Глава 990

Акена, стоявшая запертой в окутавших её мистериях, с трудом могла поверить своим глазам. Она смотрела, как один адепт, недавний, относительно средний ученик школы Святого Неба, в одиночку сражается против целой секты. И не какой-то там, а сильнейшей секты из всех, что находились в Семи Империях.

Лунный Свет жил на этом пике еще со времен, предшествующих эпохи Сотни Королевств. Говорят, что он стал свидетелем легендарным правителям далекого прошлого — сказочным Газрангану и Элассии, дочь которых, благодаря цветку, выросшему из луча самого солнца, была спасена от смертельном болезни.

Мало кто верил в эти истории, но никто не сомневался в том, что Лунный Свет был силен и сила это корнями уходила в глубокую древность.

Теперь же, когда исчезла стена огня, Акена смотрела на стоящего посреди озера крови сурового воина, на лице которого, после убийства сотни учеников не дрогнуло ни единого мускула.

И, что самое… жуткое, он не испытывал ни грамма страха глядя в лиц Хашима и его учеников. Один только Хашим мог, наверное, сравниться по силе с лучшими Безымянными адептами Даанатана, лишь немногим недотягивая до уровня, после которого его можно было бы считать равным Великим Героям.

Его трое учеников — Огненная Троица, как её называли в столице, Жао, Чидо и Хуши, два брата и сестра, связанные не только узами секты, но и крови. Даже по отдельности они были могущественными адептами, но втроем, способные сражаться едва ли не единым организмом, они были так же могущественны, как и их Учитель.

И с этой четверкой, не считая полутора тысяч стоявших за спинами учеников, собирался сразить Хаджар?!

Невозможно!

Немыслимо!

Абсолютно не…

Поток мыслей Акены сбился в тот момент, когда позади Хаджара развернулась буря синего ветра. Она океаном энергии и мистерий распространялась над Лунным Пиком, смешиваясь с гранитным небом природной грозы.

Хашим и Огненная Троица мгновенно, не раздумывая, приняли защитное построение.

Патриарх секты ударил посохом о землю и перед ним вновь вырос шестирукий гигант, каждая рука которого отображала чистую стихию или её слияние с другой.

Огненная Троица, соединив руки воедино, внезапно оказались внутри могучего огненного тигра. Жао стал его пастью, Чида — передними лапами, а Хуши –задними.

Объединенная техника троица, относящаяся к тому же виду техник, что и Теневая Обезьяна Эйнена, обладала просто невероятным атакующими и защитными характеристиками. Используя её, они получали объединенную мощь, равную силу Хашима.

Огромный огненный тигр, в холке достигавший почти двадцати метров, а длиной превышавший это число в шесть раз, встал боком перед учениками. Его шерсть — искры синего и алого цветов, вздыбились, а сам он издал рык, который поднял огненный вихрь, заставлявший загораться воздух и плавиться землю.

Гигант Хашима, хлопнув тремя парами ладоней, развел их в сторону, создал нечто вроде магической печати. Расширяясь и увеличиваясь, она поднялась на высоту Огненного тигра и накрыла учеников волной стального сияния.

Акена вновь не могла поверить глазам.

Четверо сильнейших представителей Лунной Секты явно использовали свои лучшие защитные техники. И все это не перед угрозой осаждавшей пик армии или объединения Великих Героев.

Нет, они пытались защитить своих учеников от всего лишь одного, молодого воина, который еще даже технику свою не использовал. Лишь принял стойку.

А затем Акена вновь не смогла мыслить рационально.

Хаджар, все это время державший меч одной рукой, внезапно положил на рукоять вторую и в ту же секунду весь Лунный Пик, высокая скала, пронзавшая облака, словно пришла в движение.

От ног Хаджара расходились не просто трещины, а целые провалы. Шириной в метро, а то и более, они разлетались в разные стороны и камни падали в пропасть. Гора задрожала. Пылевые столпы выстреливали к черному небу, раскалывая крыши древних храмов и построек.

Начали падать строения, воздвигнутые еще до того, как появился Дарнас или Ласкан. Разрушаемые самым настоящим землетрясением, они мертвыми листьями опадали с на глазах крошащегося Лунного Пика.

Вдруг вокруг Хаджара закрутились белые молнии. Они искрами извивались, превращаясь в пасти ревущих драконов, чтобы затем, слившись, воедино, предстать в виде меча, и так по новой. То дракон, то меч. И каждая из этих молний выстреливала искрой, которая сжигала высокие храмы, пробивала их стены и в кипящую лаву превращала древнюю кладку.

И все это было еще даже не эхо от техники мечника, а лишь от намерения её использовать.

Не было никаких сомнений в том, что если бы не две защитные техники Хашима и Огненного Трио, которые сдерживали потоки этой необузданной ярости, то не выстоял бы ни один из учеников за их спинами.

Да что там — Акена отчетливо понимала, что она сама могла свободно дышать и вообще — выжить, лишь благодаря защищавшему её кокону из мистерий меча и ветра.

А затем порыв ветра, выдиравший многотонные куски породы из скалы, обрушился на Лунный Пик. Он прошелся по нему, сравнивая с землей все, что выступало над уровнем плато, превращая гору в ровную, словно скульптором высеченную поверхность.

Древние храмы и площадки, сады и угодья, их как ладонью смело прямо в пропасть, а Хаджар Дархан тихо, так, что было лишь видно, как шевелятся его губы произнес:

— Меч.

И та яростная буря синего ветра, все это время бушевавшая за его спиной, прошла сквозь него и соскользнула с его меча.

Сперва Акене показалось, что все закончилась и техника не получилась. Что у Хаджара не хватило сил или умений, чтобы удержать её в реальности. Что мистерии оказались недостаточно глубокими и крепкими, чтобы выдержать подобную мощь.

Но мгновением позже она вдруг поняла, что небо почернело. Нет, оно и до этого было черным, как ночь, но теперь Лунный Пик окутал самый настоящий, первозданный мрак.

Мрак, внутри которого Акена разглядела пылающие синим светом бесчисленное множество пар звериных глаз.

А затем её сердце вновь пропустило удар.

То, что она приняла за мрак, на самом деле было тысячами… сотнями тысяч извивающихся черных драконов. Их тела, созданные из ударов меча, имели в длину десять шагов, а синие клыки и глаза, пылали энергией и мистериями.

И, когда Хаджар взмахнул мечом и опустил его перед собой, застывшее в небе воинство драконов дождем пролилось на головы учеников Лунной Секты.

И тогда не выдержали уже не только древние каменные постройки, но и сами горные пики. Десятки скальных клыков, составлявших Лунный Пик, разрывая соединявшие их веревочные мосты, начали обрушаться и падать в пропасть.

Давление энергии оказалось таково, что разметало черные облака в небе. А эхо, разлетаясь по округе, терялось где-то у горизонта.

Далекий «Воздушный Змея», защищенный лучшими чарами, перышком смело на десятки километров. А само судно теперь выглядело так, как если бы провело неделю в эпицентре шторма или несколько часов в жарком сражении.

Когда все стихло, то Акена, от осознания произошедшего, рухнула на колени и прижала ладони ко рту.

Она была воительницей. Так её воспитывали отец и мать.

Она с самого детства жила с осознанием того, что однажды ей придется надеть генеральский медальон и повести за собой войска. Такую участью ей с рождения избрал правитель Дарнаса.

И она видела воинов.

Слабых и могучих. Свирепых и степенных. Жестоких и благородных.

Но, даже в самых смелых своих помыслах, в самых жутких кошмарах, она не могла представить себе того, что видела в данный момент.

Это не было битвой. Не было войной или даже бойней.

Это было истребление.

Беспощадное.

Не знавшее разбора.

Полное уничтожение того, что целыми эпохами дарило мир и спокойствие этому региону.

И теперь она поняла, почему, дошедшие до ней песни бардов о Безумном Генерале, не только воспевали его безусловную отвагу и смекалку, но всегда, между строк куплетов, чувствовался ужас и страх, которые испытывали враги, вставшие на пути Безумца.

Дождь, который теперь падал вокруг Акены, больше не был мягким и прозрачным.

Теперь с неба проливалась кровь.