Глава 1146. Разделить Богатства Поровну

В сердце Цинь Му возникло ни с чем не сравнимое странное чувство, он начал оглядываться по карете, лица Небесных Преподобных, сидящих внутри неё, снова начали казаться ему незнакомыми.

«Сяо — Небесный Император, Небесная Госпожа Цзян — Великий Император, поэтому не странно, что она так близка с Небесной Преподобной Гун. Должно быть, Небесная Преподобная Гун должна быть его женой. Думаю, что я наконец установил настоящие личности этих троих.»

«Но что насчёт Небесного Преподобного Хун и Небесной Госпожи Янь?»

Его голова разболелась. Может быть, Небесная Госпожа Янь была Небесной Императрицей или Госпожой Юаньму?

Она может быть одной из сестёр Руин Заката, а учитывая её аристократическое и холодное поведение, скорее всего она была Небесной Императрицей. Но кем тогда был Небесный Преподобный Хун?

«В прошлом, когда Великий Император попал в ловушку в Великой Пустоши и был убит Небесным Преподобным Юнем, Да Хун отправился на Небеса Ханя, собираясь уничтожить их ради мести. Я остановил его и сразился с ним в области Абсолютного Создания, созданной Небесными Преподобными Лин и Юнь, — Цинь Му уставился в землю, размышляя. — В тот раз я едва не погиб, но мне удалось ранить Да Хуна и заставить его отступить. Позже, когда райские небеса разделились и Небесный Альянс убил древнего Небесного Императора, я попытался найти Госпожу Гун, чтобы она вылечила мои раны, и та сказала мне, что кто-то воспользовался моментом, когда Да Хун был ранен, и убил его, а также стёр его сознание.»

«В то же время кто-то использовал труп Да Хуна, путешествуя по миру, прежде чем наконец стать Небесным Преподобным Хунем.»

«Великий Император, должно быть, использовал свою область абсолютного сознания, чтобы спуститься в этот мир и стать Небесной Госпожой Цзюн, прежде чем внедриться в гарем Небесного Императора, — Цинь Му открыл глаза, продолжая размышлять. — Кто тогда, чёрт подери, этот Небесный Преподобный Хун? Почему он захотел от меня расписку о задолженности? И куда исчезла Госпожа Юаньму? Кем она стала? Должно быть, она до сих пор на райских небесах, и если её нет среди десяти Небесных Преподобных, то где она?»

«Госпожа Юаньму — один из первых древних богов. Когда откроется Дворец Предков, она должна быть здесь, Верно?»

Внезапно карета остановилась.

— Небесные Преподобные, мы наконец прибыли к трещине! — снаружи донёсся голос небесного дракона.

Все поднялись со своих мест и вышли наружу, увидев, что карета Небесного Преподобного Хао тоже была на месте. Небесный Преподобный Хао, Император Богов Лан Сюань и Потомственный Король Богов стояли перед трещиной, внимательно её рассматривая.

Трещина перед ними была почти такой же широкой, как райские небеса, она сверкала кровавым светом и выглядела невероятно ужасающе!

Заглянув сквозь неё в Дворец Предков, можно было увидеть множество тварей, которые словно пауки ползали вдоль трещины, пытаясь сделать её шире.

Это были звери бездны, количество которых было попросту невообразимым.

В то же время с верхних небес пустоши непрерывно сыпались яйца, которые разбивались при ударе землёй, освобождая новых зверей бездны.

Сразу после рождения звери бездны размером с гору молниеносно расправляли свои перепончатые крылья и шесть конечностей, и с молниеносной скоростью бросались в сторону трещины.

Один взрослый зверь бездны мог убить армию из сотни богов и дьяволов, и если бы им удалось вместе вырваться их Дворца Предков, то они бы полностью уничтожили небо и землю!

Цинь Му посмотрел на Небесную Преподобную Цзян, которая до сих пор весело разговаривала с Небесной Преподобной Гун.

«Они оба — Мастера Создания, Великий Император попытается пробраться во Дворец Предков, чтобы освободить зверей бездны, в то время как Небесная Преподобная Гун просто пытается найти землю своих предков, — размышлял Цинь Му. — Они оба хотят разрушить печать Дворца Предков, тем не менее, у них разные цели. Что касается древних богов, то Небесный Император и Небесная Императрица хотят запечатать Дворец Предков Заново, по крайней мере, Небесный Преподобный Сяо определённо этого желает. Небесный Преподобный Хао и Потомственный Король Богов, в свою очередь, пришли сюда за сокровищами, возможно, они даже хотят взять это место под свой контроль!»

Цинь Му улыбался, но когда его взгляд упал на Небесного Преподобного Хуна, его улыбка застыла.

Он понятия не имел, что задумал этот старик.

Когда Цинь Му об этом задумался, ему показалось, что Небесный Преподобный Хун ничего не делал, и в то же время сделал всё.

Этот старик словно прогуливался по миру, всегда оказываясь в нужном месте. Когда было украдено яйцо древнего Небесного Император, он сразу же явился на месте происшествия, а когда был обнаружен мост Пустоши, он быстро прибежал, чтобы изучить находку.

Когда Западное Божество Белый Тигр попыталось пойти против райских небес, Небесный Преподобный Хун тоже был там, и Цинь Му пришлось дать ему расписку о задолженности, чтобы тот оставил Западное Божество в покое.

Теперь, когда печать Дворца Предков, старик будто просто наблюдал за происходящим и вёл себя так, словно не имел к происходящему никакого отношения.

Заметив растерянность Цинь Му, Небесный Преподобный Хун подошёл к нему, протягивая расписку о задолженности.

Помрачнев в лице, Цинь Му нервно проговорил:

— Друг Дао Хун, я всё помню, не стоит каждый раз показывать мне эту расписку.

Небесный Преподобный Хун спрятал расписку и улыбнулся:

— А я боялся, что уже забыл.

Цинь Му ещё сильнее помрачнел в лице и принял решение держаться от Хуна подальше. В то же время тот сделал шаг вперёд, и недолго рассматривал Дворец Предков, прежде чем проговорить:

— Там очень опасно… Когда мы поделим добычу, лучше будет держаться вместе.

Цинь Му взглянул на него и молча кивнул.

— Дворец Предков уже здесь, и запечатать его снова невозможно, — Небесный Преподобный Хао, должно быть, тоже знал о дворце предков. — Он был запечатан объединёнными силами древних богов и полубогов того времени. Теперь печать повреждена, а из её создателей в живых остались совсем немногие, из-за чего его нельзя запечатать снова.

Он повернулся к Императору Богов Лан Сюаню и Потомственному Королю Богов, проговорив:

— Вы оба происходите из той эпохи и много знаете. Я прав?

Император Богов Лан Сюань вежливо ответил:

— Слова Небесного Преподобного Хао правда.

Потомственный Король Богов рассмеялся:

— Я был рождён слишком поздно, чтобы стать свидетелем Первобытной Эпохи, но отец рассказывал мне о тех временах. Он говорил, что в прошлом во Дворце Предков случилось что-то ужасное, и что Небесному Императору пришлось повести полубогов и древних богов, чтобы запечатать это место. Те, кто наложил печать, уже мертвы, поэтому восстановить её не удастся.

Небесная Госпожа Янь проговорила:

— Именно поэтому Небесный Преподобный Му предлагает нам войти внутрь и разделить богатства, лежащие там, между собой!

В тот же миг все уставились на Цинь Му.

Потомственный Король Богов презрительно проговорил:

— Младший хочет делиться с нами поровну? С чего бы это?

Цинь Му равнодушно ответил:

— Сын Небесного Герцога должен называть меня братом Дао. Я единственное существо, способное войти во Дворец Предков, без меня вы сможете лишь смотреть на Дворец Предков издали и пускать слюни!

Потомственный Король Богов впал в ярость и бросил на Цинь Му взгляд, переполненный убийственный намерением. Затем он фыркнул и бросился к трещине Дворца Предков:

— Что сложного может быть в том, чтобы попасть туда?

В следующий миг он исчез в трещине.

Небесный Преподобный Хун спокойно проговорил:

— Брат Дао Му, если ему удастся попасть внутрь, мы не будем с тобой делиться.

Уголки глаз Цинь Му дрогнули, он с тревогой наблюдал за силуэтом Потомственного Короля Богов.

Потомственный Король Богов непрерывно углублялся внутрь трещины, тем не менее, его шаги становились всё медленнее. Казалось, будто на него воздействует безграничное давление!

Он с трудом делал каждый новый шаг, чувствуя на себе силу Четырёх Полюсов, Сюаньду, Юду, Руин Заката и Райской Реки!

Более того, вокруг него появились видения Дао, принявшие облик древних богов. С каждым его шагом они становились всё отчётливее!

Вдали можно было разглядеть силуэт обратной стороны огромного мира!

Потомственный Король Богов впал в ярость и развернулся. Его лицо ужасно посинело, остановившись перед всеми, он проговорил:

— Я согласен разделить богатства поровну!

Цинь Му рассмеялся:

— Племянник Цзу поистине мудр!

— Тьфу! Потомственный Король Богов едва не плюнул Цинь Му в лицо, злостно ответив. — Только что ты говорил, чтобы я называл тебя Другом Дао, а теперь я стал твоим племянником? Твоё поколение растёт слишком быстро!