Глава 978

И вновь, в который раз, Хаджар вновь оказался в Запретном Городе. Наверное, из всех ныне числящихся учениками в школе Святого Неба, он бывал здесь чаще остальных.

Даже Пьяный Лист — непредсказуемый, сильнейший ученик Святого Неба (уже давно перебравшийся в ранг Мастера, потому как пребывал слишком долго и вышел за рамки разрешенного срока ученичества, но кроме как учеником его никто не воспринимал) бывал здесь не больше одного раза.

Хаджар же уже со счета сбился, сколько он сюда наведывался. И, признаться, был бы рад свести количество подобных посещений к минимуму.

И, если подумать, то все предыдущие визиты были практически одинаковыми. Он либо выкручивался из сетей, расставленных Морганом, либо… ему не везло, и он не выкручивался.

Но сейчас все как-то выбивалось из привычной канвы.

Они сидели в овальном кабинете вдоль Т-образного стола. Во главе, как и положено, находился сам Император Морган. По левую руку от него, завернутый в тюрбан, в одежде, чем-то напоминающей лунный свет, скрестив руки на груди, откинулся на спинку стула Хашим — Патриарх секты Лунного Света.

Хаджар, как и многие в столице, не знал, какой силой обладал старик. Но ему было достаточно того факта, что Хашима уважал Орун. А Великий Мечник вообще мало кого уважал, что уже само по себе являлось высокой оценкой.

Хаджар оказался по правую руку от Императора и, что удивительно, рядом с ним сидела еще и Акена. Рыжеволосая принцесса Дарнаса — мечница ступени Повелителя средней стадии, которая, по «странному стечению обстоятельств» после посещения Карнака, «вдруг» прорвалась во владении клинком и обрела свое Баронство меча.

Но напрягало Хаджара совсем иное.

Еще недавно, буквально несколько месяцев назад, Морган недвусмысленно дал понять, что если увидит Хаджара «рядом» с дочерью, то тому будет не сдобровать.

Теперь же, по каждому поводу, он делал так, чтобы Акена нарушила этот «словный договор» и оказалась в непосредственной близости.

— Мы не являемся вашими подданными, Император, — в который раз за последний час переговоров повторил Хашим. — И тот факт, что наши земли находятся на внутри границ Дарнаса — тоже ни о чем не говорит.

— Идет война, Хашим.

— Войны всегда идут, Император Морган, — серебристая борода Хашима, обвязанная стальными нитями, сверкала в полуденном солнце и слегка слепила глаза. — я уже долго живу на этом свете и помню, как ты лично развязал несколько подобных.

— Не подобных, — возразил Морган. — подобной этой, достопочтенный Хашим, еще не было в современной истории Семи Империй.

— Может и не было.

— Речь идет о битве на уничтожение! — чуть поднял голос Морган и вокруг него вспыхнул огоньки жуткой энергии. — Когда уляжется пороховой дым –останется либо Ласкан, либо Дарнас.

— Тогда нам, секте Лунного Света, не придется делать выбора — мы заключим союз с победившей Империей.

— Может получиться и так, что не останется никого — только выжженная земля.

Хашим посмотрел на моргана и вновь философски дернул бородой. Насколько вообще было возможно «философски дергать бородой».

— Тогда секте Лунного Света все равно не придется делать выбора — мы останемся заживлять раны на земле, которую вы разрушите своими амбициями.

Морган поболтал в руке бокалом с алым соком и, отпив из него, поставил в сторону.

— Если, конечно, секта Лунного Света уцелеет.

— Если уцелеет, — кивнул Хашим. — но я не вижу здесь патриарха Последнего Дня.

— Он, вместе со всеми своими учениками и последователями, еще до того, как мы отправили группу в Карнак, принес присягу короне Дарнаса.

— Надо же, — кажется, Хашим действительно был удивлен. — неужели старый пес решил отказаться от свободы и независимости ради куска мяса на своей тарелке.

— Повторяю тебе, достопочтенный Хашим, речь не идет об отказе от свободы и независимости. Лунная Секта останется такой же неприкосновенной территорией, как и раньше. Вы будете сами собой управлять и определять свой путь. Но…

— Но, — перебил Хашим. Морган явно напрягся, а Хаджар, внутренне, восхитился решительности старца. Мало кто мог себе позволить перебить правителя Дарнаса и прожить достаточно долго, чтобы рассказать об этом хоть кому-нибудь. — но в случае войны, мы должны будет сражаться вместе с твоими воинами, Император Морган. Вместе с тобой. Чтобы преследовать лишь тебе ведомые цели.

— Моя цель только одна, достопочтенный Хашим. И ты её знаешь. Я хочу лишь процветания своей стране и своему народу, — каждое слово Моргана камнем падало на плечи. Хаджар чувствовал, что Император не лжет и потому, каким бы он ни был, но заслуживал глубокого уважения. — Хочу, чтобы наши враги нас боялись, а наши союзники уважали.

— Союзники и враги? — Хашим лишь улыбнулся себе в серебрянные усы. — Как много веков прошло с тех пор, как ты, Император Морган, покинул Лунный Пик…

Хаджар едва со стула не упал. Морган был учеником Лунной Секты? Ведь Лунный Пик — это главный храм в их владениях. Так говорил Орун и оснований ему не верить у Хаджара не было.

— … а все так же не можешь оставить свои грезы, — продолжил Хашим. — Нет на пути развития никаких союзников — лишь вассалы и сеньоры, — Патриарх Лунного Света повернулся к Хаджару и Акене. — и ты знаешь, что все мы –лишь вассалы перед сеньором. И, если бы ты пошел войной против него, тогда я бы послушал тебя.

— Это невозможно, достопочтенный Хашим, — кажется Морган даже немного поник. — и ты сам это знаешь.

— Знаю, — кивнул старик. — но невозможное для меня — смирение перед тем, когда зверь правит человеком. А человек вместо того, чтобы объединиться против зверя — проливает кровь другому человеку. Вот это — невозможное. И перед лицом подобного, я отказываюсь присоединяться к твоей армии. Я не буду проливать кровь наших братьев и сестер.

— Даже если они придут за твоей? — прищурился Морган.

— Лунный Пик стоит на этом свете дольше, чем существует Семь Империй, Император Морган. Эпохами его пытались захватить величайшие из воинов — и ни одного из них уже нет на свете. К нам приходил даже Эрхард, Последний Король, но и о ушел ни с чем.

— Все меняется, Хашим. Нет ничего постоянного.

— Мудрые слова, Император. Но, пока все меняется, Лунный Пик остается неизменным. Секта Лунного Света чтит заветы предков. Мы постигаем путь развития, чтобы сделать лучше себя и мир вокруг нас, а не чтобы властвовать и подчинять. Сила дает нам мудрость, а не власть. Увы, ты этого не понял и потому покинул нас.

— Нет, достопочтенный Хашим, я понял, что мир не изменить, созерцая звезды, — брови Моргана нахмурились, а бокал, стоявший рядом с ним, покрылся вереницей трещин. — Лишь сила. Неоспоримая, неодолимая, всепоглощающая — вот, что может изменить этот мир. И, когда льется кровь, нельзя стоять в стороне. Нужно…

— Нужно взять меч и пролить её еще больше, — вновь перебил Хашим. — такова твоя логика?

Какое-то время старик и Император играли в гляделки.

Сцены более странной Хаджар в своей жизни, пожалуй, не видел.

— Это бессмысленный разговор глухого с немым, — устало вздохнул правитель Дарнаса и откинулся на спинку кресла.

— В этом я стобой соглашусь, Император Морган. Твое приглашение окончено? У меня еще есть дела в Даанатане и я хотел бы к ним приступить.

— Тебе придется их отложить?

— Я не изменю своего мнения, сколько бы ты не уговаривал.

— Я знаю это, — кивнул Морган, а затем указал на Акену. — именно поэтому я решил обратиться к древним законам, достопочтенный Хашим. Нашим законам.

— Лунная Секта не часть Дарнаса, ваши законы — не наши законы.

— Я знаю. Но, говоря наши, я имею в виду вот это.

И Акена достала из пространственного артефакта свиток. Тот самый, который она принесла из джунглей Карнака.

На нем виднелась старая, волшебная печать с изображением Белого Дракона.