Глава 1074. Атака зелёной птицы

Небесный Преподобный Юнь и остальные вышли из Великой Пустоши и оглянулись снова. Они увидели, что мир, однажды скрывавшийся в пустоте, был полностью разрушен Великим Императором, и начал сиять странным светом.

На райских небесах Ханя, в резиденции Небесной Преподобной Лин, Цинь Му отложил рисунки в сторону и закрыл глаза.

В его голове мелькали сцены битвы Великой Пустоши. Он отчётливо воображал каждый шаг Небесного Преподобного Юня.

Он увидел как Великий Император разрушил землю Великой Пустоши, созданную из сознания, смерть бесчисленных мастеров создания и атаку разрушенного сознания. Он видел даже как лидеры мастеров создания заманивают его всё дальше и дальше, прежде чем он наконец попал в ловушку.


Этому поспособствовало изучение рун печати и алтаря Великого Императора Небесной Преподобной Лин, а также ловушка Небесного Преподобного Юня и изменение области высшего сознания.

Несмотря на то. Что Цинь Му не видел этих событий собственными глазами, он мог понять ход битвы благодаря рисункам Небесной Преподобной Лин.

Спустя некоторое время Цинь Му открыл глаза. Его взгляд загорелся, он торжественно проговорил:

— Янь’эр, Лун Пи, давайте подождём за пределами Небес Ханя, на райской реке.

Янь’эр было крайне любопытно:

— Кого мы ждем? Небесного Преподобного Юня и остальных?

— Нет, — глаза Цинь Му загорелись, он проговорил. — Мы ждём Да Хуна!

— Если Великий Император мёртв, Да Хун обязательно будет вне себя от ярости и придёт уничтожить Небеса Ханя! — торжественно проговорил Цинь Му. — На Западном Полюсе Белого Тигра я остановил Небесного Преподобного Хуна, чтобы тот не причинил Западному Божеству вреда. Даже несмотря на то, что у него не было причин этого делать, он всё равно считает меня своим должником. Они ничто так просто не оставит. Небесный Преподобный Юнь убил его физическое тело и запечатал его сознание, так что он определённо придёт мстить!

Янь’эр и цилинь встревожились и последовали за ним к райской реке.

Цинь Му сидел в карете, закрыв окно занавеской. Собравшись с мыслями, он создал себе пилюлю меча, которая тут же закружилась в воздухе, превращаясь в божественный меч.

Шесть Небесных Драконов остановились над райской рекой неподалёку от Небес Ханя. Цинь Му положил меч себе на колени и закрыл глаза в ожидании.

Цинь Му чётко понимал план Небесного Преподобного Юня по убийству Великого Императора.

Тем не менее, Райские Небеса Ханя не были землёй Великой Пустоши. Таким образом Цинь Му не мог воспользоваться подобным планом.

Ему мог помочь лишь метод Небесной Преподобной Лин, с помощью которого она сломала печать и алтарь Великого Императора.

Тем не менее, Да Хун был невероятно сильным. Во время битвы с Небесным Императором во дворце предков, он продемонстрировал свои ужасающие боевые способности.

Цинь Му прекрасно понимал, что его собственные силы намного ниже. Он не был уверен, что сможет разрушить Великое Всеобъемлющее Сознание и область высшего сознания.

Вода райской реки текла с запада на восток, возвышаясь в небе.

Карета Небесного Дракона находилась за пределами Небес Ханя. Несмотря на то, что под ней бушевала река, она оставалась неподвижной.

На западе зашло солнце, и фонари на карете зажглись. Как только солнце зашло, оно тут же появилось над восточным морем.

Так продолжалось несколько дней, в один их которых начался сильный ливень. В Первобытном Царстве была засуха, и его жители принесли трех девушек и мальчиков в жертву.

Бог дождя сожрал детей и создал дождь над Первобытным Царством. Так как жертва его не устроила, дождь длился недолго. Как только он закончился, бог напомнил, что если люди хотят дождя, им нужно пожертвовать больше детей.

После этого снова наступила засуха. Все растения в радиусе тысяч километров погибли, осталась лишь красная высохшая земля.

Мимо кареты пролетело множество практиков божественных искусств, которые отправились на Небеса Ханя, чтобы попросить здешних богов о дожде.

Цинь Му всё это неподвижно сидел.

После долгого ожидания, Янь’эр начала беспокоиться. Повернув голову, она увидела видения Бога Грома и Богини Молний, мчащиеся среди туч. Вокруг раздались раскаты грома и засверкали молнии. Боги искали воров, которые украли Небесный Огонь Сюаньду.

Жизнь Первобытного Царства шла своим чередом. Древние боги и дальше играли огромную роль в жизнях людей. Конечно, в будущем это постепенно изменится.

Янь’эр огляделась и внезапно услышала вдали пронзительный голос:

— Да Хун, Да Хун!

Сердце Янь’эр дрогнуло, Цилинь тут же поднялся. Конечности шести небесных драконов онемели, они почти потеряли способность двигаться.

Вдали навстречу им летела гигантская птица. Её зелёно-золотые перья закрыли собой почти всё небо, отчего она напоминала облако, несущееся к Небесам Ханя.

По мере приближения гигантская птица казалась всё больше и больше. Широко раскрыв крылья, она, казалось, могла полностью накрыть Небеса Ханя!

Навес кареты Небесного Дракона внезапно поднялся в небо и начал кружиться. Его спицы выстрелили во все стороны и слились с небом, образовывая сорок десять Небесных Дао, которые закрыли собой Небеса Ханя.

Цинь Му, сидящий в карете, торжественно проговорил:

— Да Хун, давно не виделись. Почему бы тебе не встретиться со мной?

Услышав его голос, зелено-золотая птица повернула голову, её глаза ярко засияли. В следующий миг небо и землю затопило величественное, мощное сознание!

Это было сознание Да Хуна. Он не использовал области высшего сознания. Чтобы справиться с таким незначительным противником. Как Цинь Му, ему не нужно было использовать своего высшего навыка.

Цинь Му крепко держал свой меч, но не шевелился. Он исполнил технику Трёх Эликсиров Тела Тирана, в то время как его сознание сформировало Великие Всеобъемлющие Небеса, накрывшие собой карету Небесного Дракона.

Их сознания столкнулись друг с другом. Вода райской реке тут же разлетелась в стороны.

Вокруг кареты Небесного Дракона сформировалась сфера радиусом в триста метров, за пределами которой бушевали волны. Внутри сферы, с другой стороны, было совершенно спокойно.

Цинь Му затаил дыхание, оценивая ситуацию. Да Хун не атаковал его изо всех сил. что оставило ему шанс бороться!

Их сознания столкнулись. Внезапно Цинь Му изменил свою тактику и задействовал область божественного сокровища Духовного Эмбриона. Его духовный эмбрион стал одним целым с Дао, объединяя Инь и Ян в диаграмму тайцзи. Затем вокруг появились небо и земля, горы, земля, вода и огонь.

В небе материализовались звёзды и появился Небесный Герцог и остальные боги, каждый из которых выполнял свою четкую функцию. Они сидели в райских дворцах, двигаясь по небу.

Область духовного эмбриона задрожала, сокрушая сознание Да Хуна!

Воды райской реки внезапно замерли, прежде чем со свистом упасть обратно в русло. Вокруг воцарилась тишина.

В тот момент, когда столкнулись их божественные искусства, Да Хун бросился вперёд, протягивая свои когти к навесу кареты.

Райские небеса создали этот навес семьсот тысяч лет назад в качестве крыши для кареты Небесных Преподобных. Карета состояла из различных драгоценных сокровищ, на её поверхности были руны Небесного Герцога, Графа Земли и четырёх божеств.

Десять Небесных Преподобных райских небес решили подарить Цинь Му эту карету, чтобы разрушить его союз с древними богами.

Цинь Му поднял навес в небо, и тот превратился в Небесного Герцога. Как только Да Хун бросился в его строну, область духовного эмбриона Цинь Му со свистом расширилась, поглощая собой Небеса Ханя.

Небесный Герцог с лицом Цинь Му, созданный областью божественного сокровища, слился с Небесным Герцогом из навеса, и они заблокировали атаку Да Хуна.

Когти гигантской зелено-золотой птицы столкнулись с навесом. Небесный Герцог не смог выдержать этого удара и тут же рассыпался на части.

Боги расы людей на Небесах Ханя заметили происходящее и тут же отреагировали. Их армии атаковали гигантскую птицу. Сознание Цинь Му задрожало, отдавая им приказ:

— Я — Небесный Преподобный Му. Ученики, слушайте мой приказ, активируйте навес по моей команде!

На Небесах Ханя были сотни тысяч богов. Как только они услышали слова Цинь Му, их исконные духи тут же поднялись в небо, и направили свою жизненную Ци в навес.

Сокровище тут же накрыло собой небо, его сияние становилось всё ярче, запечатывая Небеса Ханя сорока девятью Небесными Дао.

Зелено-золотая птица несколько раз атаковала, но так и не смогла сломать навес. Внезапно она сложила крылья.

Уголки глаз Цинь Му дрогнули, Да Хун подошёл к нему!

— Небесный Преподобный Му, тебе обязательно меня останавливать?