Глава 985

— Остановись, Дархан! — Хашим, оборачиваясь лучом белого света, сошел с лодки и опустился по ту сторону врат Луны.

— Хаджар! — Акена, игнорируя выкрик Офелии «Принцесса, стойте!», спрыгнула с палубы «Воздушного Змея» и огненным метеором опустилась позади Хаджара.

Земля, вокруг неё, взорвалась огненными снарядами, а сама Акена поднялась посреди воронки диаметром почти в метр.

Они оба — патриарх Лунной Секты и принцесса Дарнаса прибыли на Лунный Пик почти одновременно. Но, несмотря на то, как они были быстры, оба опоздали.

Меч Хаджара уже опустился в рубящем ударе и синий дракон, созданный из бури ветра и мечей, опустился на древние стены врат Луны. Ладонь воли белым туманом врезалась в могучее тело дракона.

Взрыв оказался такой мощи, что Акена, используя свою лучшую защитную технику, окутавшую её ореолом в виде исполинского огненного шлема латных доспехов, не была уверена, что сможет выдержать давление подобной мощи.

Когда огонь «Шлема Ифрита», техника меча Божественного уровня, уже начал затухать от «простого» эха, вокруг неё внезапно появилось нечто вроде кокона, созданного не только из мистерий меча и ветра, но и чего-то иного. Чего-то, что Акена не могла понять.

— Поберегите себя, принцесса, — услышала она шепот.

Сквозь буйство красок, сквозь потоки рвущего камни на части ветра, сквозь молнии и пар от исчезающего дождя, она увидела могучую фигуру.

Воин, стоявший перед ней, грудью заслонил её от целого мира. Его меч выглядел грознее, чем армада военных кораблей, а его чистый и светлый взгляд был способен пронзить целую армию. Вокруг него клубилась энергия и дрожала поверхность потоков Реки Мира.

Его воля была повсюду. Его энергия, его меч и глубокие мистерии подчиняли реальность. И то, что Акена ощущала только в присутствии Безымянных Великих Героев, подчинивших себе Истинное Королевство, она вдруг ощутила рядом с Повелителем, который владел лишь Графством… нет, уже Герцогством.

Туманная ладонь врат Луны, задержав полет разъяренного дракона, исчезла. Но на смену ей пришло двер других. Дракон одолел и их.

И тогда врата Луны обрушились на технику Хаджара десятками ударов непередаваемой мощи.

Хаджар и его техника были неразрывно связаны друг с другом. Каждый удар врат Луны он ощущал на своем мече и каждый из них он разбил. И так, до тех пор, пока израненный, но все еще готовый биться дракон не опустился на вершину врат Луны.

Очередной взрыв разошелся волной, которая распространилась по небу на многие километры. Она разорвала крышки гранитных облаков и обнажила ярко сиявшую полную луну, вокруг которой кружила прекрасные, но такие холодные звезды.

Когда улеглась пыль, то Хаджар сделал несколько шагов вперед, а затем поднялся на белые камни, среди которых виднелись алые щепки.

— Как такое возможно…

— Что… что это?

— Это кошмар, да? Скажите мне, что я сплю и Хельмер, Повелитель Ночных Кошмаров издевается надо мной?!

Послышался плач, проклятье, полились чьи-то слезы. Ученики и даже некоторые наставники падали на колени. Они не могли поверить своим глазам. Врата Луны, простоявшие на пороге Лунного Пика несколько эпох, теперь были не более, чем грудой камней и алых щепок.

А на них, без тени зазрения совести и грамма почтения, топча святыню ногами, стоял Хаджар Дархан. Позади него сверкали молнии и бил яростный гром.

Его меч выглядел клыком дракона — таким же хищным и беспощадным. И синие одежды, развеваясь позади, делали дувший с севера ветер, никогда не приходивший в эти края, таким морозным, что изо рта людей вырывались облачка пара.

Хаджар смотрел на этих людей и его сердце обливалось кровью. Но несмотря на это, рука его не дрожала, а решимость была так же тверда, как и прежде.

Он должен был сделать то, что должен и, когда придет время — отдать за это сполна…

Может именно этот крест нес все эти века Орун?

Что же — если справился учитель, то ученик не может подвести своего мастера.

— Стойте спокойно, принцесса, — прошептал Хаджар.

Он взмахнул мечом и принял атакующую стойку.

— Что ты задумал, Хаджар?! — воскликнула бледная Акена.

Она тоже не могла поверить своим глазам. Врата Луны, о которых, еще будучи ребенком, она слышала от дворцовых учителей множество историй и легенд, вдруг оказались разрушены.

— Я все еще не так силен, как мой учитель, — продолжал, словно не замечая вопроса, Хаджар. — Так что не смогу одновременно сражаться и защищать вас. И, клянусь Высоким Небом, я не смогу пережить, если с вами что-то случиться?

«Не смогу пережить, если с вами что-то случиться» — эти слова, произнесенные могучим воином, заставили сердце Акена пропустить один удар.

Почему-то, несмотря на пронизывающий холод, она ощутила, как где-то в груди поднимается жар. Но, встряхнув копной рыжих волос и собравшись с мыслями, уже совсем иным тоном, она произнесла:

— Хаджар Дархан, дочь твоего Императора спрашивает у тебя, что ты задумал?

Вокруг Хаджара вновь взорвался столп энергии и один лишь он покрыл весь горный пик, на котором он стоял, вплоть до самого основания, вереницей глубоких трещин.

— Они не дадут нам перейти на другой пик, принцесса, — спокойным, но полным битвы тоном, произнес Хаджар. Его глаза смотрели только вперед и в них не было сомнений. — чтобы исполнить приказ вашего отца, у меня есть только один выход — сражаться.

— Сражаться с кем?! — Акена не могла поверить в то, что она услышала. — С целой сектой?!

Еще недавно она, при открытии Турнира Двенадцати, увидела пусть и талантливого, красивого, мужественного, но почти ничем не примечательного мечника. Мечника, который с трудом мог бы выдержать хотя бы несколько ударов не то, что брата, а её самой.

И теперь, не прошло и двух лет, как этот же самый мечник собирался биться с сектой Лунного Света. Один. Против тысяч адептов, которые считались бы элитой даже в Даанатане.

Да где о таком слышали?!

Акена, пусть и принцесса, но не героиня баллад менестрелей и песен бардов! Такое просто невозможно.

— Я приказываю тебе, Хаджар Дархан, развернуться и уходить со мной на «Воздушного Змея»! — закричала девушка. — Мы должны немедленно вернуться к отцу и…

— Поздно, принцесса, — перебил Хаджар. — мы выйдем отсюда либо с Вечно Падающим Копьем, либо с ключом от дома праотцов.

Акена огляделась. «Воздушный Змей», вместо того, чтобы быть неподалеку, как приказала принцесса, отплыл на несколько километров. А сам Лунный Пик окружал мерцающий энергетический щит, источник которого, судя по лучам мощной энергии, был спрятан где-то под главным храмом.

И, может Хаджар и смог разбить Лунный Врата, но их суть была, все же, в сражении.

А не в абсолютной защите, которую демонстрировал этот щит.

В спокойной обстановке, такому воину, как Дархан, потребовалось бы четыре таких же удара, каким он разбил врата Луны, чтобы сделать прореху в подобном щите.

Но… никто ему не даст этого сделать.

— Мы обречены… — прошептала Акена. — отец… порой и ты ошибаешься в своих проклятых интригах…