Глава 982

— Принцесса! Госпожа принцесса!

Акена, облаченная в сверкающие в отсветах молний, доспехи Божественного уровня, повернулась к капитанскому мостику. Она стояла на носу корабля с гордым названием «Воздушный Змей». Один из быстрейших небесных судов во всем Дарнасе. Корабль, находящийся в числе флота подконтрольного лишь Императорскому роду.

— Да, капитан Офелия.

Небесный адепт ступени Рыцаря Духа средней стадии, белокурая красавица, которая, тем не менее, за девять веков жизни ни разу не было в браке. Хотя её руки, с регулярным постоянством, добивались самые видные представители гражданской и военной знати.

— К нам, с юго-юго-запада приближается неопознанное судно, — отчиталась капитан. — Идет по тому же курсу, что и мы. И при этом… при этом…

— Не медлите, капитан, — сверкнули зеленые глаза принцессы. Почти так же ярко, как и её доспехи. — В чем проблема?

— Оно нас обгоняет, — кажется, Офелия были удивлена ничуть не меньше, чем сама Акена.

Вся империя пребывала в полной уверенности в том, что «Воздушного Змея», на дальней дистанции, не могло обогнать ни одно судно. А секта Лунного Света, все же, находилась на весьма отдаленных рубежах Империи.

От неё до легендарных Чужих Земель, не принадлежащих ни одной из Семи Империй, населенных тварями и существами, неизвестными науке империй, заполненных аномалиями, способными уничтожить Безымянного Адепта, было практически «один шаг».

Акена протянула руку, и капитан вложила в раскрытую ладонь подзорную трубу. Принцесса присмотрелась. По небу, немногим более, чем на расстоянии в десять, двенадцать километров, оставляя позади белые полосы рассеченного воздуха, стремительно плыла довольно массивная парусная лодка.

На её борту, сидя в позе лотоса, находился лишь один пассажир. Облаченный в белые одежды, седовласый старец — патриарх Хашим.

Он, внезапно, повернулся в сторону смотрящей на него принцессы. Старик открыл глаза. Те вспыхнули золотым сиянием.

«Воздушный Змей» качнулся и накренился на правый борт.

— Приготовиться к бою! — закричала Офелия. — Закрепиться по штормовому!

По щиту корвета побежала сеточка из энергетических трещин, сквозь которые пробивался шум и рев нарастающей бури. Корабль задрожал. Каждая доска в палубе начала вибрировать, а заклепки из обивки кормы то и дело выстреливали острыми снарядами.

Чтобы за буря не поднялась — она явно было не самой обычной.

Хашим же, вновь закрыв глаза, отвернулся от принцессы и, меньше, чем через удар сердца, его лодка вновь рванула вперед. Постепенно она явно обходило «Воздушный Змей», но не настолько стремительно, чтобы беспокоиться о разнице в прибытие Хашима и принцессы.

— Старый демон, — проговорила принцесса. — Лучше бы к портовым шлюхам так спешил.

Офелия вздрогнула от такой неожиданной смены тона общения Его Императорского Высочества. Как и большинство жителей империи, она имела в голове некий светлый образ принцессы, которая разве что в туалет цветами не ходила.

И, одно дело, понимать, что это далеко не так, и, совсем другое, видеть собственными глазами и слышать собственными ушами.

— Поторопитесь, капитан Офелия, — Акена, не глядя, всучила капитану судна расколотую, покореженную подзорную трубу. — у нас не так много времени.

— Принцесса, — прошептала не столько ошарашенная, сколько испуганная адепт. — У вас… у вас…

Акена быстро смахнула с щеки алую каплю, а затем слегка приобножила клинок-саблю из ножен.

— Вы что-то видели, капитан?

Офелия тут же вытянулась по струнке и отсалютовала.

— Никак нет, Ваше Императорской Высочество.

— Тогда я хочу, что «Воздушный Змей» обогнал эту демонову лодочку и…

Договорить принцесса не смогла.

На востоке, в той стороне, где находился Лунный Пик, в небо взвился огромный столп, свитый из потоков энергии ветра синего цвета. Она сформировала чешуйчатое тело, которое поднималось на добрый километр к небу. А затем, когда оформилась пасть дракона, облака бури содрогнул мощный, глубокий рев.

Щит «Воздушного Змея», боевого судна, находящиеся за сотню километров от эпицентра, прогнулся мыльным пузырем. Матросы и солдаты схватились за страховочные тросы. Пушки покатились с палубы и несколько, разорвав крепившие их канаты, упали в пропасть под килем.

Акена и Офелия схватились за бортики. Их волосы заметало порывом хлесткого ветра, прорвавшегося через трещины в энергетических щитах.

А затем яркая вспышка света на долю мгновения ослепила обеих адептов. Прикрыв глаза ладонями, сквозь щелки между пальцев, они наблюдали за тем, как извивающийся в черном небе, синий дракон, расправляет крылья, созданные из черных и белых молний.

Такие широкие, что почти полностью укрыли далекий Лунный Пик, они являлись олицетворением бесчисленных ударов меча.

— Что это такое?! — Офелия пыталась перекричать рев дракона и грохот бури, но у неё плохо получалось.

* * *

Стоило Хаджару сделать шаг, как он тут же ощутил давление, схожее с тем, что он ощущал на лестнице в Башне Меча — святая святых клана Хищных Клинков.

Только если в альма-матер Анис и Тома, это давление являлось сосредоточием мистерий духа меча, собранных из Реки Мира, то в данном случае это было нечто иное.

Вовсе не мистерии или энергия, а, скорее воля. Но даже самая сильная воля, которую испытывал Хаджар — воля Великих Героев, была способна достичь пика в виде довольно «увесистого» удара, но рассеяться уже меньше, чем через мгновение.

Белые, покошенные, древние каменные врата давили этой самой энергией с завидным постоянством. Единым потоком они обрушивали бесчисленные удары волы на душу Хаджара.

Любой смертный, находящийся на месте замершего Хаджара, мгновенно превратился бы в пыль. Да что там смертный — даже слабый истинный адепт, Небесный Солдат, оказался бы практически изувечен подобным давлением.

— Если это все, — Хаджар выставил перед собой клинок и сделал быстрый, секущий взмах. Следом за острием меча последовала синяя искра, которая вскоре превратилась в поток бушующего урагана, который буквально снес вставшее на пути Хаджара сопротивление. — ты врата Луны — лишь не более, чем детская сказка.

Хаджар сделал еще один шаг и едва было не упал на колени. Давление, которое он сломил меньше, чем секунду назад, вернулось с утроенной силой.

Воля, сосредоточенная пеленой посреди двух белых столпов, целым небом упала на плечи Хаджару. Они била его душу и энергетическое тело.

Хаджар сплюнул кровью и, краем уха, услышал отдаленные смешки стоявших по ту сторону учеников секты.

— Уходи, ученик Тирисфаля, — как через туман донесся голос Наставника Жао. — Лишь могущественный гений может по своей воле выйти через врата Луны. Но чтобы чужак вошел через них внутрь… У тебя не хватит сил. Как и у принцессы. Вам нечего делать на нашей горе.

Сладкие слова. Слова, которым хотелось верить и которыми хотелось обмануться. Но Хаджар не мог себе этого позволить.

Морган сказал лишь что будет в случае, если пострадает Акена. Он никоим образом не затронул тему провала миссии. Но не нужно было быть «могущественным гением», чтобы понять, что последует за этим.

— Я не… могу, — Хаджар сжал кулак расправленной ладони, застывшей в сантиметре над землей. С трудом, он выпрямил согнутую спину, и посмотрел в глаза Жану. — Не… могу.

Дрожащей, от сопротивления, рукой, Хаджар поднял над головой меч и выпустил на волю свое королевство меча синего ветра.

От его меча и тела начали расходиться волны синего ветра, в каждом дуновении которого ощущались стремительные и смертельные удары меча.

Двадцать, сорок, сто шагов и так, пока границы уже совсем не природной бури не растянулись на сто двадцать шагов.

— Графство такого размера? — Жан по-новому взглянул на наглеца. — Таким не могли похвастаться ни Тирисфаль, ни Морган…

Хаджар сделал очередной шаг вперед, и, не успел он отпраздновать победу, как врата Луна засияли мерным, белым светом.

Жан печально покачал головой.

Жаль, что Дарнас терял такого одаренного мечника. Его судьба — умереть у порога Лунной Секты. Как и те сотни и тысячи вторженцев, кто не смог преодолеть чудовищного давления воли врат, поставленных здесь самим Основателем.

Жан развернулся к ученику своего старого противника спиной и уже сделал первый шаг, как вынужденно замер.

От ужаса. Смертельного, первобытного страха безоружного человека, смотрящего в глаза голодного зверя, у Жана зашевелились волосы.

Он медленно обернулся.