Глава 974

Хаджар стоял все в том же темном переулке, граничащим с Восьмым Проспектом и Запретным Городом. По какой-то причине Хельмер, Повелитель Ночных Кошмаров, могущественный демон выбрал для их рандеву именно это место.

И сейчас, когда на небо поднималась полная луна, должен был выйти срок их сделке. Сделке, которая связала смертного и демона прочными узами на столь длинный срок.

Из тени, поднимавшейся над землей темной аркой, отбрасываемой на монолитную стену каменного здания, как из двери выходил эмиссар Князя Демонов.

Как и прежде, он был одет в хищный плащ, в котором каждый разрез имел острые клыки и блестящие, маслянистые глаза. Лицо Хельмера закрывала широкополая, серая шляпа. Под ней блестел его единственный, видимый собеседнику, алый глаз. В руках он держал истекающую кровью сферу, а под ногами кружил ковер из мириада миниатюрных, черных комочков — чьих-то кошмаров.

— Истек твой срок, Хаджар Дархан, Северный Ветер, — каким-то совсем чужим, официальным тоном, произнес Хельмер. — Уплати наш уговор словами, делом или душой.

Хаджар недоумевающе моргнул.

— А что, так тоже можно было?

— Ибо ты… — что-то начавший говорить Хельмер сбился, а затем выругался. –Нет, Хаджи, я только в роль вошел! Проклятье! Мог, ведь подыгарть! Я, слышал, ты из страны фейре вернулся, а там все так красиво, высокопарно балакают — всегда хотел попробовать. А ты со своим, — Хельмер только отмахнулся и сел, скрестив ноги, на стул, сформировавшийся из ночных кошмаров.

Хаджар, не рискуя просить о таком же, опустился на корточки. Видимо разговор им предстоял не самый короткий.

— А слышал от кого?

— От того, — передразнил демон. Да, теперь он действительно походил на того Хельмера, которого знал Хаджар. — Итак, Хаджи, я весь во внимании, –затем Хельмер посерьезнел. — Не заставляй меня пояснять, что значить –делом или душой.

Хаджар поднял ладони в примиряющем жесте и выложил все, что ему удалось выяснить про клан Тарезов.

Все это время Хельмер слушал внимательно, не перебивал и лишь задавал наводящие вопросы. Наверное тому, кто испокон веков насылает на людей кошмары, надо уметь быть хорошим слушателем.

В конце Хельмер задумался. Вообще, вид думающего над чем-то демона вызывал ничуть не меньше опасений, чем тот е самый Морган.

Хотя нет — куда больше.

На фоне Хельмера, живущего в этом мире с самых первых эпох, Морган выглядел не страшнее жалящей осы. Больно, в чем-то даже опасно, но не так… далеко не так.

— Ты уверен, что мальчишка так и сказал — Парад Демонов.

— Именно, — кивнул Хаджар. И, взвесив все «про» и «контра», решил бросить на стол несколько карт. — Я уже слышал про этот Парад.

— Да? И где же?

— В Секте Черных Врат.

— Никогда не слышал о таком месте, — пожал плечами Хельмер.

Он протянул руку и из живого ковра ночных кошмаров выплыла бутылка вина. Привычным жестом Хельмер отрубил ребром ладони стеклянное горлышко и начал степенно отхлебывать содержимое.

— Она была создана членом Ордена Ворона.

Вот теперь Хельмер выглядел заинтересованным. Даже весьма и весьма. И это несколько нервировало Хаджара. Он знал, что Повелитель Ночных Кошмаров был в курсе о родстве Хаджара с Черным Генералом. Почему-то все сущности высшего порядка сразу об этом узнавали…

— Но, тот, кого Гройс — Патриарх той секты, называл Крыло Ворона, говорил что впереди еще две тысячи лет — двадцать веков.

— Так оно и было, — кивнул Хельмер. Он не сводил взгляда своих глаз… глаза с собеседника. — И Парад Демонов не переносился с самого первого его проведения. Раз в семьдесят тысяч лет, Хаджар, он проводился с начала эпох. С момента как лже-боги сделали нас теми, кем мы теперь являемся.

— И что значит этот Парад?

Хельмер улыбнулся. Криво. Хищно. Демонстрируя совсем не человеческий набор зубов и клыков.

— Это ты выплачиваешь мне цену нашей сделки, Хаджар Дархан, Северный Ветер. А никак не наоборот.

Хаджар промолчал. Он смотрел на то, как хмурился демон, способный за мгновение уничтожить целую орду тварей (как это было в Пустошах). Что-то беспокоило это создание…

— Впрочем, учитывая наши близкие отношения приятелей, скажу так — не лезь в это дело, Хаджар. Не по твоей силе вопрос. Даже Бессмертные не вмешиваются в Парад Демонов. А тебе до них, как отсюда и до Седьмого Неба.

— И все же…

Хельер нахмурился еще сильнее.

— В дань тому, что я, надеюсь, могу рассматривать нас не как человека, заключившего сделку с демоном и ни как демона, назвавшего цену человеку, добавлю — его перенесли Хаджар. Почему — не спрашивай. В такие дела Князь не посвящает ни меня, ни свой ближайший круг.

Хаджар замолчал, а затем выпалил.

— Дай угадаю — семьсот семьдесят семь лет по меркам Мира Смертных?

Тени вокруг Хаджара сгустились, а сам он ощутил, как вся его жизнь вдруг оказалась на чаше весов. Чаше, которую держал в своих руках Повелитель Ночных Кошмаров. При этом с другой стороны, во второй чаше, находилось ничто иное, как его желание уничтожить Хаджара.

Они все еще находились в рамках незакрытой сделки и потому демон мог уничтожить смертного не опасаясь законов Неба и Земли.

— Это знание, Хаджар, — сурово, цедя сквозь сжатые клыки, прошипел Хельмер. — не то, которым можно вот так вот просто разбрасываться. Будь здесь любой другой демон, и ты бы уже отправился в мой мир.

Хаджар понимал, что демон не лжет.

— Спасибо, Хельмер.

Демон только отмахнулся.

— Ты интересен мне, смертный. Таких как ты я редко встречал за прошедшие эпохи. Но, знаешь, что вас всех, интересных, объединяет?

Хаджар пожал плечами.

— На могиле каждого из вас я оставил черные цветы гнилой полыни.

— Странный вкус у тебя, Хельмер, — хмыкнул Хаджар, хотя внутренне слегка похолодел.

— Это единственное растение, которое выжило в мире демонов, Хаджар, — чуть грустно ответил демон, а затем, после секундной заминки, поднялся на ноги. — Сделка закрыта, Хаджар Дархан, Северный Ветер. Ты выплатил свою цену и теперь я, более, не властен над твой судьбой и твоей жизнью.

Что-то, как уже было прежде в стране фейре, произошло в душе Хаджара. Но если прежде слова высекались на ней крепче, чем в камне, то теперь –наоборот. Они стерлись из неё, и с плеч будто камень свалился.

Хельмер, стоявший перед Хаджаром, вновь был лишь демоном из пучин бездны. А Хаджар — смертным мечником Империи Дарнас.

Их разделяла пропасть, сотканная из времени и закрытая законами Неба и Земли.

— Когда мы встретились в первый раз, Хаджар Дархан, — Хельмер постепенно исчезал во тьме. — я сказал, что мы встретимся еще раз. Это чувство не исчезло. Пройдет время, но наши пути пересекутся вновь. Я буду этого ждать… Ждать, кем ты станешь, мальчик, на пути своей жизни.

Хельмер уже почти исчез, как в стену, прямо рядом с его головой, вонзился кинжал.

Тот самый кинжал, которым Сальм Тарез едва не заколол своего сына.

Проведя столько лет рядом с Эйненом, Хаджар научился парочке трюков. И ловкие руки было одним из того, чему он обучился в первую очередь.

Иначе играть с Островитянином в кости было смерти подобно.

— Откуда ты взял это, смертный?! — вокруг Хельмера заклубилась энергия, которая не поддавалась осмыслению Хаджара. Но, стоило ей пересечь определенную границу, как она вспыхнула золотом.

Хельмер закашлялся и сплюнул черной кровью, прожегший камень мостовой.

Законы Неба и Земли оберегали Хаджара.

— Я не хочу знать, что это за кинжал, демон, — Хаджар поднялся. Чтобы не произошло — он собирался встретить судьбу во все оружии. На плечи ему легли одежды Королевы Мэб — мантия Зимнего Двора. В руках появился Синий Клинок. — Я не хочу знать, для чего он предназначен.

Алый глаз Хельмера вспыхнул, замерцала сфера в его руках, плащ зашевелился зверем, а хоровод ночных кошмаров замер.

— Ты смеешь говорить со мной в таком тоне, пыль секундной стрелки?! Ответь мне…

— Нет, это ты ответь мне, демон! — и уже второй раз, стоя перед демоном в этом клятом переулке, Хаджар высвободил свое королевство. Только на этот раз он был сильнее. Намного сильнее. Да, на фоне Хельмера он все еще действительно был незначительнее пыли, но это не значило, что он прогнется. Ни перед Хельмером, ни перед Князем Демонов — ни перед кем. Пока в его руке меч — его волю не сломить. — Я хочу заключить новую сделку. Забирай этот кинжал с собой, но ответь мне — кто , в мире Земли, стоял за моим плечом?! Кто позволил мне выжить?! Кто помогал мне?!

И все исчезло.

Жуткая энергия исчезла, плащ угомонился, а комки кошмаров вновь весело кружились вокруг ног Хельмера.

— Эта вещь, Хаджар… продай её… обменяй её… Избавься от неё немедленно. В этих регионах никто не даст за неё истинную цену — лишь Бессмертные и равные им способны оценить этот кинжал по-достоинству. Так что продешевить не сможешь — бери сколько дадут и…

— Сделка, Хельмер, — Хаджар вернул графство меча синего ветра обратно внутрь души. — я знаю твою суть. Ты не можешь отказаться от предложенной сделки. Так же, как фейри не могут лгать. Это твоя природа.

Хельмер отвел взгляд в сторону и устало вздохнул.

— Ты всегда был упрямцем, мальчик, — демон выдернул кинжал из стены и начал рассеиваться во тьме. — Чтобы ты не думал, Борис, твоя первая мать любила тебя.

И он исчез.

Хаджар остался стоять один в темном, безлюдном переулке.

Смахнув слезу со щеки, Хаджар развернулся и отправился в сторону квартала Диносов.

Эхо сказанных Хельмером слов все еще звенело в его голове.