Глава 997

Сердце Хаджара пропустило удар, затем второй, а потом сорвалось с места в карьер. В ушах эхом звенели сказанные Морганом слова.

Сам не понимая, что делает и против кого идет, Хаджар с силой ткнул мечом в грудь фантому. Но подул ветер и того буквально отнесло в сторону от острого клинка.

— Где она?! — прокричал Хаджар.

— В Храме Предков, — как о чем-то и так понятно, ответил фантом.

— Верни её!

— Верни мне луну с неба, юный воин. Верни юность старику. Верни жизнь мертвецу. Ты просишь он невозможном.

Тяжело дышащий Хаджар, который раньше бы лишь отмахнулся от сказанных ему слов, сейчас медленно опустил меч обратно.

Чтобы здесь не происходило, Акена знала, на что шла — как знал и Морган.

— Хотя, я мог бы сказать, — волшебник вдруг начал как-то странно играть бровями и, приложив ладонь ко рту, «свойчески» прошептал. — что можно попробовать и гулене девственность вернуть.

Хаджар вновь не понимал, что творится. То ли он двинулся головой и разумом, то ли это сделал, еще задолго до рождения Хаджара, сам волшебник.

— Ты как-то странно на меня смотришь, — явно наиграно нахмурился фантом, а затем запахнул иллюзорные, развевающиеся туманом, полы своего дырявого и тысячу раз заплатанного плаща. — Я не по этой части, юноша! Только прекрасные девушки ну или если я пьян, то… хотя в это время — все девушки прекрасны. Алкоголь — лучшая косметика, юноша!

— Мне кажется, я сошел с ума, — вздохнул Хаджар.

— Может и так, — фантом, на этот раз, подлетел к Хаджару на то же расстояние, что и недавно к Акене. Он даже до груди Хаджару дотягивал лишь едва-едва. — А может ты просто уже встречал меня прежде.

Хаджар отшатнулся от иллюзии так, словно это был действительно призрак, а не иллюзия, созданная магией.

— Значит — встречал, — и вновь все дурачество как ветром сдуло с «лица» фантома. Разноцветными глазами он окинул свои обветшалые владения. В них, вновь, была печаль. — Знаешь, как я узнал имя первой звезды, юный воин?

— Нет.

Фантом взмахнул туманной рукой. Свет, проникавший через трещины, протянутые по стенам скалы временем и через своеобразные окна, прорубленные еще при «строительстве», вдруг вздрогнул. А затем он закружился, оборачиваясь крыльями огромной бабочки.

Свет поплыл над головой Хаджара, и во взмахах его крыльев звенело простое, детское счастье от протянутой конфеты перед сытным обедом.

Свет навевал сон, но Хаджар выдержал это давление. Он не отводил взгляда от взмаха бабочки, которая, вдруг, свернулась в кокон, чтобы затем предстать плывущей под сводом рекой, внутри которой разворачивался черный бархат. Вышитый нежной, женской иглой, он нитями света сшивал лоскуты мрака, внутри которых зажигались звезды.

Спустя несколько мгновений Хаджар стоял под сводом призрачного звездного неба. На фоне мрака, такого темного, что тьма на его фоне выглядела раствором старых чернил, сверкали бесчисленные галактики. Свиваясь во множество спиралей, они кружили над головой Хаджара в своем бесконечном танце.

Сталкивались, орошая плечи смотрящего на них воина россыпью драгоценных камней. И камни, отскакивая от одежд-доспехов, падали на пол, чтобы вновь взлететь на небо черной вуали и расцвести там бутоном цветка, внутри которого спала звезда.

Проснувшись, та окидывала взором мир прекраснейшей из женщин и застывала светом холода и красоты. Огоньком света, посреди океана мрака.

Хаджар никогда не видел ничего подобного. Лишь краем глаза — когда Мэб шила ему доспехи. И краем уха, когда слушал в детстве старые сказки.

Это была магия.

Самая настоящая.

Фантом волшебника, подойдя к одной из звезд, протянул ладонь. Та, отряхнувшись серебристой пылью, маленькой девушкой в изумительном платье соскочила ему на палец и бутоном цветка легла на слегка морщинистую кожу.

— Мир изменчив, юный воин, — прошептал фантом. — то, что сегодня имеет одно имя, завтра может получить другое.

Волшебник наклонился над бутонов звездного цветка и что-то тому прошептал. Затем отпустил на камни, чтобы из тех поросло прекраснейшее из персиковых деревьев, что когда-либо видел Хаджар. Каждый его плод — самый сладкий и спелый, который не стыдно было бы подать на десерт Императору.

Каждый его лист — дышал жизнью и цветом. Каждая ветка — крепкая, но изящная, подобно скользящей по воздуху шпаге.

Но не прошло и мгновения, как дерево завяло и в его пепле проснулся маленький птенчик, который до боли знакомой, синекрылой птицей поднялся на звездное небо, чтобы стать там новой звездой.

— Знаешь, что нельзя изменить в этом мире, юный воин?

— Нет, — снова ответил Хаджар.

Волшебник поднял взгляд к звездному небу. Почему-то Хаджару показалось, что там он увидел отражение чьего-то лица. Женского лица. Со слегка острыми чертами, смелыми и открытыми глазами и высокими скулами.

— Прошлого, — прошептал фантом. — Когда меня создали, то вложили в меня лишь две цели. Передать Вечно Падающее Копье, которому будет суждено взлететь в последний раз. И рассказать о прошлом тому, кого я уже однажды встречал, но еще лишь встречу.

Хаджар нахмурился. То, что… вернее даже — как говорил волшебник, почему-то напоминало ему речь Древа Жизни.

— Скажи мне, юный воин, какой раз мы с тобой встречаемся?

— Второй, — ответил Хаджар. — Или третий. Смотря что встречать встречей.

— Ты принес с собой табак из сокровищницы Императора Драконов?

— Нет.

— Значит второй… или первый… или мы не встречались никогда, — кивнул волшебник. — Когда мы встретимся третий раз, то выкурим трубки и расскажем друг другу истории. А затем, один из нас, умрет. Это неизменно, юный воин. Так были произнесены слова наших жизней.

Хаджар уже слышал эти… слова. Тогда, в разрушенном древнем храме, где у погребальных костров стоял волшебник с разноцветными глазами, он сказал ему тоже самое.

— Я не верю в судьбу, маг, — как мечом отсек Хаджар. — и, однажды, я отправлюсь на Седьмое Небо, чтобы уничтожить Книгу Тысячи и вернуть людям свободу.

— Свобода, — протянул волшебник. Он коснулся звездного неба и то, свернувшись, исчезло в плаче матери, не дождавшийся ребенка с войны. — Все мы свободны, юный воин. Но не все это видят.

Хаджар процедил что-то нечленораздельное.

— Но сейчас не об этом, — фантом резко обернулся и подошел к Хаджару. Он взмахнул рукой и рядом с ними появилось два простых табурета.

Высокое Небо! Все же, какой силой должен был обладать Пепел, чтобы создать иллюзию, которая была способна влиять на реальность?

— Садись, юный воин. Пришло время мне выполнить свое предначертание и рассказать тебе старую легенду.

— А если я не захочу слушать?