Глава 1108. Ковать — то же, что рисовать красотку

Толпа бросилась к старейшине, слепой прокричал:

— Старейшина, в твоём мече осталось несколько недостатков. Дай его мне, чтобы я их исправил.

Его намерения поняли все, кроме самого старейшины, который мирно отдал свой меч и ножны.

Схватив меч, слепой прокричал:

— Вперёд!

Мясник внезапно обнял старейшину, а бабушка Сы ударила его кулаком. Одноногий, глухой немой, слепой и остальные окружили старейшину, начиная его избивать. Цинь Му и целитель тоже тайком пнули его насколько раз, чтобы вылить свой гнев.

Только когда старейшина начала умолять о пощаде, все остановились и швырнули его подальше. Немой проговорил:

— Идём ковать остальные сокровища.

Старейшина встал на ноги и разъярённо прокричал:

— Целитель, это ты только что меня пнул?

— Нет! — уверенно ответил целитель. — Мы лучшие друзья и вместе пили чай в деревне. С чего бы мне тебя пить? Я никогда бы этого не сделал! Наоборот, я пытался их оттащить, чтобы они прекратили тебя избивать. Но вот Му’эр и вправду тебя ударил!

Цинь Му подпрыгнул в воздух, чтобы сбежать. Старейшина ухмыльнулся и достал свой меч. В небе вспыхнул луч меча, и Цинь Му упал с неба кому-то во двор.

Спрятав меч в ножны, старейшина похвалил:

— Какой хороший меч. Я назову тебя Резак Зла, так как ты будешь убивать злых лицемеров. Идём, мы должны продолжить ковать сокровища.

Цинь Му поднялся на ноги, и хромая отправился к порту, чтобы взглянуть на процесс ковки.

Спустя десяток дней немой и слепой выковали колесо Дао для бабушки Сы.

Бабушка хотела проверить силу своего сокровища, что встревожило всех вокруг. Цинь Му тут же ткнул пальцем и исполнил божественное искусство мгновенного перемещения, чтобы отправить бабушку подальше.

— Му’эр, я побью тебя до смерти, когда вернусь! — эхом прозвенел голос бабушки.

Все вокруг облегченно вздохнули и продолжили ковать, в то время как Цинь Му и дальше волновался, проговорив:

— Старейшина, старый Ма, когда бабушка вернётся, вы должны меня защитить.

— Всё будет хорошо, — одноногий похлопал его по плечу. — Не волнуйся.

Цинь Му не почувствовал облегчения, подозревая, что старики задумали что-то плохое.

Как оказалось, когда бабушка Сы вернулась, она избила Цинь Му, и никто не попытался её отговорить. Вместо этого старики пили чай и беседовали друг с другом.

Только когда бабушка Сы устала, все разошлись, возвращаясь к ковке божественного оружия.

Цинь Му поднялся, его лицо опухло. Он посмотрел на цилиня, прежде чем спрятаться в углу и притвориться спящим. Янь’эр превратилась в маленького зелёного воробья и уснула у него на голове.

— С вас двоих никакого толку. На новый год я приготовлю из вас праздничное блюдо! — злобно проговорил Цинь Му.

Зелёный воробей задрожал, и цилинь поднял её своим хвостом, убаюкивая.

Цинь Му подошёл к бабушке Сы и тайком рассказал ей о Гунсунь Янь:

— Пожалуйста, обучи её, бабушка.

Бабушка Сы улыбнулась и ответила:

— Я знаю, что она глупая и не любит совершенствоваться. В какой области она сейчас находится?

— В области истинного бога, — Цинь Му колебался, прежде чем ответить. —Но её сила достигла области Императорского Трона. Она обладает огромной магической силой, и, вероятно. Является сильнейшим практиком Императорского Трона в мире

Бабушка Сы настороженно проговорила:

— Её совершенствование достигло области Императорского Трона несмотря на то, что она только истинный бог? Это разница в пять областей!

Цинь Му ответил:

— Она полубог, дочь Матери Земли. Области были созданы девятью Небесными Преподобными Эпохи Дракона Ханя, они никак не связаны с силой.

Бабушка Сы пробормотала:

— Наверное, научить её контролировать свою силу будет трудно. Она находится в области истинного бога, но её сила достигла Императорского Трона. Это сложно…

Она поднялась и поспешно ушла.

Цинь Му продолжил изучать пути построений и ковки немого и слепого. В то время как те работали над котлом целителя. К этому времени он почти освоил достижения многих лет их совершенствования.

— Тебе предстоит ещё много узнать о ковке, — немой посоветовал, проговорив. — Ты достиг предела точности ковки. Тем не менее, твой дух ковки нуждается в развитии. Для начала тебе нужно понять, для чего мы придумали инструменты и работу!

Немой поднял свой молот, в его печи словно вспыхнули тысячи солнц, её пламя наполнило воздух. Он торжественно проговорил:

— У нас не было способностей древних богов. У нас не было методов создания! Тем не менее, у нас были инструменты, мозги, стремления и мечты!

— Небесные работы и предметы зависят от наших рук. Мы строим свои мечты и создаём мощные машины, которые делают нас мастерами создания!

Цинь Му тщательно обдумал его слова, прежде чем улыбнуться. Затем он достал сокровище из дворца предков, чтобы перековать его в своё собственное божественное оружие.

Слепой подошёл к нему, посмотрел, как он работает и спросил:

— Немой, для микроскопической ковки требуется как минимум три человека. Неужели он сможет сделать всё сам?

— Конечно, сможет, — немой продолжал ковать ножи для мясника, проговорив. — Это он рассказал нам о микроскопической ковке. Теперь он пришёл учиться в нас. Если он не достигнет успеха, то с него не будет никакого толку!

Слепой кивнул:

— Совершенствование этого парня уже превзошло наше. Тем не менее, он всё же уступает нам в наших специальностях. Полагаясь на нас, он ведёт себя так уверенно!

Немой проговорил:

— Почему бы нам не попробовать заставить его учиться самостоятельно? Если мы будем его учить, он никогда не достигнет нашего уровня. Тем не менее, не мы не можем допустить ситуации, в которой не сможем его ничего больше научить.

Слепой энергично добавил:

— Этот мерзавец возвращается к нам раз в несколько лет, чтобы научиться чему-то новому. Если мы не сможем его больше ничему научить, он о нас забудет!

Цинь Му изучил качества сокровищ, которые украл в Зале Чистого Солнца. Согласно немому, у каждого материала были свои качества и характеристики, лишь поняв которые человек мог смешивать материалы, чтобы увеличить силу и крепкость божественного оружия!

Именно этим был занят сейчас Цинь Му. Успешный кузнец должен обладать мягким сердцем. Хоть немой и казался черствым стариком, у него было самое доброе сердце в деревне.

Именно поэтому он был наиболее уязвим ко лжи и решил не открывать своих чувств, предпочитая молчать.

Цинь Му нашёл для него много Небесных Работников расы Белого Тигра, тем не менее, несмотря на то, что все они были красивыми женщинами, немому не понравилась ни одна из них. Это произошло из-за того, что события первых лет его жизни слишком сильно на него повлияли.

Цинь Му внимательно изучал сокровища, которые в его уме превращались в удивительные видения. Некоторые были горячими будто огонь, в то время как другие — нужными, словно вода. Одни были холодными, как горная вершина, а другие призрачными, как облака.

— Неудивительно, что дедушке немому не понравилась ни одна из девушек. В его глазах, эти материалы, должно быть, невероятно красивы.

Изучив качества материалов, он начал их смешивать.

— Этот красивый нефрит становится длиннее, если взять его больше, и короче, если немного отнять. Поэтому его нужно смешать с женщиной, которая напоминает летящее облако и текучий песок. Ко всему этому нужно добавить немного порошка…

Казалось, будто Цинь Му наряжал куклу, шепча себе под нос:

— Благодаря этой жемчужине, её кожа станет светлой, будто снег. Из шелка можно сделать пояс. Этот ремень будет стоит тысячу золотых слитков…

Закончив, он взволнованно исполнил божественное искусство небесного огня, чтобы расплавить своё творение.

Цинь Му открыл свой третий глаз и исполнил технику Трёх Эликсиров Тела Тирана. Пользуясь своей Ци и сознанием в качестве молота, он начал ковать своё божественное оружие.

Немой и слепой наблюдали за ним. Несмотря на то, что они выглядели спокойными, они волновались, что он испортит сокровища.

Природа и дух Цинь Му становились всё активнее, по мере его погружения в процесс ковки. К удивлению, ритмичные вибрации Дао, исходящие из его тела, больше напоминали мелодию понимания Дао, нежели ковки.