Глава 150. Небесный Император за Великой Стеной

«Император Боевых Искусств? У старшего брата Ба Шаня оказывается такая потрясающая репутация!» — мысленно восхитился Цинь Му.

Лин Юйсю тут же поинтересовалась:

— Учитель, ты мастер школы боевых техник?

Канцлер Ба Шань, улыбнувшись, кивнул головой и ответил:

— В прошлом, следуя за своим учителем, я развивал навыки ножа. Тем не менее после того, как старик пропал без вести, я перестал в них прогрессировать. Примерно тогда до меня донеслись вести о реформах Имперского Наставника, что стало причиной моего прибытия в Империю Вечного Мира для обучения навыкам меча и заклятиям. Потом я пытался получить от него наставления или хотя бы совет, чтобы совершить прорыв в развитии. Но, если на чистоту, в данный момент моей сильнейшей стороной являются боевые заклятия, а не навыки школы боевых техник.

В глубине сердца Лин Юйсю была по-настоящему удивлена. Во время их путешествия канцлер Ба Шань, буквально разжёвывая информацию из свитков, обучал их путям, навыкам и божественным искусствам. Поэтому она начала думать, что старик был более опытен в навыках меча и заклятиях. Откуда ей было знать, что тот начинал как ученик школы боевых техник? Вот так неожиданность!

Хотя ещё больше удивляло то, что в Империи Варварских Ди Ба Шань имел невероятно почитаемый титул — Император Боевых Искусств. Чужаку так просто не добиться здесь большей чести!

Генерал варваров, ведя их по перевалу, спросил:

— Почему Император Боевых Искусств вернулся в нашу империю? После того, как ты продался Империи Вечного Мира, каждый герой наших прерий стал презирать тебя, желая отобрать титул Императора Боевых Искусств.

— Ученики нашего Имперского Колледжа хотят повторить мой прошлый подвиг, встретив молодых героев шаманского культа, — улыбнулся Ба Шань.

— Они? Ты серьёзно? — слегка вздрогнув от удивления, хищно ухмыльнулся генерал.

— Слышал? Мы бросим вызов молодым героям шаманского культа? — хихикая, Лин Юйсю кинула взволнованный взгляд на Цинь Му.

— Да, они. Мы планируем посетить святую землю прерий — Дворец Золотой Орхидеи. Мы заблокируем их врата. В прошлом я тоже к ним наведывался с той же целью, собственно, так я и получил титул Императора Боевых Искусств.

Глаза генерала полыхнули яростью, после чего он оскалился:

— Тогда рядом был Небесный Хан. Только поэтому тебе удалось заблокировать врата. Скажи, а твои текущие способности под стать его?

— Нет, но разница несущественная.

— Отправьте волчьего ястреорла во Дворец Золотой Орхидеи с сообщением, что Хан Боевых Искусств придёт, дабы заблокировать врата! — с помрачневшим выражением лица, отдал приказ генерал, а спустя всего несколько мгновений небо рассёк огромный крылатый волк, умчавшийся вглубь территорий зелёных прерий.

Генерал варваров посмотрел на старика и слегка поклонился:

— Хан Боевых Искусств, впереди ухабистая дорога, не подверни ногу!

Сделав шаг в сторону травянистых прерий, Ба Шань громко рассмеялся, после чего плетущаяся в хвосте Лин Юйсю полюбопытствовала:

— Учитель Ба Шань, о каком Небесном Хане велась речь?

— Мой учитель, Небесный Нож, — ответил старик, поднял взгляд к небу и спокойно продолжил. — В прошлом он привёл меня заблокировать врата Дворца Золотой Орхидеи. Небесный Император за Великой Стеной, уже тогда у него был столь уважаемый титул.

«У дедушки и правда столь впечатляющее прошлое?» — потрясённо думал Цинь Му.

Мясник, выглядя постоянно чем-то недовольным, был вечно на взводе. Каждый раз отправляясь продавать мясо в Храм Бабушки, старик со своими двумя окровавленными ножами в руках выглядел настоящим свирепым извергом. Даже не счесть, скольких юных дев Великих Руин последний испугом довёл до слёз…

Действительно ли у него в прошлом был титул Небесного Хана?

Небесный Хан равносилен Небесному Императору. Насколько впечатляющ Небесный Император? И такой человек маялся дурью, пугая до слёз молоденьких девушек?

Цинь Му попросту не мог представить, насколько властным был в прошлом мясник.

— Император Боевых Искусств за Великой Стеной, Небесный Император за Великой Стеной, как же круто звучит… — пробормотала ушастая Ху Лин’эр.

Прерия славилась своей обширностью и малонаселенностью. Иногда даже спустя полдня пути им не встречалось даже одной деревушки, из-за чего, от нечего делать, они могли лишь поднимать головы к безоблачному небу. На горизонте зелёная прерия сливалась с синевой неба. Пейзаж был нов для путников, придавая чувство бодрости на душе.

Имея высокий рост и крепкое телосложение, старик Ба Шань казался грубым, хамским индивидуумом, слегка напоминая местных обитателей. Если по пути им встречалась деревня, из той всегда выходили пастухи, чтобы предложить выпить. Достаточно радушный народец.

— Империя Вечного Мира имеет три наикрупнейшие секты: номер один праведного пути — секта Дао, номер один буддистского пути — Монастырь Великого Громового Удара и номер один дьявольского пути — Небесный Дьявольский Культ, — с наступлением ночи они пришли в деревню и решили остаться отдохнуть, поэтому канцлер, сидя у костра, рассказывал. — Однако, святой землёй номер один прерий является Дворец Золотой Орхидеи, самый большой шаманский культ. Великий шаман дворца обладает чрезвычайно высоким положением среди местных, даже статусы ханов прерий даруются после волеизъявления великого шамана Дворца Золотой Орхидеи. Если старый хан умирает, а его сын хочет преуспеть на отцовском поприще, ему придётся отправиться во дворец, чтобы попросить великого шамана даровать ему легитимную власть.

Вдруг Лин Юйсю вклинилась:

— Наша Империя Вечного Мира в прошлом была такой же. Мой отец рассказывал мне об империи, когда та ещё была в десять раз меньше своего текущего размера и являлась вассалом секты Долголетия. В те времена моя семья Лин не была Императорской Семьёй, но затем секта устала от тогдашнего императора и сместила его с должности, выбрав в качестве нового императора моего предка, по сути, меняя целую правящую династию. Мой предок понимал, что его может постичь судьба предшественника, поэтому прикладывал множество усилий по тайному расширению влияния и сил, пока, наконец, не избавился от секты Долголетия. Таким и было наше восхождение к истинной власти и становление хозяевами своей судьбы.

Цинь Му был удивлён, ведь не знал, что у Империи Вечного Мира было такое прошлое.

Канцлер Ба Шань приложился к винной тыквенной горлянке и затем сказал:

— В прошлом на текущих территориях Империи Вечного Мира было больше тридцати малых стран, императора каждой из которых контролировала определённая секта. Будучи под колпаком сект, страны должны были платить им дань. Теперь же, сами секты стали вассалами империи. Поэтому их недовольство совершенно естественно, а бунты, рано или поздно, должны были произойти. За Великой Стеной тоже существует много сект, но самая большая и сильная — Дворец Золотой Орхидеи. Ханы всех стран подчинятся власти дворца, а прочие секты не смеют бросить вызов его власти.

— Старший брат, как бы ты сравнил мощь Дворца Золотой Орхидеи с тремя великими сектами? — спросил Цинь Му.

— Примерно равны, — спокойно ответил Ба Шань.

Глаза Цинь Му загорелись. Блокировка врат Дворца Золотой Орхидеи равносильна блокировке горных врат секты Дао и Монастыря Великого Громового Удара! Можно легко себе представить всю сложность данного подвига!

— Однако, нашей истинной целью является не сама блокировка врат, а воровство, — усмехнулся канцлер. — Младший брат, принцесса, вы двое будете блокировать врата, а я проникну во дворец, чтобы кое-что украсть. Когда я заполучу это, то мы немедленно ретируемся. Принцесса, в течение следующих нескольких дней я увеличу интенсивность твоих тренировок, чтобы довести силу Монархической Техники Девяти Драконов до максимума!

Услышав подобное, Лин Юйсю была немного обеспокоена…

На следующий день они продолжили своё путешествие, с той лишь разницей, что старик заставил всех идти на своих двоих, а принцессу выполнять выученную технику.

У Ба Шаня был намётанный глаз, поэтому он мог с одного взгляда определить практически все недостатки в исполнении Лин Юйсю. Всякий раз замечая недочёт или угловатость, он заставлял её исправляться через многократное повторение правильного… Практика и ещё раз практика, вот каким девизом руководствовался старикан. Лин Юйсю впервые довелось так страдать. Несмотря на то, что её всегда считали проницательной и способной, по большей части это всё же было заслугой образовательного подхода к обучению членов Императорской Семьи. Однако в отношении боевых искусств и божественных искусств она не проявляла таких же рвения и усердия…

Тем не менее, прямо сейчас Ба Шань заставлял её полировать свои основы… очень усердно полировать свои основы, дабы она смогла на своём уровне раскрыть весь потенциал Монархической Техники Девяти Драконов, ведь последняя была лучшей техникой Императорской Семьи.

После кардинальной перестройки имперского двора, тот разместился в месте с наибольшей концентрацией Ци девяти драконов во всей имперской столице, что оказало феноменальный эффект на детях Императорской Семьи, например, таких как седьмая принцесса, позволивший им совершенствоваться в данной технике в два раза быстрее всех остальных…

Совершенствование Лин Юйсю не было плохим, нет, наоборот, очень даже хорошим и плотным, просто у неё не было крепких основ. Но, спустя всего десять дней, Ба Шань отполировал её способности до такой степени, что сделал из неё совершенно другого человека. Теперь она могла очень быстро развиваться и прогрессировать.

— Монархическая Техника Девяти Драконов является сама по себе боевым заклятием божественного искусства, а что является сильнейшей стороной такого заклятия? Конечно же взрывная мощь! К примеру, пламя божественного искусства, — наставляя, канцлер Ба Шань указал пальцем к горизонту, после чего с его пальца сорвался огненный шар, который, прежде чем столкнуться с землёй, пролетел более трёхсот метров. Размер шара не превышал размер кулака, но, когда произошёл его взрыв, пылающее пламя расширилось в несколько тысяч раз, разрушая десятиметровую делянку. Земля была выжжена дочерна, а в эпицентре можно было даже заметить признаки плавления.

— Монархическая Техника Девяти Драконов имеет невероятный достижения на пути заклятий. Некоторые люди считают, что школы заклятий и боевых техник являются по отношению друг к другу крайними противоположностями, тем не менее, данное мышление не совсем верно, ведь последние могу достаточно эффективно взаимодействовать друг с другом, — продолжая читать лекцию, канцлер позаимствовал большой железный молот принцессы. — Принцесса, смотри внимательно, младший брат, подойди и ударь меня.

Жизненная Ци Цинь Му хлынула наружу, заставляя меч Младший Защитник покинуть свои ножны и устремиться к Ба Шаню. Старик тут же замахнулся молотом, который, кстати говоря, был подарком пастушка принцессе, как вдруг из его наконечника вырвалось свирепое пламя и столкнулось с мечом.

Буум!..

Мощная взрывная волна попросту сдула Младшего Защитника. Пламя бушевало вокруг Ба Шаня, оставляя нетронутым лишь тот участок зелёной травы, где он стоял. Лин Юйсю шокировано распахнула глаза, тем не менее, не упуская возможности подметить ключевые моменты. Канцлер спрятал огненное божественное искусство внутри большого молота, а когда меч вступил с ним в контакт, пламя вырвалось наружу и попросту сдуло последнего.

Цинь Му использовал свою нить Ци, чтобы вновь взять под контроль Младшего Защитника и напасть им со вспышкой света на Ба Шаня. Между ними было некоторое расстояние, когда старик неутомимо махал молотом и отражал свирепые атаки меча юноши. Грохочущие взрывы и удивительный волны жара следовали за каждым подобным обменом.

Сердце Лин Юйсю дико заколотилось. Прямо сейчас канцлер показывал ей способ сражения, о котором она даже помыслить не смела! Он полностью объединил боевые техники и заклятия, тем самым рождая на свет несравненно властный результат!

Младший Защитник Цинь Му снова и снова отбрасывался в сторону. Разве подобное могло не восхитить сердце юноши? Изначально Ба Шань обучался навыку ножа мясника, потом он отправился в Империю Вечного Мира изучать заклятия, результатом чего стало нахождения своего собственного пути!

И прямо сейчас, демонстрируя заклятия и боевые техники, Ба Шань непроизвольно указал Цинь Му на его собственный путь!

Титул Императора Боевых Искусств определённо был заслуженным!

Объединив техники двух разных школ, даже если способности Ба Шаня до сих пор были хуже способностей мясника, его, без сомнений, уже можно было называть истинным мастером сего поколения!

Канцлер Ба Шань отвёл в сторону раскалённый добела молот, после чего вернул его Лин Юйсю и сказал:

— Я не смог достичь пиковой области во владении ножом, как мой учитель, поэтому был вынужден пойти по иному пути. Нож учителя мог расколоть небеса и землю. Срезание небес и уничтожение всех божественных искусств с одним ножом наголо… да, в этом был весь он, но мне не повторить подобного. Пытаясь сделать прорыв, я хотел изучить заклятия божественных искусств, собственно, поэтому и воспользовался возможностью, присоединившись к Имперскому Колледжу во время реформ Имперского Наставника. Принцесса Юйсю, твои основы лежат в Монархической Технике Девяти Драконов, поэтому для тебя лучше всего будет пойти по моему пути.

Лин Юйсю был всецело согласна со сказанным, серьёзно советуясь по каждому возникшему вопросу… да что уж, она даже перестала жаловаться на усердные тренировки её основ!

Цинь Му тоже искусился, решив посоветоваться с Ба Шанем, и последний, естественно, абсолютно ничего не утаивал, рассказывая всё, что знал. Разговоры не прекращались ни на минуту. Даже ушастая лисичка и рогатый зелёный бык смогли извлечь выгоду.

Войдя вглубь прерии, они практиковали слияние боевых техник и заклятий. Постоянно сражаясь с Цинь Му до седьмого пота, Лин Юйсю смогла понять главную сложность в слиянии боевых техник и заклятий, а, как всем известно, знание — сила.

Как-то раз, когда даже Цинь Му пришлось тяжко, он достал платок, чтобы утереть пот, на что Лин Юйсю ярко улыбнулась:

— Имперский академик, позволь мне помочь.

Сразу же после девушка выхватила платок, приложив того ко лбу юноши. Видя, что принцесса тоже вся в поту, Цинь Му не мог не ответить любезностью на любезность:

— Ты тоже вспотела. Позволь и мне помочь тебе.

Девушка тут же всучила в руку юноши платок, как вдруг канцлер Ба Шань переменился в лице, в толкающем движении вытянул вперёд руки и взревел:

— Барьер Небесных Духов!