Глава 973

После того, как, буквально через десять минут после Дархана, из кабинета вышел высокий, стройный, чуть худой адепт, от которого, даже когда тот не собирался никаким образом этого демонстрировать, веяло невероятной силой, Декой Шувер, в который раз за этот месяц посетил Императора.

Морган, как обычно, занимался тем, что раскачивал в руке бокал с алым соком. А может и вином… Что там на самом деле пил правитель Дарнаса не знала, по сведениям Тайной Канцелярии, даже его возлюбленная жена.

Это была одна из загадок Империи, но из тех, на которые Шувер почти не тратил своего внимания.

— Проходи, — Морган указал на стул в центре помещения.

Кабинет, в котором они сейчас находились, предназначался для, условно, серьезных разговоров. Не серьезные Морган проводил в своем рабочем, заваленном бумаге, помещении. А не условно, по-настоящему серьезные, проводились на нижних этажах цитадели Тайной Канцелярии.

— Мой Император, — поклонился Шувер и опустился в кресло.

Морган какое-то время раскачивал свой напиток и смотрел куда-то вглубь собственных мыслей. Многие в этой Империи, не обладая и щепоткой чувства самосохранения, хотели бы знать, что творится в голове Моргана.

Шувер этого не хотел.

Он не хотел знать и десятой части того, о чем размышлял правитель Дарнаса. Подобные знания привели бы не только его, но и всю его немногочисленную семью, состоящую из брата, сестры и матери, в места куда более страшные, чем нижние этажи цитадели Тайной Канцелярии.

И при этом Шувер не был трусом. Холодным, расчетливым выживальщиком, который не чурался марать руки в грязи и крови, но не трусом.

Просто он прекрасно понимал, чем именно чреваты подобные «знания».

— А неплохо все получилось, да? — Морган отпил немного и поставил бокал.

Шувер промолчал. Он имел на этот счет свое мнение. В очередной интриге Моргана, почему-то, крайним выставили именно его организацию. В узкие круги уже успела просочиться информация о том, как два, пусть и талантливых, но простолюдина оставили с носом такую могучую и пугающую организацию, как Тайная Канцелярия.

И, видят боги, подобная утечка не могла произойти из рядов подчиненных Шувера.

А значит она исходила от…

Морган широко и хищно улыбался.

— Во время войны народ должен сплотиться, генерал, — как бы невзначай произнес Морган. — ни к чему, если в самом нашем сердце будет жить заноза, о которую все спотыкаются.

— Ваша воля, мой Император, — сидя поклонился Шувер.

Те века, которые он потратил на то, чтобы создать вокруг Тайной Канцелярии ореол жути, способный сбить спесь с любого желающего провернуть свои темные дела, был подкошен всего за пару дней.

И сделал это никто иной, как сам Император — непосредственный создать этой самой организации.

— Кадавра хоть сняли? — спросил Морган.

— Сняли, мой Император, — кивнул Шувер. — сразу, как они вышли из моего кабинета и сняли.

— Шрамы, смотрю, зажили уже.

Декой потер щеку, по которой наглец Дархан несколько раз провел своим клинком. Проклятый мальчишка!

— Когда я предлагал тебе решить проблему с Тарезами, Шувер, я не предполагал, что ты выберешь такой кардинальный маршрут.

Теперь пришел черед Декоя откинуться на спинку кресла.

— Я действовал согласно тем инструкциям, которые получил от вас, мой Император, — начал он свой отчет. — Все документы про клан Тарезов и их, разумеется, чрезвычайно тайные опыты по кровосмешению были собраны в один документ. Туда же мы выключили и максимально подробную карту их поместья, которые смогли получить.

— Всегда поражался, генерал, тому, как невзрачные, с виду, девушки, умеют проникать в постели к самым видным юношам и, даже, тем, кто старше.

Шувер вспомнил то, как отдавал приказ своему двойному, а может уже и тройному агенту (кто знает, что там в голове Моргана) — Рекке Геран. Та, буквально за несколько дней, умудрилась не только стать любовницей Карейна Тареза, но и отыскать вход в потайной храм Тарезов.

Рекка была чрезвычайно способной девушкой…

Хотя бы просто потому, что этот вход искали и другие специалисты и, за несколько веков поиска, не справились. Рекке же хватило меньше недели.

— Может что-то в психологии, — пожал плечами Шувер.

Морган посмотрел на него, а затем отвел взгляд к витражу, за которым раскинулись просторы прекрасного сада Запретного Города.

— Ты ведь из небольшого дворянского рода, генерал?

— Да, мой Император. Мой род занимался рыбным делом, пока не обмельчали реки в ближайших предгорьях.

— Понятно… — протянул Морган. Будто он не знал этой информации… — Ты никогда не жил в достатке и даже изобилии, Шувер… Впрочем, сейчас это не важно. Лучше скажи мне, какой свиток, из тех, что мы подложили, Хаджар взял помимо дела Тарезов?

— Этот, мой Император, — Шувер протянул Императору пергаментный свиток, на которой блестела печать с гербом в виде парящего Ворона.

— Орден Ворона? — кажется, Морган был неподдельно удивлен. — Религиозные фанатики? Ты ничего не перепутал, Шувер?

— Нет, мой Император, — Декой, непроизвольно, скрипнул зубами. — у меня было время, чтобы поизображать спящего и понаблюдать за действиями этих двоих.

— Ну-ну, — фыркнул Морган. — будет тебе. Небольшой спектакль разбавил твои загруженные будни.

— Как скажете, Ваше Императорское Величество, — склонился Декой.

Император отложил свиток в сторону и задумался.

— Значит — Вороны… Что же, это довольно интересно… Но позже… Ты уже подготовил для казначеев сводку по Тарезам?

— Разумеется, — Шувер протянул Императору очередную бумагу. На ней, среди прочего, было указана и общая сумма состояния клана Тарезов, с учетом движимого и недвижимого имущества.

— Внушительно, — Император, в первые на памяти главы Тайной Канцелярии, присвистнул. Казалось бы — чего здесь такого. Но выбивалось из общей канвы. — Направим, в первую очередь, на производство новых кораблей, вооружение и алхимию. Войне нужны деньги, а нам не так, чтобы, нужны были Тарезы.

— Их торговые сети придется кому-то перенять.

— Небесный Ветер займется этим, — отмахнулся Морган. — я уже переговорил с их главой. Он головой ручался за два года освоить треть сети Тарезов.

Шувер и не видел другого кандидата. Воздушные сети Небесного Ветра помогут им в освоении торговли павших Тарезов. И вот, через несколько лет, вспыхнет звезда другого богатейшего клана…

Копилки, которую, при необходимости, Морган разобьет без всякой жалости и сожаления.

Таков был правитель Дарнаса.

— Что же до Диносов…

— Всех уцелевших женщин Тарез переправишь в Замок Меча, — Император перебил Шувера. — Войне нужны не только деньги, но и воины. А того, что с женщинами своего клана наворотил Сальм… думаю, будет неплохо посмотреть, как это отразиться на простой крови Диносов.

Шувер сглотнул, побледнел, а затем поклонился:

— Да, мой Император.

Морган планировал все это…

Планировал еще до того, как в город приехал чертов мальчишка Дархан.

Интриги Императора всегда были долгоиграющим. Сколько десятилетий или веков назад он задумал провернуть эту сцену и, за это время, сколько других сцен он успел запланировать или уже отыграть?

Может Морган не был сильнейшим правителем, но еще никто и никогда не мог обыграть его на поле управления судьбами других людей и целых стран.

— А сейчас, пойдем поговорим с Сальмом Тарезом. Меня очень интересует, что за ритуал он проводил и где хранил архив своих исследований.

Морган поднялся и, вместе с Шувером, направился к выходу. Там, на «настоящем» нижнем этаже цитадели Тайной Канцелярии, а не в том муляже, что подготовили для двух мальчишек, в данный момент обитал Сальм Тарез, глава более не существующего рода Тарез.

У самого выхода Морган вдруг остановился и, с ехидством в глазах, посмотрел на Шувера.

— Ты ведь не женат, генерал?

— Н-нет, мой Император.

— Тогда не торопись звать кого-то под венец. Летиция вновь осталась без пассии и, я думаю, лучшей пары чем в твоем лице ей будет не сыскать.

Шувер сглотнул.

В Империи было всего несколько интриганов, которые могли переиграть главу Тайной Канцелярии.