Глава 975

Квартал Хищных Клинков почти никак не изменился с тех пор, как Хаджар побывал в нем последний раз. Единственное отличие — общая атмосфера угнетенности и какой-то разрухи.

Даже замковую башню, которую разнес Хаджар, уже успели восстановить. Но на плацах почти отсутствовали люди, на тренировочных площадках почти никто не занимался, а кто занимался — делал это вяло и нехотя.

Хаджар же, идя в сторону Башни Меча — огромного сооружения, камнем рассекающего облака, чувстовал, как к нему обращены взгляды полные лютой, жгучей ненависти и… страха.

То, что, в конечном счете, Морган решит уничтожить клан Тарезов было понятно Хаджару с того самого момента, как вместе с Карейном к ним в отряд попала Рекка Геран.

Ведь именно она сделала так, что племя, пришедшее за Анетт, настолько агрессивно их восприняло.

Именно она, «не успела» подать энергию на кристаллы щита накопителя и Дэрэк смог волей забрать с палубы Гэлхада. И именно она что-то искала в гробнице древнего Императора Драконов, ставя свои интересы выше остальных.

Так что именно поэтому Хаджар относился к Рекке, почти так же, как относилась к ней Акена.

Геран, возможно, имела свои мотивы, но её готовность перешагивать через любые моральные и этические преграды… в этом не было чести.

Как, возможно, не было её и в том, что Хаджар за один вечер отправил к праотцам половину самых способных и опытных женщин бойцов клана Динос.

Вот только они были не только бойцами, от которых зависело появление на свет следующего поколения Хищных Клинков… Они были чьими-то женами и, что куда страшнее — матерями.

И теперь все эти люди смотрели на то, как между площадок, стоек с оружием, небольших построек и жилых домов, шел человек, ответственный за все эти смерти.

Может быть разумом они и понимали, что если бы не переворот Анис, то всего этого можно было бы избежать, но… довольно сложно, даже истинному адепту, использовать разум, когда перед тобой идет человек, убивший твою мать.

Хаджар ощущал всю эту ненависть, смешанную со страхом и порождающую бессильную злобу.

— Учитель, — прошептал Хаджар, подходя к Башне Меча. — ты поэтому сбежал ото всех на Гору Ненастий?

Сильнейшие воины Дарнаса — Великие Герои, за исключением главы корпуса Стражей и ректора Святого Неба, не жили в столице, да и вообще редко когда в ней появлялись.

Возможно, они тоже чувствовали на себе те же взгляды, что и Хаджар и не хотели лишний раз испытывать свой нрав на прочность.

— Хаджар, — Анис выглядела почти так же, как и прежде, за исключением… пожалуй, всего.

На её голове теперь лежала золотая корона с зубцами в виде мечей. Черные волосы были собраны под золотой, с вкраплениями изумрудов, сеткой. Платье, пока, почти никак не изменилось — юбка и такой же открытый живот, и плечи.

Пока, при первом же взгляде, не будет понятно, что Анис беременна, вряд ли она изменит своему стилю.

Вот только ткань, из которой был сшит наряд, явно вышла из ателье госпожи Брами. На запястьях анис звенели браслеты, украшенные россыпями волшебных и драгоценных камней, вплавленных в металлы первой пробы.

Такие же бряцали и на лодыжках.

Анис ходила в туфлях лодочках и не изменяла себе. Но и они, как и платье, теперь стоили столько, сколько не могли себе позволить некоторые «бедные» дворянские семьи.

— Достопочтенная глава Хищных Клинков, — поклонился, как того требовал этикет, Хаджар.

Разумеется, подсознательно он ждал, что Анис скажет нечто вроде «между нами ни к чему подобные расшаркивания», но… этого не произошло.

Приняв обращение как нечто должное и само собой разумеющееся, Анис развернулся и зашагала в сторону входа в Башню Меча. Ошарашенный подобным изменением в поведении давней знакомой, Хаджар отправился следом.

Он уже слышал от Эйнена, что даже Талесия Марнил, сестра Короля эльфов Агвара оказалась бессильна перед раной, оставленной Брустром.

Анис была обречена навеки, если, конечно, не пробьется на ступень даже выше, чем Безымянный адепт, остаться калекой. Лучшие артефакторы столицы, за, скорее всего, баснословную сумму, в короткие сроки изготовили ей протез.

На обе руки Анис надела черные перчатки с рукавами по самое плечо. Но из-под правого торчала полоска желтого металла. Да и аура, которой обладала Анис, значительно ослабла.

Та Анис Динос, которая могла стать величайшей мечницей своего поколения, канула в лету. Осталась лишь Королева Меча, Анис из клана Хищных Клинков. Властная женщина, которая сделает все, что обеспечить своему сыну или дочери светлое будущее.

Хаджар, смотря ей в спину, прекрасно понимал, что правление Анис означало, что однажды, может через двадцать, может через сорок лет, клан Диносов вновь сотрясет буря переворота.

Это, наверняка, понимал и Морган.

Может он считал, что лучшие клинки куются именно в крови? Крови тех, кто дает им рождение?

— Проходи, — Анис открыла перед Хаджаром дверь.

Внутри, в темном помещении, к потолку поднималась витая лестница. Она вела к озеру света, разлившимся где-то в вышине. Когда Хаджар зашел внутрь, то Анис последовала за ним и, закрыв дверь на волшебный замок, положила ладонь на рукоять меча.

Металлический протез неприятно заскрежетал по рукояти Божественного Артефакта.

В очередной раз Хаджар не стал настаивать на том, что этот Меч Синего Ветра принадлежал, по праву, именно ему.

— Нам надо поговорить, Хаджар Дархан, — официально, без тени намека на панибратство, произнесла Анис.

Её зеленые глаза сверкали в едком полумраке, а корона слегка блестела.

— Я слушаю вас, глава Хищных Клинков.

За прошедшие годы Хаджар испытывал к Анис всю палитру человеческих чувств. От желания обладать, которое он спутал по юношеству с любовью, до горячей ненависти, взращенной в почве жгучего предательства.

И теперь, признаться, ему было несколько больно от осознания того факта, что перед ним больше не стояла «та» Анис.

«Та Анис» не пережила дуэли со своим дядей. Она умерла в тот же вечер, когда Хаджар «убил» Париса Диноса.

— У тебя есть два дня, Хаджар. После этого я не хочу видеть тебя ни в своем квартале, ни где-бы то ни было поблизости к нему.

Хаджар смотрел на Анис и не понимал, с кем говорит. Как бы они не относились друг к другу, им приходилось сражаться плечом к плечу. Проходить испытания, которые не каждому под силу.

И все, что в данный момент переживала Анис, она заслужила не только своими «руками», но и тем, что Хаджар, Эйнен и остальные, когда-то, согласились принести ей клятву.

Хотя, по сути, могли этого и не делать.

— Я понял вас, глава Хищных Клинков, — вновь, достаточно низко, поклонился Хаджар. — после того, как я заберу свою цену из Башни Меча, я больше не переступлю порога вашего квартала.

— И…

— Что же насчет того, чтобы я не появлялся поблизости от него — то, пока ты не стала Императрицей, Анис, то не думай, что можешь мне приказывать или ограничивать мои перемещения по свободным территориям.

Анис сощурилась, а её, в прямом смысле, стальные пальцы сжались на рукояти меча.

— Не забывай с кем ты разговариваешь, Хаджар Дархан из рода Кесалия.

Хаджар, вместо ответа, развернулся и отправился к лестнице.

На ходу он прошептал: