Глава 1094. Подвиги случаются так же естественно, как и бедствия

Багровый Вождь выпрямился, в то время как трёхглавый шестирукий исконный дух, возвышающийся за его спиной, освободил свою невероятную силу, поднимая всех людей в воздух. Физическое тело мужчины начало расти, становясь всё сильнее, он постепенно превратился в гиганта и зашагал на восток.

Эпоха Багрового Света началась в этих руинах!

Гигант с длинными волосами вывел людей из руин, начиная новую часть истории!

Революция Дракона Ханя не увенчалась успехом.

На её месте началась Революция Багрового Света.

Райская река продолжала течь, время проходило. В мире было не много изменений, люди и вещество непрерывно менялись.

Воин на передовой падал замертво, и тот, кто шёл позади него, поднимал флаг и храбро продолжал путь.

Корабль-призрак плыл сквозь время. Снаружи менялись день и ночь, каждый восход солнца знаменовал начало нового года.

Цинь Му исполнил технику Трёх Эликсиров Тела Тирана и облегчённо вздохнул.

— Кажется, младший брат избавился от огромного количества забот и стал счастливее, — улыбнулся Вэй Сюйфэн.

Цинь Му улыбнулся и ответил:

— Я всегда был счастлив.

Вэй Сюйфэн покачал головой и проговорил:

— Когда ты поднялся на борт корабля, я заметил, что твоя радость была наигранной. Внутри тебя переполняли заботы и разочарования, вызванные тем, что тебя никто не понимал. Казалось, будто над тобой повисло огромное тёмное облако. Теперь ты по-настоящему счастлив.

Он мягко улыбнулся и проговорил:

— Возможно, твой старший брат не многое умеет, но я хорошо понимаю людей.

Цинь Му засмеялся, прежде чем ответить:

— В прошлом я всегда чувствовал, что меня никто не понимает и не вдохновляет, что меня сильно огорчало. Теперь я понял, что такой человек существовал, — покачав головой, он добавил. — Несмотря на то, что он жил в прошлом и уже умер, он мой друг Дао. Хоть нас и разделяет смерть, одного такого друга мне достаточно!

Вэй Сюйфэн хлопнул в ладоши, похвалил его и спросил:

— Куда ты собираешься отправиться? У тебя осталось два путешествия в прошлое!

Цинь Му поднялся и ответил:

— Никуда! Я собираюсь оставить эти две попытки на будущее, и вернуться в Вечный Мир. Я не могу всё время жить в прошлом и должен смотреть в будущее! Старший брат, я найду тебя, когда всё обдумаю.

Вэй Сюйфэн холодно фыркнул и пробормотал:

— Я не лодочник, которого ты можешь призывать и прогонять, когда захочешь…

Собравшись с мыслями, он позвал цилиня и Янь’эр, поспешно проговорив:

— Принесите Пагоду Стеклянного Неба. Дайте мне на неё взглянуть, прежде чем уйдёте!

Янь’эр достала Пагоду и поставила её на палубу. Вэй Сюйфэн тут же начал её исследовать. Непрерывно восхваляя артефакт. Осторожно проведя рукой по его поверхности, он внезапно закричал, задыхаясь:

— Теперь, когда ты уезжаешь, когда мы увидимся снова, милый ребёнок? — сказав это, он обнял и поцеловал сокровище.

Цилинь и Янь’эр посмотрели друг на друга, по их спинам побежали мурашки.

Вэй Сюйфэн был одержим Пагодой Стеклянного Неба. Он говорив с ней, совершенно забыв о возвращении Цинь Му и остальных в Вечный Мир.

Цинь Му не удержался и отвлёк Вэй Сюйфэна, и тот наконец пришёл в себя. Несколько раз поцеловав сокровище напоследок, он вернул его. До сих пор не отрывая взгляда от пагоды, он проговорил:

— Младший брат, в будущем, если нам удастся освободиться от неизменного вещества, ты не мог бы одолжить мне эту вещицу на несколько дней?

Цинь Му покачал головой и ответил:

— Это сокровище Северного Божества. Мы лишь одолжили его, и в будущем обязательно вернём.

— Мы его вернём?

Зрачки Вэй Сюйфэна расширились, его глаза начали взволновано смотреть по сторонам. Цинь Му тут же понял, что он на замыслил чего-то хорошего: «Должно быть, он собирается украсть сокровищу у Ю Мина.»

Корабль-призрак быстро путешествовал сквозь историю, туман вокруг него начал постепенно рассеиваться. Спустя некоторое время он всплыл на поверхность реки Вздымающейся Вечного Мира.

Цинь Му посмотрел на берега реки, на которых виднелись высокие божественные горы и зелёная растительность. С момента, когда он покинул Вечный Мир, прошло неизвестное количество лет.

Вместе с цилинем, Янь’эр и небесными драконами они высадились на берег, таща за собой потрёпанную карету. Она пострадала настолько сильно, что её занавес едва не отрывался.

Хоть карета и была сокровищем, она не могла выдержать подобных пыток.

Раньше карета и вовсе была разобрана на части, но Вэй Сюйфэн вместе со Стражами Пернатого Леса собрали её обратно. Тем не менее, она не была в идеальном состоянии.

Увидев, что туман рассеялся, некоторые солдаты спрыгнули с корабля и отправились на берег. Тем не менее, в следующий миг туман вернулся, окутывая тих тела, и когда он рассеялся, они уже были на корабле.

Вэй Сюйфэн не пытался их остановить. Вместо этого он помахал рукой, проговорив:

— Младший брат, не забудь о своём обещании! Постарайся спасти нас как можно скорее!

Цинь Му и остальные приземлились на берег, маша ему в ответ:

— Постараюсь!

— Проведя десять лет за пределами Нефритовой Столицы, сложно оставаться беззаботным, — Вэй Сюйфэн стоял на носу корабля-призрака и торжественно пел. — Любить запах груш и знать, что говорить, так же нормально, как любить выжить. Никто не хочет, чтобы сто тысяч людей пользовались одним чернильным камнем, так зачем давать трём тысячам гостей ту же бронзовую тарелку?

Корабль-призрак уплыл прочь, исчезая в тумане.

Услышав песню, воины начали петь вместе с Вэй Сюйфэном:

— Подвиги случаются так же естественно, как и бедствия. Если люди не подходят друг другу, не рискуйте своим делом!

Цинь Му рассмеялся и повернулся в сторону Вечного Мира. Покачав головой, он прокричал:

— Какие они несерьёзные! С тех пор, как мы покинули Вечный Мир, прошло пять лет? В таком случае, мне уже десять?

Он недовольно покачал головой и проговорил:

— Когда я отправился в прошлое, мне было пять. В этом возрасте я начал терять молочные зубы!

Янь’эр обрадовалась, ступив на землю Вечного Мира. Протянув Цинь Му красное перо Южного Божества, она проговорила:

— Владыка, призови душу моей матери!

Инь Му взял перо и посмотрел на цилиня, тащащего Пагоду Стеклянного Неба, после чего проговорил:

— Пагода слишком бросается в глаза. Я должен её спрятать.

Цилинь отдал Цинь Му пагоду, и тот спрятал её в земле слова Цинь.

Янь’эр обиженно прошептала цилиню на ухо:

— Почему ты так просто ему её отдал? Когда старшие говорят, что что-то тебе вернут, есть шанс, что они никогда этого не сделают!

На лице цилиня возникло удивлённое выражение, он спросил:

— Правда?

— А разве нет? Когда я была молода, Небесная Преподобная Юэ дарила мне деньги на новый год, и говорила, что придержит их, пока я не повзрослею. Я так никогда их и не увидела!

— Все взрослые так себя ведут?

— А как ты думал? После того, как я спасу свою мать, и мы поженимся, я попрошу Небесную Преподобную Юэ отдать мне те деньги. Хе-хе, она собирала их тысячи лет. Там огромная сумма! Я посмотрю, как она их вернёт!

— Тысячи лет? Янь’эр, сколько тебе?

— Молчи!

— Если мы решили жениться…

— Молчи!

***

Цинь Му увидел перед собой обширный, красивый пейзаж. С помощью нити из Ци он поднял перо в воздух и начал двигаться вокруг него, исполняя Проводника Душ и говоря на странном, но спокойном языке Юду.