Глава 1031. Oсвoбождение Hаследного Пpинца

Теперь он должен был определить приблизительное положение дворца предков. Он до сиx пор не знал о том, где находился дворец предков, четыре полюса, Сюаньду и Бездна Руин Заката. Кроме того, ему лишь предстояло рассчитать прежнее положение райских небес Дракона Ханя.

Только после этого он сможет найти дворец предков.

Для расчёта положений четырёх полюсов, Сюаньду и бездны Руин Заката можно было использовать данные мостов Взаимного Сдвига Духовной Энергии.


Мост Взаимного Сдвига Духовной Энергии был спроектирован Цинь Му и Черным Тигриным Богом, и для того, чтобы соединить с его помощью два мира, требовалось множество географических данных. Таким образом, Цинь Му мог с лёгкостью получить нужную информацию.

Вот только к Руинам Заката не вёл ни один из Мостов Взаимного Сдвига Духовной Энергии. Даже если бы он существовал, за ним присматривала бы Небесная Императрица и Госпожа Юаньму.

Тем не менее, Цинь Му однажды посещал Руины Заката, и смог бы определить их координаты, вернувшись туда снова.

Единственной его проблемой было определение высоты райских небес Дракона Ханя.

В случае с ними, у него не было точных координат.

Получив все эти координаты, он мог бы создать построение мгновенного перемещения, чтобы отправиться прямиков во дворец предков.

«Неудивительно, что наследный принц Северного Дворца Сюань Ву говорил, что встретил меня во время Эпохи Дракона Ханя. Должно быть, я был там, чтобы измерить высоту райских небес, — Цинь Му был явно озадачен, думая. — В таком случае, когда я отправился на райские небеса Дракона Ханя? Кем были те двое, что украли Пагоду Стеклянного Неба Чёрной Черепахи? Обратная сторона райских небес является частью печати дворца предков, так почему райские небеса поднялись выше? Если они сдвинулись с места, разве это не образовало бы дыру в печати?»

Он собирался продолжить расчёты, но снаружи раздался голос небесного дракона:

— Небесный Преподобный, Божество Ву пришла тебя встретить!

«Сейчас нет времени на исследования. Я проведу расчёты после того, как покину Северный Полюс!»

Цинь Му рассеял Великий Звёздный Атлас Вселенной и улыбнулся:

— Жирдяй, Янь’эр, идем к Божеству Ву!

Карета остановилась, и они вышли наружу. Перед ними показалась вторая половина райского дворца Чёрной Черепахи, возле которого их ждала Божество Ву и её спутницы.

В отличии от слов Божества Сюаня, Божество Ву не была ведьмой. Наоборот, она выглядела более сдержанной и торжественной, чем он. Она была одета в чёрно-красную робу, на которой была вышита диаграмма трёх пионов. Среди цветков извивались змеи, некоторые из которых, казалось, вот-вот улетят.

Её брови напоминали раскрытые крылья гуся. Между ними тоже был цветок пиона, а её губы сверкали светом. Она выглядела совсем не так страшной, как описывал Божество Сюань, и обладала хорошими манерами, проговорив:

— Небесный Преподобный Му.

Цинь Му поспешно подошёл поближе, чтобы ответить на приветствие:

— Сестра Божество Ву.

Божество Ву улыбнулась:

— Люди говорят, что ты называешь всех женщин, с которыми встречаешься, сестрой. Похоже, это правда.

Цинь Му торжественно проговорил:

— Не всегда.

Божество Ву кивнуло, и Цинь Му продолжил:

— Я не могу ничего с собой поделать, и называю всех красивых женщин, сестрами. Мой рот искреннее, чем моё сердце.

Божество Ву рассмеялась, после чего покачала головой и проговорила:

— Ты искренний. Сейчас сложно найти искреннего мужчину, не такого, как тот жлоб, живущий в моём доме, который совсем не умеет красиво говорить. Он умеет только злить меня. Я сержусь как только начинаю с ним говорить.

Цинь Му улыбнулся:

— Названный брат тоже искренний. Он просто не умеет правильно изъясниться.

Цилинь мысленно его похвалил: «Владыка Культа и вправду умеет говорить! Перед Божеством Сюанем он называл Божество Ву названной сестрой, а Сюаня перед ней называет названным братом. После изучения моих Писания о Взращивании Людей он стал невероятно сильным! Кажется, он может меня превзойти!»

— Давай не будем о нём вспоминать, — Божество Ву пригласила его. — Поговорим внутри.

Она посмотрела на цилиня и Янь’эр, и озадаченно спросила:

— Неужели это принцесса дворца Красной Птицы?

Янь’эр поспешно поклонилась и ответила:

— Янь’эр отдаёт дань своего уважения тёте.

Божество Ву нежно взяла Янь’р за руку, улыбаясь:

— Я обнимала тебя, когда ты была маленькой. Твоя мать жестоко поступила, отдав тебя Раз уж все вы на Северном Полюсе, то ты уже должна была встретиться со своим отцом, верно?

На лице Янь’эр появилось расстроенное выражение.

Божество Ву это заметила:

— У Восточного Божества много сыновей, и он, скорее всего, не догадывался, что у него также есть такая принцесса, как ты.

Цинь Му поинтересовался:

— Сестра Божество Ву, когда я прибыл сюда, то встретил твоего сына, Ю Мина, и обнаружил, что он в ужасном состоянии. Он вынужден таскать божественную гору несмотря на холод. Поговорив с ним, я узнал, что он сделал ошибку и был наказан. Тем не менее, он страдает уже шестьсот тысяч лет. Мне его очень жалко…

Божество Ву холодно улыбнулась:

— Он заслужил этого, потеряв Пагоду Стеклянного Неба! Мы работали над ней всю свою жизнь, а он её потерял! Он должен быть наказан!

Цинь Му кивнул и ответил:

— Да, но дети могут быть непослушными. Если он принял наказание, этого достаточно. По правде говоря, я недавно виделся с названным братом и говорил с ним об этой ситуации. Я хотел умолять прощения для вашего сына, но он рассердился и приказал ударить его кнутом девяносто девять раз!

Божество Ву впало в ярость:

— Ты просил пощады, но тот жлоб решил его избить вместо того, чтобы проявить понимание? Он занимается лишь внутренними делами. Если бы я всё время не носилась по внешнему миру, он не смог бы удержать Северный Полюс! Он уже ползал бы по райской реке, замерзая и голодая! Но теперь он решил показать, какой он сильный, избив своего сына!

Цинь Му вздохнул:

— Пожалуйста, успокойся, сестра. Твой сын, Ю Мин, понял свою ошибку и понёс наказание. Пришло время его освободить, а не то твой брат снова побьёт его кнутом. Какой с этого толк?

Божество Ву подозвала к себе горничных и проговорила:

— Отдайте мой приказ, освободите принца и проследите, чтобы он шёл сюда, а не к своему брату! Тот ничего не сможет сделать. Столкнувшись с опасностью, он прячется в своём панцире и ждёт, пока я не приду на помощь! Если он пойдёт к отцу, то станет таким же бесполезным! Быстро, быстро!

Горничная поспешно ушла.

Цинь Му расслабился и подумал: «Какое облегчение, что он теперь на свободе.»

Божество Ву смотрела на него, чувствуя, что Цинь Му нравится ей всё сильнее. Улыбнувшись, она проговорила:

— Твой сведённый брат, тот обжора, никогда не думает о других людях. Он заикается, когда начинает говорить, и начинает теряться, когда приходится заниматься делами.

Цинь Му серьёзно проговорил:

— Сестра, ты ошибочно его обвиняешь. Когда я его встретил, он подарил мне двести Кувшинов Пяти Гроз и отправил несколько сотен богов меча, чтобы помочь Вечному Миру.

Божество Ву начала сомневаться:

— Он проявил такую щедрость? Когда мы были вместе, он был невероятно скуп. Как он нашёл в себе силы дать тебе аж двести кувшинов?

Цинь Му покраснел и прошептал:

— Изначально он хотел дать только один. Он соврал, что у него всего шестнадцать кувшинов, поэтому я сказал, что ты дала двести, и он стал более щедрым.

Божество Ву рассмеялась:

— Хоть ты и кажешься искренним, ты можешь быть очень хитрым. Должно быть, услышав о моей щедрости, он был явно настроен дать тебе как можно больше. Скорее всего, у него даже голова разболелась. Не волнуйся, брат, я не буду такой скупой, как тот обжора.

После этих слов Цинь Му обрадовался: «Трёхсот Кувшинов Пяти Гроз хватит, чтобы создать армию. Если её задействовать, то начнётся настоящий дождь из молний!»

Божество Ву была более щедрой, чем Божество Сюань, и подарила Цинь Му двести один Кувшин Пяти Гроз, после чего проговорила:

— Мой подарок не может уступать сотни богов боевого меча, которых тебе дал тот обжора. Когда Император-Основатель пришёл у меня учиться, его лучшие эксперты построений создали для меня построение Связанного Змея, для исполнения которого требуются тысячи женщин. Оно может противостоять даже сильным практикам Императорского Трона. Я дам тебе одно из этих построений.

Цинь Му был в восторге и нерешительно проговорил:

— Когда названный брат отправил богов помогать мне в нижней границе, он забрал их фамилии и прогнал их из Северного Полюса, чтобы они не принесли ему беды…

Божество Ву поняла, о чём он говорит, и ответила:

— Ты волнуешься, что мои горничные будут презирать людей Вечного мира из-за своей родословной? Расслабься, я сделаю то же, что и тот жлоб.

Цинь Му вздохнул с облегчением. Разговаривать с такой умной женщиной было довольно приятно.

— Кстати, это уже наша вторая встреча. Впервые мы виделись на корабле-призраке, и мне удалось выбраться оттуда лишь благодаря твоей мудрости, — улыбнулась Божество Ву. — Сестра Красная Птица всё время о тебе говорит. Она даже рассказывала, что ты говорил ей о Небесном Союзу, когда вы встретились в первом году Дракона Ханя.

Сердце Цинь Му дрогнуло, он мягко кивнул.

— Сегодня Небесный Союз — это десять Небесных Преподобных. Ты знал, насколько огромный эффект будет у твоего необдуманного поступка? — Божество Ву, казалось, вспомнила об этом по случайности. — Пости всё значимые события, случившиеся после этого, были связаны с Небесным Союзом. Будучи одним из его старейшин, ты должен прилагать усилия, чтобы решить его внутреннюю борьбу.

— Сестра, как ты думаешь, если бы я не упомянул тогда Небесного Союза, он был не был создан?

Божество Ву была ошеломлена.

— В мире всё равно возник бы другой Небесный Союз. Возможно, у него было бы другое название, например Земной Союз, или Призрачный Союз, но Небесный Союз был бы создан без моей помощи. Он был создан из-за древних богов, —Цинь Му шел с ней, тихо говоря. — Если бы древние боги лучше относились к формам жизни после начала, Небесного Союза бы не существовало. Но огромное давление не оставило нам выбора, из-за чего родился Небесный Союз. Если мы с древними богами уничтожим десятерых Небесных Преподобных, и вы продолжите вести себя так, как в прошлом, возникнет новый Небесный Союз.

Божество Ву задумалась и проговорила:

— Сегодняшние древние боги лучше тех, что были в прошлом. Более того, полубоги райских небес сейчас не отличаются от полубогов прошлого. Люди поклоняются им и приносят подношения. Разобравшись с древними богами, Небесный Союз занял их место. Брат Му, тебе нужно придумать как не стать древним богом, пьющим кровь людей.

Цинь Му был ошеломлен. Поклонившись, он поблагодарил:

— Большое спасибо за предупреждение!

Божество Ву поклонилась в ответ и проговорила:

— Я видела, как менялось огромное количество династий, видела, как жизнь и смерть разделяют людей, и как их убивают бедствия. После этого мне не остаётся ничего, кроме отчаяния. Я думаю, что это цикл, который я не в силах остановить. Но у тебя есть воля, чтобы это изменить. Я не буду тебя задерживать.

Цинь Му попрощался и ушёл.

Божество Ву провела его к своей части Южных Небесных Врат, и остановилась, смотря ему вслед. Спустя некоторое время горничные привели к ней принца Ю Мина. Тот принял человеческий облик, встал на колени и поклонился матери, чтобы отблагодарить её.

— Поднимись.

Божество Ву подняла руку и проговорила:

— Небесный Преподобный Му приложил много усилий, чтобы я тебя освободила. Мне пришлось послушать его, так как он Небесный Преподобный. Твой отец приказал ударить тебя кнутом девяносто девять раз из-за того, что ты слишком много говорил, чтобы после окончания наказания ты помнил, что не стоит быть таким наивным.

Принц Ю Мин кивнул, понялся и проговорил:

— Где Небесный Преподобный Му? Я не успел его отблагодарить.

Божество Ву ответила:

— Он уехал, скорее всего для того, чтобы встретиться с Западным Божеством. Хоть тебя и отпустили, ты всё же сделал ошибку. Я отправлю тебя к нижней границе, возвращайся, когда вернёшь Пагоду Стеклянного Неба.

Принц Ю Мин снова упал на колени.

Божество Ву вздохнула и помогла ему подняться:

— Ты мой сын. Несмотря на то, что ты похож на своего глупого отца, я всё же не могу спокойно смотреть, как ты рискуешь своей жизнью. Ты слишком наивным. Если бы я тебя не подавила, тебе бы не удалось пережить Эпоху Дракона Ханя. В Эпохе Вечного Мира даже более опасно. Будь осторожен.

Она достала мешочек из змеиной кожи и проговорила:

— Этот предмет создан из кожи, которую я сбросила. С его помощью можно выковать всё, что угодно, а также в нём можно что-либо спрятать. Используй его, чтобы защитить себя. Не забудь посетить своего отца напоследок, пусть он тоже что-то тебе даст.

Принц Ю Мин развернулся и ушёл, обливаясь слезами.

Когда он добрался до райского дворца Сюаня, то увидел, что Божество Сюань впал в ярость:

— Глупые женщины! Вы отпустили Мин’эра! Сколько он протянет в этом подлом мире?

Принц Ю Мин поклонился и проговорил:

— Отец, я знаю, что виноват.

Божество Сюань вышел вперёд и помог ему подняться, прежде чем вздохнуть:

— Ты не виноват. Не страшно, что ты потерял Пагоду Стеклянного Неба, я не виню тебя за это. Я наказал тебя из-за того, что в период раскола райских небес ты был слишком наивен, и тебя кто угодно мог обмануть. Ты также слишком сблизился с Небесным Преподобным Хао и Сыном Небесной Инь, а они не знают жалости. Ты погиб бы, оставаясь с ними, поэтому я тебя запер! Я ничего не мог поделать, когда твоя мать решила тебя освободить, — он покачал головой, после чего достал зеркало и продолжил. — Это Зеркало Восьми Триграмм, которое Император-Основатель выковал из восьми триграмм на моей спине. Я нанёс на него руны Чёрной Черепахи, так что ты можешь использовать его для защиты. Если кто-то позовёт тебя после того, как ты покинешь Северный Полюс, продолжай идти, не оглядываясь. Если ты не обернёшься, никто не осмелится причинить тебе вред, но если нет, то тебе не поздоровится! Помни это!