Глава 194. Когда слова становятся делом

— Это не демоническое, а божественное превращение, позволяющее обрести форму божества, — Имперский Наставник привык к подобным зрелищам и объяснил Ху Лин’эр.

Он с первого раза понял, что Цинь Му не принимал своей истинной формы, а просто использовал особую технику. Казалось, что она одновременно объединяла в себе несколько искусств Небесного Дьявольского Культа.

— Кажется, что это комбинация техник создания Духа и техники Марса из области Пяти Элементов… — мужчина не слишком хорошо разбирался в техниках культа поэтому не был уверен.

Изменение тела Цинь Му считалось божественным превращением и некоторые техники позволяли получить такой результат. Они не были чем-то сверхъестественным, а всего лишь одним из божественных искусств тела.

Техники некоторых сект полагались именно на божественные и дьявольские превращения, с целью усиления тела. Однако, превращение Цинь Му озадачило Имперского Наставника. Оно не выглядело как обычное божественное искусство тела.

Божественные искусства тела использовались для усиления тела практика, которое увеличивало его боевые способности путём добавления физической силы. В свою очередь, божественное превращение юноши действительно превратило его в бога.

Имперский Наставник смог заметить, что Цинь Му превратился во Владыку Марса. Вместе с изменениями физической формы, изменилась также и его жизненная Ци. Даже аура, окружающая тело, стала другой!

Это значило, что за счёт своего превращения, он приобрёл как тело, так и божественные искусства бога. А это уже было странно.

Превращение Цинь Му продолжалось, и из-под его ног вырвались клубы дыма, постепенно превращаясь в двух огненных драконов. Звери становились всё больше и больше, подымая рогатое тело в воздух. Юноша стоял на спинах драконов, когда его ноги внезапно превратились в пылающие копыта, разрывая обувь на части.

Теперь он выглядел абсолютно так же, как Владыка Марса, вздымающийся на двух драконах!

Цинь Му поднял руку, отчего воздух вокруг него мгновенно стал невероятно сухим, и вверх поднялись огненные шары, размером с гусиное яйцо. На лице Имперского Наставника промелькнуло заинтересованное выражение, когда мужчина присмотрелся к этим огненным шарам, размер которых не был ни слишком большим, ни слишком маленьким. Внезапно, из них вырвались мечи из яркого пламени. Каждое лезвие исполняло навык меча Заходящего Солнца, и к тому же владело силой заклятий стихии огня, отчего сила даже одного меча из созданного построения была огромной!

— Навык меча Заходящего Солнца Империи Юйюань очень традиционен, но использует принцип пилюли меча. Если объединить его с заклятиями, твоя сила может сравниться со способностями практиков божественных искусств, — вздохнул Имперский Наставник. — Если ты лицом к лицу встретишь мастера выше тебя уровнем, у тебя появиться возможность выжить. Используя божественное искусство божественного превращения, победить противника из области Шести Направлений будет несложно.

Цинь Му перестал исполнять навык меча и оружие спряталось внутри огненных шаров. Затем, они начали сталкиваться друг с другом, превращаясь в красное солнце размером с огромный бассейн. Открыв рот, юноша проглотил его, выпустив две струи пламени из своего бычьего носа. Исполнение техники Трёх Эликсиров Тела Тирана также прекратилось, и два рога на его голове начали постепенно уменьшаться. Тело парня медленно вернулось к своей обычной форме, а два огненных дракона под ногами растворились в воздухе.

Потрогав свой зад, Цинь Му озадачено изменился в лице. Он чувствовал жгучую боль в этом месте, будто его несколько раз ударили батогом.

«Может быть, я с раннего детства привык пасти скот, отчего полюбил бить животных по заднице?» — с подозрением подумал про себя пастушок.

Впереди них лежала величественная гора, с которой сваливался водопад, напоминающий перевёрнутый вверх ногами млечный путь. Белый цвет водопада, чёрный цвет скалы, зелень горной вершины и повисшее над ней солнце, формировали пейзаж, напоминающий картину маслом.

Звук падающей воды был оглушительным, окрестности же покрывал плотный белый туман, который был буквально повсюду, приземляясь на одежду путников, отчего она, спустя некоторое время, стала слегка влажной. Это место заставило их расслабиться и обрадоваться.

Имперский Наставник вёл учеников к южной границе, не следуя по какому-то обычному пути. Он просто выбрал направление и пошёл вперёд, в результате попав в горы. Водопад сформировал глубокое чистое озеро, возле которого стоял олень с изогнутым рогом, махая хвостом и пощипывая траву. На его теле были белые пятна в форме сливового цвета.

Увидев приближающихся людей, зверь немедленно поднял голову, смерив их взглядом, прежде чем сделать несколько шагов навстречу. Путники тихонько воскликнули от изумления. Олень был такого же размера, как цилинь, и выглядел невероятно величественно.

Фыркнув носом, зверь подошёл к берегу озера. В этом месте сидел старик в плаще из простой ткани, взмахивая удочкой в попытке поймать рыбу. Неподалёку от старика находился ребёнок, не слишком маленький, но ещё не подросток. От скуки он собирал камни, после чего бросал их туда, где колыхался поплавок удочки старика. Парень не просто бросил один камушек, он даже не думал переставать.

Водопад был настолько огромен, а течение воды настолько стремительным, что рыба в любом случае не ела бы приманку. А если учесть тот факт, что в воду неостановимо летели камни, брошенные ребёнком, становилось очевидно, что старик и не думал о том, чтобы что-нибудь поймать.

Юэ Цинхун покачала головой:

— Это явно его родной ребёнок. В противном случае, старик бы давно убил мальчика. Разве такое можно вынести?

Цинь Му с озадаченным выражением лица оглянулся. Место очевидно не было рыбным, но старик всё равно сидел здесь с удочкой, поэтому он определённо пришёл сюда не ради рыбалки. Если в таком диком месте, где редко встречались следы человека, они не ловили рыбу, значит старик определённо блокировать путь Имперскому Наставнику!

К тому же, учитывая, что узорчатый олень совсем не уступал цилиню, этот дедуля, вероятно, был существом такого же уровня, как молодо выглядящий Патриарх!

Чэнь Ваньюнь и Сы Юньсян тоже заметили неладное, и встревожено посмотрели в сторону Имперского Наставника. Монах Юнь Цюэ не слишком сильно заморачивался с размышлениями, спросив у старика:

— Дедушка, откуда здесь взяться рыбе? А это твой внук, верно? Если он не перестанет бросать камни, то даже если под водой и есть рыба, она вся сбежит!

Мужчина поднял голову, показывая покрытое морщинами лицо и улыбаясь:

— Как здесь нет рыбы? Разве она только что не пришла?

Юнь Цюэ взглянул на крючок, однако не увидел рыбы. Он лишь заметил, что ребёнок так и не перестал бросать камни в воду. Имперский Наставник Вечного Мира сделал шаг вперёд и с нескрываемым цинизмом проговорил:

— Хоть озеро небольшое, рыба, которую вы хотите поймать огромная, и может вызвать много проблем. Интересно, сможет ли старик с ней справиться?

Морщины на лице старца сжались, когда он ответил:

— Изначально, наш мир был чистым озером. Но в нём завелась громадная рыба, начавшая баламутить воду. Вероятно, она пыталась пробраться сквозь драконьи ворота, желая стать настоящим драконом, однако вместе с этим она захотела съесть всю маленькую рыбу, стирая её с лица земли. Имперский Наставник, подумай сам, должен ли я поймать эту громадину, или нет?

Моргнув глазами, тот спокойно ответил:

— Сравнивать маленькие секты с рыбой немного неуместно, верно, старик? Маленькие секты скорее походят на пиявок, которые присасываются к телам рыбы. Хоть вода и кажется чистой, вся живность в ней искусана пиявками, и в таком случае, нет нужды ловить огромную рыбу. Нужно избавиться от паразитов.

Старец не произнес ни слова. Имперский Наставник Вечного Мира тоже молчал. Когда слова становятся лишними, продолжать их произносить нет смысла. Двое мужчин успели обменяться несколькими предложениями, почувствовав, что не могут переубедить друг друга, поэтому дальнейший разговор был неуместен. Поскольку их идеалы отличались и компромисс был невозможен, единственным вариантом было уничтожить друг друга, что было бы намного проще и спокойнее сделать, нежели разрушать чью-то идею.

Старик поднялся и вытащил из воды свою удочку и леску. Прислонив снасть на дерево неподалёку, он снял с себя соломенную шляпу и плащ. Затем мужчина махнул рукой ребёнку:

— Иди к склону горы.

Имперский Наставник отдал такой же приказ Цинь Му и остальным:

— Идите к обратной стороне горы и ждите меня там. Старик, ты передал свои навыки ученику?

Тот кивнул в ответ:

— Да, я всему его обучил. А ты?

Имперский Наставник безразлично ответил:

— Мне незачем этого делать… Когда-то я был слишком вспыльчив, и совершил много лишних убийств, уничтожив огромное количество сект. Из-за этого многие уникальные техники были бесследно утеряны. После создания Этажа Небесных Записей я часто об этом сожалею, и с того времени у меня появилась привычка задавать такой вопрос человеку, которого я собираюсь убить.

Несмотря на желание Цинь Му остаться и понаблюдать за битвой, которую не часто увидишь, волна от столкновения мастеров уровня Имперского Наставника, вероятно, будет даже сильнее, чем во время боя с Королем Дьяволов Дутяня. Если находиться к ней слишком близко, можно запросто погибнуть.

— Идём к обратной стороне горы! — строго сказал Цинь Му.

Приведя всех на вершину горы, он взглянул вниз. Двое мужчин у подножья водопада были спрятаны туманом, отчего их почти нельзя было разглядеть.

Негодник, бросающий камни, ехал на огромном олене неподалёку. Он невинно заморгал глазами:

— Парни, вы из Имперского Колледжа?

Чэнь Ваньюнь кивнул головой и спросил:

— Как мы можем к тебе обращаться?

— Мужань, Ван Мужань!

Он был такого же возраста, что и Цинь Му, однако вёл себя совсем не так, как его ровесник. Ван Мужань был невероятно активным, и непоседливым. Ему стало бы нудно в тот же миг, когда он успокоится. Парень не мог даже ровно сидеть на олене, постоянно шлёпая зверя по заднице, чтобы тот быстрее двигался.

Цинь Му спросил:

— К какой секте принадлежит брат Ван?

— К Маленькой Нефритовой Столице.

— Маленькая Нефритовая Столица?

Чэнь Ваньюнь и остальные слегка растерялись. Они никогда раньше не слышали о такой секте. В Империи Вечного Мира было три священных земли, и ещё некоторые большие секты, не уступающие им, однако, Маленькая Нефритовая Столица не входила в их число.

Цинь Му тоже был озадачен. Словосочетание “Нефритовая Столица” не слишком часто можно было услышать. Так назывался город, в котором жил Небесный Император, который хоть и не был богом, но достиг бессмертия, и стал императором бессмертных. Какая секта могла осмелиться взять себе такое громкое имя?

— На священной земле нашей Маленькой Нефритовой Столицы живёт очень мало людей. Большинство из них старые мужчины и женщины. У меня там не слишком много ровесников, — сказал Ван Мужань. — Недавно к нам кто-то пришёл, желая увидеть моего учителя. Тот человек попросил старика встретиться с Имперским Наставником, который, по его словам, ступил на дьявольский путь, и собрался уничтожить все секты мира. Изначально, мой учитель не хотел соглашаться, однако, он не мог отказать другу, поэтому мы с ним вышли осмотреться, в итоге увидев, что секты во всём мире оказались на грани вымирания из-за его действий, действительно мало чем отличающихся от дьявольских.

Ху Лин’эр недоумевала:

— Разве мы не на праведной стороне? Мне кажется, что действия Имперского Наставника вполне оправданы!

Ван Мужань покачал головой:

— Вы всего лишь марионетки имперского двора, зубы и когти Имперского Наставника. У вас ужасная репутация.

Цинь Му был озадачен. Он чувствовал, что действия Имперского Наставника были правильными и оправданными. Более того, даже аура мужчины казалась праведной, отчего он ни капли не сомневался в его действиях. Как остальным вообще взбрело в голову, что тот ступил на путь дьявола?

Кроме того, когда они, имперские ученики, успели превратиться в марионеток имперского двора, зубы и когти Имперского Наставника, и обрели плохую репутацию?

«Праведный или злой, скорее всего, это просто зависит от того, с какой стороны смотреть» — подумал про себя юнец.

Ху Лин’эр спросила:

— Мужань, что ты будешь делать, если твой учитель умрёт?

Ван Мужань сверкал уверенностью, качая головой:

— Никто не в силах убить старика, его способности…

В этот же момент к парню подошёл Имперский Наставник со словами:

— Иди и забери тело своего учителя. Перед смертью он сказал мне, что передал тебе все свои умения. Это очень хорошо, так что совершенствуйся.

Ребёнок был ошеломлён, немедленно спрыгнув со спины оленя и побежав в сторону водопада. Спустя мгновение из тумана донеслись его вопли.

— Маленькая Нефритовая Столица довольно примечательна. Я слышал, что у этой секты есть какие-то связи с самими небесами, — немного помолчав, Имперский Наставник добавил. — Впереди город Ли. Я ранен, так что тебе придётся собрать немного трав, чтобы меня вылечить.

Цинь Му кивнул головой:

— Вылечить Вашу травму будет непросто. Лекарство, которое я выпишу, определённо будет сложным.