Глава 972

Так быстро до Запретного Города Хаджар еще не добирался. Казалось, с момента, как Карейн, в буквальном смысле, вытолкнул его из мира духов и Рекка Геран приставила к горлу «пленника» клинки-паразиты, прошло не больше нескольких минут.

И вот Хаджар, теперь, сидел все в том же кабинете, что и меньше недели назад.

Перед ним, на золотом троне, скучающе подперев подбородок кулаком, находилось Его Императорское Высочество, Морган Бесстрашный. В очередных простых, но в то же время невероятно изысканных и дорогих одеждах.

— Хаджар Дархан, ученик Великого Мечника Оруна, — задумчиво протянул правитель Дарнаса.

Хаджар, сидящий напротив Императора, прекрасно понимал, что в тайной нише на этот раз стоит вовсе не генерал Шувер, глава Тайной Канцелярии.

Там был один из тех, о ком Хаджару рассказывал Орун. Один из Великих Героев Дарнаса и причина, по которой Марнил никогда не кичились своими лучниками.

Просто так получалось, что сильнейший лучник Дарнаса был выходцем из сословия крестьян и охотников восточных регионов, граничащих с южными рубежами Моря Песка.

И именно этот индивид, сокрытый от глаз, энергий и мистерий (но не от вычислительной мощности нейросети) в данный момент держал Хаджара на прицеле.

Орун, учитывая ту силу, которую он открыто демонстрировал, считал этого Великого Героя Дарнаса равным себе. В той мере, разумеется, в которой Тирисфаль открывался миру.

Его полную мощь, вряд ли, сдержал бы полностью даже Чин’Аме.

— Ваше Императорское Величество, — не вставая, поклонился Хаджар.

Он не собирался давать лишний повод для лучника использовать свое оружие.

— Я своего сына, в последнее время, вижу реже, чем тебя, Хаджар Дархан, –вздохнул Император.

Любой другой адепт, на месте Моргана, взмахнул бы рукой, призвал бы волю, но один из могущественнейших и, безусловно, хитрейших и искуснейших в интригах, адептов Дарнаса поднялся и, дойдя до столика, налили себе из графина немного терпкого, ярко-красного вина.

— Молчишь… — он вернулся обратно на трон и, покачивая бокал, смотрел на то как алые капли стекают по тонким, хрустальным стенкам. — А я вот, все, жду от тебя какого-нибудь рассказа, Хаджар Дархан.

— Все, что пожелает, Ваше Императорское Величество, — вновь поклонился Хаджар.

— Все? — Морган отпил немного сока и, отставив бокал, подался вперед. –Я бы, к примеру, пожелала, чтобы в первый год войны у меня не исчезли сразу два аристократических клана, Хаджар Дархан.

— Один.

— Что?

— Прошу прощения за своеволие, но позвольте вас поправить, мой Император. Исчез лишь один клан.

Морган, сцепив пальцы домиком, откинулся на спинку трона.

— Объяснись, Дархан, — приказным, не терпящим пререканий тоном, проговорил Морган.

Хаджар, как было уже прежде, до того, как подумать над ответом Моргану, подумал над тем, правильно ли он думает. И только после того, как убедился, что он видит хотя бы какие-то границы ловушки, которую расставляет Император, начал думать над тем, как ему ответить.

И, видят Вечерние Звезды и Высокое Небо, это было куда сложнее, чем самые смертельные испытания и сражения, через которые проходил за свою жизнь Хаджар.

— Если вы, мой Император, имеете в виду клан Диносов — то я лишь выполнял клятву, которую принес нынешней Королеве Меча, дабы быть уверенным в её лояльности во время путешествия по Карнаку.

— Ты хочешь сказать, что это я виноват в том, что ты опрометчиво принес клятву, Хаджар Дархан?

— Разумеется нет, мой Император, — в который раз склонился Хаджар. — я бы никогда не осмелился бы такого сказать.

— Не осмелился, — Морган вновь взял бокал и принялся его покачивать. — Не осмелился, но думаешь так, верно?

— У всего есть цена, мой Император. Но я привык полагать, что, кто бы не назначил мне цену, принять её или нет выбирая лишь я сам.

В ответ на это Император лишь хмыкнул и не более.

— Продолжай.

Только после этой вальяжно-властной отмашки Хаджар позволил себе вновь открыть рот. Отчасти потому, что понимал, когда может себе позволить выходку, как в клане Зеленого Молота, а, от части, из-за глубокого уважения к Моргану.

Несмотря на все те отрицательные черты, которыи обладал правитель, Хаджар прекрасно понимал, что если бы не Император, ты не было бы нынешнего Дарнаса в целом и Лидуса в частности.

Морган, собственными руками, построил огромную страну, вытащив её из той разрухи, в которую ею эпохами вгоняли слабые правители прошлого.

Дарнасу, как и любой другой Империи, требовалась сильная рука хитрого и дальнозоркого правителя. И Морган подходил под все эти критерии лучше всех других возможных кандидатов.

Он являлся тем необходимым «злом», которое создавала светлое и, пусть и облачное, но, все же — светлое будущее для большинства.

Это то, что Хаджар понял не благодаря своим отцу или матери, а Примусу. Может тот и разрушил свою семью и вогнал треть народа в рабство, но Лидус, за те одиннадцать лет правления Примуса стал сильнее, чем за все прошедшие века.

— Что же касается клана Тарезов, то я не особо понимаю, что произошло.

— Не понимаешь, значит, что произошло… — протянул Морган. — Так уж и не понимаешь?

Хаджар отрицательно покачал головой.

— Некоторое время назад я пришел в дворец Тарезов по приглашению своего друга — старшего наследника клана Тарезов, — это была наглая и откровенная ложь и, Морган, как никто другой, должен был это понимать, но в данном случае у Хаджара на руках оказался козырь.

Карейн сейчас находился так далеко, что спросить его мнения было попросту невозможно. А в случае принесения клятвы, хаджар бы смог выкрутиться из любой формулировке благодаря просьбе Карейна, который тот озвучил лежа на алтаре.

— Затем там произошло нечто, объяснение чему я не нахожу, — продолжил Хаджар. — Когда же я очнулся, то весь клан Тарезов был под контролем корпуса Стражей… ну и я в том числе.

Морган, некоторое время, смотрел в глаза Хаджару. Тот не отводил своего глаза. Их партия вновь зашла в логический тупик.

Хаджар прекрасно понимал, что Моргану известна если не вся правда, то её большая часть. И сам Император знал, что Хаджар не идиот и видит эту ситуацию.

Но, тем не менее, они не могли нарушить негласного договора, который заключили друг с другом — именно по нему Акена пришла на торжество в клан Диносов, чем развязала Хаджару руки.

К тому же, если смотреть на общую картину, а не на её мелкие детали, то все складывалось как нельзя удачнее.

Брустр сам вызвал Хаджара на дуэль, а тот просто воспользовался старыми законами. В дом Тарезов Хаджар, поскольку его не сожрал хищный сад и он не отметился в качестве интервента, заявился в качестве приглашенного гостя.

Таким образом, все было, как говорится, «шито белыми нитками».

Все, кроме одного факта…

— По моим сведениям, Хаджар Дархан, — все так же задумчиво протянул Морган. — в данный момент вы должны сидеть не в моем кабинете, а находиться в ведении Тайной Канцелярии.

Вот так вот ласково и аккуратно Морган срезал углы, имея в виду пытки палачей Шувера.

— Разве, мой Императора?

Морган вопросительно изогнул бровь.

— Кажется, вы имеете в виду, мой предположительный арест Тайной Канцелярией, который, опять же, предположительно, — Хаджар сделал ударение на последнем слове. — имел под собой почву ввиду убитого мною Париса Диноса и его матери. Но я могу принести соответствующую клятву, что не убивал и никаким образом не содействовал прерыванию жизни Париса. И, более того, я так и не видел документов об аресте. Так что, получается, что ареста не просто не могло произойти — его и не было.

Морган залпом осушил бокал. Откинув мизинец, он поставил его на серебряный столик около трона и вновь посмотрел в глаза Хаджару.

— Ты хочешь сказать, ученик Великого Мечника, что тебя изначально не было в Тайной Канцелярии?

— По всем разумным фактам получается, что именно так — меня там не могло быть.

Около минуты или даже дольше в кабинете висела гнетущая тишина.

— Ты можешь идти, Хаджар Дархан, — взмахнул рукой Император.

Хаджар поднялся и, поклонившись, попятился, как того требовал этикет, к двери.

Но до того, как он развернулся, Морган, вдруг, его окликнул.

— Два клана оказались разбиты. Тарезы и Диносы. Из их осколков я могу слепить только один клан. Так что скажи мне, Хаджар Дархан, кому стоит выжить, а кому пасть?

Хадажру очень хотелось ответить, что Тарезам. Потому как иной ответ, однажды, повергнет душу Париса в ту же пучину, что и Тома с Анис, а когда-то и самого Хаджара.

Но он ответил:

— Диносам, мой Император. Идет война — нам нужна сила их мечей.

Морган только кивнул.

Хаджар развернулся и, дотронувшись до ручки двери, вновь замер.

Не оборачиваясь, он спросил.

— А что было бы, мой Император, если бы я ответил, что Тарезам.

Вновь тишина, а затем.