страшилась вся столица. Пребывая в казематах, внутри дворца Тайной Канцелярии, расположенного в непосредственной близости от Запретного Города, они смеялись.

В окружении плотоядных крыс, ошметков плоти Хаджара, окровавленных крюков, за которые он лишь недавно был подвешен, они от души смеялись.

— Сколько я здесь? — спросил Хаджар.

— А ты не помнишь?

— Не помню, — покачал головой Хаджар.

Его воля была крепка. Даже слишком. Он бы не сдался под пыткам, а попросту бы, в какой-то момент, отправился к праотцам. Лишь бы не выдать того, что из него пытались вытащить палачи Тайной Канцелярии. Поэтому, Хаджар отдал управление своим телом и частью сознания в «руки» того, кому не ведомы никакие человеческие чувства, лишь цифры и расчет.

И пока нейросеть справлялась с пыткой тела, духа и разума Хаджара, тот пребывал в глубочайшей медитации. Там, где мог сохранить ядро своего «я», не позволяя его разрушить. Вместе с нейросетью они создали вокруг центра личности Хаджара неразрушимую преграду.

— Четыре дня, — ответил, слегка погодя, Эйнен.

— Четыре дня? — Хаджар выдохнул и, сжав кулаки, медленно их разжал. Там, в медитации, ему показало, что прошло четыре года. — А ты не торопился.

— Пробраться незамеченным и протащить «груз» во второй по тайности и защищенности место, после Запретного Города? О том, как я сюда «не торопился», варвар, барды смог спеть целый эпос! Узнай об этом на родине, я бы стал самым знаменитым контрабандистом и пиратом в стране Островов!

Такие пылкие речи — редкость для Эйнена.

— Не сомневаюсь, — Хаджар похлопал товарища по плечу. — Не сомневаюсь, лысый… Теперь к делу. Если прошло четыре дня, то до рандеву с Хельмером осталось не так много времени. Ты принес наши игрушки?

Вместо ответа Эйнен взмахнул рукой и на полу темницы появилась точная копия Хаджара. Только полысевшего, больше похожего на обтянутый кожей скелет, мумию, нежели нормального человека.

Но, самое важное и самое удивительное, это существо дышало.

— Некромантия, — хором, с отвращением, процедили друзья.

Кадавар, заранее созданный магией Анетт, не был живым, в нужном понимании этого слова. Но имел достаточно признаков, чтобы на некоторое время обмануть палачей Тайной Канцелярии.

— Следуй моим указаниям, — вторым взмахом руки Эйнен явил в темнице набор, от которого что-то внутри Хаджара дрогнуло.

Вместе они принялись за работу, по приданию кадавру вида, в котором Эйнен обнаружил своего товарища. На это у них ушло не больше получаса, после чего, вместе, они подвесили живой труп за крюки.

Хаджар окинул второго «себя» взглядом и понял, что еще ни один год, он будет видеть подобное в своих кошмарах.

— Ходили слухи, варвар, — Эйнен вытирал руки о плащ и взглядом ценители осматривал работу. — что ты едва не свел сума одного из палачей, что-то бурча себе под нос во время всех пыток.

— Да?

Хаджар перемотал несколько сцен из памяти нейросети и содрогнулся от ужаса. Перед тем, как уйти в медитацию, он попросил нейросеть воспроизводить его устами самые мерзкие звуки из существующих.

— Высокое Небо, — вдохнул Хаджар и попытался стереть воспоминание из памяти. — я читал им русский рэп.

— Русск… расск… — Эйнен пытался повторить, но не мог. — на каком языке это заклинание, мой друг?

Хаджар никак не ответил. Он толкнул тяжелую дверную створку, ведущую в коридор темницы.

Самое сложное им еще только предстояло — прокрасться в кабинет Декоя Шувера, выкрасть оттуда документы о клане Тарез, затем проникнуть в квартал торговцев и выяснить, чем они так привлекли внимание Хельмера.

И все это до тех пор, пока не спохватились палачи Тайной Канцелярии, и пока не вышло время, отведенное демоном.

— Вперед, лысый, на встречу приключениям, — Хаджар вышел в коридор.