Глава 966

К тому времени, как Хаджар отыскал на лугу Карейна, тот уже потерял сознание. Стройный, мускулистый, совсем не похожий на стереотипного торговца, Карейн Тарез лежал, на спине. Правой ладонью он прикрывал кровоточащую рану на боку, а левой буквально вырыл рядом с собой яму.

— Проклятье, — выругался Хаджар.

Только с четвертого раза у него получилось «открыть» трофейный пространственный артефакт, доставшийся ему от напавших на Гору Ненастий членов клана Мертвой Луны. И лишь с девятой попытки вытащил оттуда несколько бинтов и склянку с пахучей мазью.

Сейчас, находясь на границе мира духов — в Стране Фейре, не обликом сознания или души, Хаджар в полной мере ощущал что-то неладное в потоках Реки Мира.

Если в мире смертных она текла ровным, спокойным потоком, пронзающим все сущее, прошлое, настоящее и будущее, обозримое и необозримое, то здесь… Это был как горный ручей, местами спокойный, но мгновением позже превращающийся в бурный поток, смывающий все на своем пути, затем растекающийся озером, падающий водопадом, извивающийся змеей широкий рукав реки, а потом все по новой — спокойный ручей, бурный поток…

Река Мира в мире духов, даже на таком дальнем рубеже, как тот регион, в котором оказались Карейн с Хаджаром, была так же изменчива, как и сам мир духов.

Хаджар убрал руку Карейна и тут же сморщился. Рана имела ненормальный, резкий запах. И выглядела так, будто её оставили не несколько минут назад, а в лучшем случае — месяц. Причем все это время её никак не лечили и позволили загноится.

Радовало, что Синий Клинок мгновенно отозвался и, покинув чертоги души, явился в реальный мир по первому усилию воли. Собственно, точно так же отозвались и доспехи Зова. Мистерии ветра и меча, объединенные воедино, так же не откликались мгновенно.

Единственное, что выходило из-под контроля, выглядело незнакомом и в чем-то чуждо — это энергия. То, что проходило сквозь Реку Мира в стране фейре, резко отличалось от привычного Хаджару в мире смертных.

— С этим позже, — прошептал он себе под нос.

Синим Клинком, не позволяя тому впиться в энергетическую структуру Карейна (Синий Клинок, будучи спаянным с клинком Черного Генерала, оставил в себе все его свойства — в том числе и плотоядную натуру) внутри которой и так, в районе раны, находилось нечто чужеродное, Хаджар срезал гноящиеся крови.

— Высокое Небо! — взмахом руки, призывая волю и мистерии Хаджар уничтожил посыпавшихся из раны, извивающихся белых червей.

Те исчезли во вспышках неизвестной, чужеродной энергии. Такой Хаджар никогда не встречал в мире смертных. Она была какая-то… неправильная.

Из раны полилась черная, вскипающая на солнце кровь. Карейн задергался и замычал. Хадажр волей придавил его тело к земле, а затем вонзил Синий Клинок в рану.

— А-А-А-А! — закричал наследник семьи Тарезов.

Хаджар, игнорируя стекающие по его лбу капли дождя, осторожно контролируя жадные до пищи «жгуты» Синего Клинка, позволил им войти в энергетическую структуру Карейна.

Не задевая его каналов и врат, он полностью сконцентрировался на чужеродной субстанции. Пульсирующий, алый комок, засевший где-то в районе нижнего ребра.

Когда жгуты приблизились к нему, Хаджар почувствовал отвращение Синего Клинка. Тот явно не воспринимал этот сгусток, как нечто съедобное.

Когда же, ломая «сопротивление» меча, Хаджар заставил его коснуться жгутами пульсирующего паразита, то те начали стремительно «ржаветь», а по руке самого Хаджара прошла волна нестерпимой боли.

Он мгновенно вытащил клинок из раны и фонтан черной крови брызнул прямо на землю. Она сжигала траву и кислотой обжигала почву.

— Проклятье, — снова выругался Хаджар. — Что это такое?

На его вопрос, понятное дело, никто не ответил.

Стараясь не касаться раны, Хаджар старательно обработал её мазью, а затем туго спеленал волшебными бинтами. Но уже через несколько секунд они покрылась черными точками, затем пятнами, а потом и вовсе под ними расплылся густой ореол.

Рана явно было не из обычных… Даже по меркам тех, которые могли нанести своими техниками адепты.

Вновь не с первой попытки, Хаджар достал из кольца бурдюк с медицинской водой и, промыв свои руки, смыл волшебные символы с груди Карейна.

Те исчезали с точно таким же шипением, как и черви. В итоге, спустя пять минут операции, весь торс Тареза выглядел так, будто его несколько месяцев пытали огнем и кислотой.

— Что же с тобой сделали, — покачал головой Хаджар.

Вонзив в землю меч, Хаджар прислонился к небу спиной и посмотрел на небо. Яркое, светлое, с облаками и подмигивающим из-за них солнцем.

Оно было совсем не такое, как в мире смертных. Будто нарисованное, словно ненастоящее. Такое, которым хочется любоваться, такое, как можно увидеть лишь на пейзажах лучших из художников.

Одного этого, не считая бури в потоках Реки Мира, было достаточно, чтобы действительно поверить в то, что Хаджар находиться в ином мире. Или другом измерении того же самого мира…

Все это было сложно.

Даже слишком.

— Спа…си…бо, — прохрипел, спустя несколько часов, очнувшийся Карейн. — Во… ды…

Хаджар вышел из поверхностной медитации, размял тело после пребывания в позе лотоса, взял в руки бурдюк с медицинской водой и, приставив к горлу раненного Синий Клинок, приподнял его голову и осторожно прислонил к губам горлышко.

После первого же глотка Карейн закашлялся, но не перестал жадно пить. Только после того, как бурдюк опустел на четверть, Тарез откинулся обратно на груду тряпья, которой Хаджар заменил ему подушку.

— Я уже думал, что… все, — речь теперь давалась ему явно проще. — Зарежет меня отец. Будто свинью…

— Никогда не думал, что у вас такие острые отношения.

— Острые? — Карейн криво усмехнулся. — хороший каламбур, Хаджар. Я, все же, позитивно на тебя повлиял за время наших приключений…

Клинок Хаджара все так же лежал под кадыком Карейна. Он слегка царапал его кожу и алая ниточка спускалась по лезвию. Именно красная кровь, а не черная, которая все еще сочилась сквозь рану.

— Это у тебя стиль… общения такой, Хаджар? — Карейн, тяжело дыша, продолжал корчить из себя шута. — Разговаривать с… мечом у горла.

— Только с теми, кто может предоставлять угрозу.

— Угрозу? — Карейн потянулся к раненному боку, но так и не коснулся бинта. — Я сейчас… представляю угрозу… разве что экологии этого места.

Даже одной ногой стоя на пороге дома праотцов, Карейн отказывался снимать свою маску. Хаджар хорошо был знаком с подобным типом людей. И, даже, относительно близко знал и знает некоторых его представителей.

Неро… Хельмер…

Все они скрывали под этой маской грызущую их изнутри боль.

Те, кто смеется громче и ярче всех, на самом деле, внутри, терпят самую жуткую и ядовитую тоску.

— Почему твой отец хотел тебя убить?

Карейн засмеялся. Кашляющим и слегка печальным смехом.

— Мы на границе мира духов, Хаджар… в стране фейре… месте, о котором матери и бабушки детям… сказки рассказывают. А тебя… мой отец интересует.

— Что-то мне подсказывает, — теперь уже пришел черед Хаджара улыбаться. –это все как-то связано.

Карейн промолчал. Затем устало вздохнул и прикрыл глаза.

— У нас есть только сутки, Хаджар. Затем я умру. А после этого закроется проход в мир смертных. Ты точно уверен, что хочешь тратить на разговоры время? Или ты не чувствуешь, как мир духов постепенно поедает тебя изнутри.

Хаджар действительно это чувствовал. Мистерии меча синего ветра пока защищали его энергетическую структуру от местной хищной атмосферы, но это было одно из тех сражений, что заранее обречены на поражение.

Не пройдет и недели, как энергетическое тело Хаджара полностью разложиться, а вместе с ним и физическая оболочка.