Глава 969

Несмотря на то, что казалось, что лес находился около самого горизонта, Хаджар с Карейном добрались до него всего за несколько минут. Мир Духов сложно было познавать глазами, но и энергией, учитывая то, как сложно приходилось даже Повелителям в этом месте, многого не исследуешь.

Карейн, хромая, едва ли не всем лежал на плече Хаджара. По его боку, сквозь бинты, стекали струйки черной, вязкой крови. Тело Карейна она не обжигала, но стоило ей упасть на землю, как та шипела, сгорая в кислоте.

— Что это такое? — спросил Хаджар.

— Понятия… не имею, — речь вновь давалась Карейну с трудом. Любое движение, и это не только было видно, но и чувствовалось, причиняло ему резкую боль. — Спросишь… у моего отца.

Хаджар ответил на это молчанием.

Оказавшись на опушке леса, от которого тянуло каким-то странным волшебством, Хаджар развеял доспехи Зова. Ему не нужно было быть специалистом по миру духов в целом и стране фейре в частности, чтобы определить, что он находиться во владениях Летнего Двора.

— Разумно, — прохрипел Карейн. — фейри Летнего Двора не очень были бы рады твоему наряду, сшитому Мэб.

— Как ты узнал?

Карейн лишь крепче стиснул плечо Хаджара.

— Я ведь уже… говорил. Моя мать… несла в себе… часть крови фейри…

Хаджар мысленно вздохнул. Карейн был силен не только в искусстве меча, но и в искусстве риторики. Добиться от него нормального, прямого ответа, если тот не желал отвечать, оказалось невозможным.

Он до того сильно заболтал Хаджара в самом начале их беседы, что тот едва не упустил нить главного вопроса. Что именно собирался проделать Сальм Тарез своим ритуалом.

Возможно Карейн не знал и сам, но скорее всего его связывала какая-то очень искусно составленная клятва. И Карейн, пройдя по лезвию, дал все намеки и все подсказки, какие только мог.

Все же, как гласила молва, ничто не могло связать вас крепче, чем клятва, принесенная Тарезам. Клан Торговцев знал в них толк.

— Каков наш план?

— Сейчас… увидишь.

И Карейн первым, смело, без сомнений, вошел в пределы леса фейри. Сколько про них Хаджар слышал сказок от своих няни и матери. Про народ богини Дану — существу более древнему, чем нынешние боги.

О том, как некогда, народ фейри — Туатха де Даанан, славные не только своими красотой, изяществом в одежде, но и магией с воинским искусством, сражались против богов.

Они, обладая артефактами невероятной силы, уже начали одерживать победу, но их предали и великие воины и маги проиграли. Но милостивые боги не стали истреблять столь удивительный народ. Они изгнали его с Седьмого Неба — мира богов и отправили скитаться на границу мира духов.

И потому фейри — ближайшие их волшебных народов к смертным. Потому что они наказаны вечно пребывать на границе уже не смертные, но еще не духи.

Слушая эту историю, Хаджар, в те времена, не находил в ней ничего, кроме очередной красивой сказки. Теперь же он цеплялся за оговорку про богиню Дану.

Первые лже-боги, это древнейшие из духов, которые сбились со своего пути и решили подчинить себе все четыре мира. Их потомки — заполнили Седьмое Небо и так появился Яшмовый Дворец с его Яшмовым Императором — правителем всех богов и всего сущего, видимого и невидимого, былого, настоящего и прошлого.

Так появилась Книга Судеб, Книга Тысячи и все её бесчисленные имена. Так появились люди, так появились их жизненные пути. Так началась первая из Эпох.

Но если до лже-богов существовала некая Дана, которая создала народ фейри, то…

Хаджар не знал, что следовало после «то…». Возможно, ответы на подобные вопросы, можно найти только в самых закрыты библиотеках страны Бессмертных. Если не на самом Седьмом Небе или у Князя Демонов.

Лес фейри выглядел именно так, как себе и представлял Хаджар. В каждом камне, каждом дереве, каждом дуновении ветра сквозь кроны, чувствовалась магия.

Не те фокусы, которые с трудом воспроизводили адепты мира смертных, а самая настоящая магия. Когда свет, пробежавшись по листьям дубов и берез, вдруг превращался в смех звезды, скучающей по черному бархату неба, а затем, вливаясь в дерево, он позволял тому вздохнуть. И в этом вздохе слышалась мудрость времени и изящество.

На краю зрения, вспышкой эфемерного сознания, тонкая береза, впитав свет смеющегося солнца, расправляла ветви и прекрасной девушкой, одетой в самые изысканные, мерцающие одежды, наклонялось к ручью, чтобы напиться из него воды.

Сам же ручей, извиваясь среди холмов, вдруг расправлял крылья и синей птицей взлетал в небо, где оборачивался облаком из которого шел дождь из капель чьих-то разбитых мечтаний. Их осколки, падая на плечи Хаджару, стекали водой на мох, изумрудной пылью разлетавшийся по лесу.

Затем мгновение и это вновь привычный, простой лесной массив, раскинувший объятья от левого до правого горизонтов.

Хаджар обернулся.

Ему казалось, что они только-только вошли во владения фейри и за спиной должен раскинуться заливной луг, но ничего, кроме деревьев, он не увидел.

— Не пытайся понять страну… фае разумом, Хаджар, — Карейн, кажется, начал чувствовать себя чуть лучше. Во всяком случае он больше не висел всем весом на плече Хаджара и даже, относительно самостоятельно, переставлял ноги. — И, тем более, не пытайся его ощутить при помощи энергии или мистерий. Если, конечно, не хочешь, чтобы сюда заявились воины фейри. Уверяю тебя, они мало чем похожи на те сказки о маленьких, крылатых созданий, которые ты слышал в детстве.

Хаджар вспомнил тех фей, которые служили в качестве посланников Седьмого Неба. Каждая из них была неимоверно сильна, но Фрея, нынешняя «сторож» и «надзирательница» Хаджара превосходила их всех вместе взятых.

— Карейн… — Хаджара, внезапно, осенила шальная догадка. — А ты ничего не знаешь о том, почему некоторые фейри служат богам?

Тарез на какое-то время замолчал.

— Все матери рассказывают своим детям истории, Хаджар, — прошептал он. — В них они доносят нам ту мудрость, которую нажили, за эпохи, наши предки. Так мы становимся теми, кто мы есть. Народами, нациями, религиями. Нас делают таковыми не цвет крови или форма ушей, а истории матерей и наставления отцов.

— Не знал, что в тебе есть те же философские порывы, что в Эйнене.

Карейн улыбнулся.

— Вопрос, который ты задал, Хаджар — это часть истории народа богини Дану. Я не могу тебе рассказать того, что тебе не положено знать.

— Вот так вот и рождается расизм, Карейн.

Тарез посмотрел исподлобья на поддерживающего его Хаджара.

— Ты сильно ударился головой, варвар? Или мне действительно не чудится и это была твоя попытка пошутить? Если так — то лучше никогда больше не пытайся. Боги щедро наградили тебя талантами быть безумным, но чувством юмора явно обделили.

— Вообще-то я умею шутить, — нахмурился Хаджар.

— И кто так говорит? А, погоди, не отвечай. Дай угодаю — те, у горла кого ты меч свой держишь?

Хаджар не сдержался и засмеялся.