Глава 556. Первые Успехи Тела Тирана

Цинь Му смотрел в спину уходящему Чжэ Хуали и внезапно спросил:

— Постой, а ты не хочешь показать мне навыки ножа своего мастера?

Чжэ Хуали остановился и повернул голову, чтобы ответить ему:

— Нет, я хочу показать тебе свои навыки ножа.

Цинь Му улыбнулся и неторопливо проговорил:

— Когда ты сказал мне, что хочешь показать навыки ножа Ло Ушуана, я знал, что ты мне не соперник, потому что навыки, показанные тобой, будут принадлежать Ло Ушуану, а не тебе. Независимо от того, насколько идеально ты их совершенствовал, они всё равно будут принадлежать Ло Ушуану. Но теперь ты хочешь, чтобы я посмотрел на твои навыки ножа, поэтому ты наконец имеешь право быть моим соперником. Так и быть, я буду ждать тебя!

Чжэ Хуали ушёл вдаль и пропал из виду, но его голос был до сих пор слышен:

— Только останься в живых. Мастер Фу Жило объявил награду за твою голову, множество учеников дьявольских богов собрались обогатить свои карманы, если ты понимаешь о чём я.

«Этот паренёк гораздо сообразительнее, чем его мастер Ло Ушуан. Его навыки ножа тоже значительно улучшились, продвинувшись чуть ли не с божественной скоростью», — провожая его взглядом, Цинь Му почувствовал на себе сильное давление, как вдруг его мышцы задрожали, разрушая волю ножа из глаз Чжэ Хуали. Послышались даже резкие трескучие звуки, словно его взгляд материализовался!

Такая скорость была устрашающей!

Улучшение Чжэ Хуали на пути ножа было чрезвычайно велико, и он обладал физическим телом и исконным духом молодого истинного бога. Если он доведёт до пика свои навыки ножа, у Цинь Му не останется ни единого шанса на победу.

Он уже почти достиг пика навыков ножа, поэтому, сделав всего лишь ещё один шаг, он создаст свой собственный навык ножа, подобный Мечу Бедствия. Он также найдёт свои собственные навыки ножа, максимально близкие к области пути!

Причина, по которой Чжэ Хуали прогрессировал с поистине божественной скоростью, заключалась в том, что он чувствовал давление со стороны Цинь Му. Но теперь всё изменилось. Настала очередь Цинь Му почувствовать давление со стороны Чжэ Хуали.

«Я тренирую все части своего физического тела по отдельности, это мой недостаток. Руки, ноги, глаза, сердце, я не могу объединить всю эту мощь в одно целое. Если бы я мог это сделать, моё физическое тело не было бы слабее так называемых молодых истинных богов и дьяволов. Я был бы даже сильнее их!» — думая об этом, Цинь Му направился к солнцу. Причина, по которой Чжэ Хуали, Юй Хэ и остальные имели столь сильные физические тела, заключалась в том, что техники, которые они совершенствуют были переданы им богами и дьяволами. Эти техники прошли через годы совершенствования и могли тренировать каждый аспект тела до края.

Чжэ Хуали, Юй Хэ и остальным молодым элитам не нужно было думать, почему их техники должны распространяться определённым образом. Они просто совершенствовали их в соответствии с инструкцией. Этого было достаточно, чтобы их физические тела достигли очень высокого уровня.

Однако для Цинь Му всё было совершенно по-другому. Он изучил технику Трёх Эликсиров Тела Тирана от старейшины деревни, но в ней были лишь техники, без каких-либо навыков или божественных искусств. Он был вынужден смешивать и подбирать всё, что только мог, в попытке улучить эту технику. И несмотря на всё хорошее и плохое, его Три Эликсира Тела Тирана была, честно говоря, полным хламом. Её можно было бы сравнить с одеждой нищего, в которой были дыры и которую нужно постоянно штопать.

Позже он изучил Великие Небесные Дьявольские Рукописи и постиг технику Единства. Затем он узнал от Цинь Ханьчжэня, что они относятся к навыкам техники Трёх Эликсиров Тела Тирана.

Только тогда можно было поставить жирную точку в технике Цинь Му.

Именно в тот момент она приобрела свою форму.

Затем, когда он получил истинное драконье гнездо и объединил технику истинного владыки драконов с техникой Трёх Эликсиров Тела Тирана, последняя была улучшена во многих моментах.

Вот только улучшена не так хорошо, как хотелось бы.

Навыки кулака остались навыками кулака, навыки ног остались навыками ног, а божественные глаза остались божественными глазами.

В конечном счёте именно из-за этой проблемы в технике его физическое тело уступало таковым у Юй Хэ, Чжэ Хуали и остальных. Она даже немного уступало Сан Хуа.

Он мыслил весьма нестандартно и мог придумать то, что другие не могли, и думать о том, о чём другие не осмеливались даже помыслить. Он не был сдержан традициями, поэтому смог создать Проводник Исконного Духа, восемнадцатую форму меча, Тайное Собрание Трёх Исконных Духов, а также всевозможные другие странные техники и божественные искусства. Именно поэтому он смог создать такой огромный артефакт, как Мост Взаимного Сдвига Духовной Энергии, чтобы соединить два мира вместе.

«Я уже решил проблему своего навыка меча, вступающего на путь… и дальше мне остаётся только понять Меч Бедствия. Тем не менее, сейчас мне нужно решить главную проблему, а именно — довести технику до области пути!» — Цинь Му остановился, выражение его лица стало пустым, он впал в оцепенение.

Внезапно его жизненная Ци хлынула вперёд и быстро сформировала Божественное Сокровище Духовного Эмбриона перед ним. Оно было показано максимально детально, даже с готовыми солнцем и луной. Затем его жизненная Ци распространилась наружу, поднимая металл, дерево, воду, огонь и земные звёзды. Духовная платформа расширилась в большое поле и создала шесть направлений, между тем пять звёзд, солнце и луна вращались вокруг друг друга.

Цинь Му соединил пальцы вместе, и превратил свою Ци в нить, чтобы окружить свой Духовный Эмбрион, Пять Элементов, Шесть Направлений, непрерывно создавая путь циркуляции своей жизненной Ци.

Через мгновение у него была несравнимо сложная сеть циркуляции жизненной Ци, напоминающая кровеносные сосуды вокруг трёх великих божественных сокровищ и принявшая форму человеческого тела.

Это был путь циркуляции техники Трёх Эликсиров Тела Тирана.

Его техника была чрезвычайно сложной, и поэтому сеть, которую он воссоздал была не менее сложной.

Цинь Му измерил и исправил некоторые моменты, в которых были ошибки. Затем его жизненная Ци вытекла наружу, чтобы создать его кости и органы, прежде чем создать плоть, кровь, сухожилия и кровеносные сосуды в несравненно сложной сети человеческого тела.

Его пять пальцев раскрылись, и человеческое тело перед ним возросло до десяти метров в длину. Обойдя его, он избавился от перекрывающихся ветвей и объединил несколько путей циркуляции, сделав технику Трёх Эликсиров Тела Тирана менее сложной.

Затем он тщательно изучил тело и добавил несколько путей, куда не могла попасть циркуляция его жизненной Ци во время тренировки физического тела.

Чем больше он исправлял, тем больше путей убирал.

Цинь Му становился всё более взволнованным. Его Духовный Эмбрион быстро двигался по всему телу, исследуя его структуру, в то время как он сам непрерывно изменял жизненную Ци человеческого тела.

Спустя долгое время его Духовный Эмбрион вернулся к своему божественному сокровищу и перешёл на Духовную Платформу. Цинь Му раздвинул руки, и плоть, кровь и кости тела, состоящие из жизненной Ци, разошлись одна за другой.

Осталась только сеть жизненной Ци и структура трёх великих божественных сокровищ.

Затем его дьявольская энергия вырвалась вперёд и воссоздала Божественное Сокровище Духовного Эмбриона дьявольского пути, соответствующее его Божественному Сокровищу Духовного Эмбриона.

С этими двумя отражениями, он продолжил доработку.

Со временем ощутив, что они были совершенны, Цинь Му исполнил только что улучшенную, даже можно сказать полностью переделанную технику Трёх Эликсиров Тела Тирана. Он пытался тщательно прочувствовать то, чего не хватало, и делал исправления на человеческом теле жизненной Ци. Он постоянно пытался сделать свою технику ещё более совершенной.

Циркуляция его Ци постепенно становилась менее сложной и более эффективной. После улучшений она могла дотянуться практически до каждой части его тела.

«Моя техника ещё недостаточно совершенна! Что касается циркуляции дьявольской энергии, есть ещё много мест, которые стоит улучшить! Циркуляция жизненной Ци в божественных глазах также требует отдельного внимания», — перепробовав всё, он обнаружил, что требуется переработать ещё множество мест. В этот момент он не заботился ни о чём, кроме самосовершенствования.

— Цинь Му! — несколько дьяволов заметили его издалека. Один из них громко рассмеялся от восторга. — Мы прошли такой длинный путь с единственной целью —найти тебя, а оказывается это было сделать проще некуда. Знаешь, я хочу тебе сказать, прятаться ты совершенно не умеешь. Изначально я думал, что найти тебя равносильно поиску иголки в стоге сена, а оказалось всё куда проще. Сегодня тот день, когда я, То Шу, заявлю о своих достижениях! Цинь Му, выйди со мной на бой!

Цинь Му не обращал на него никакого внимания. Его десять пальцев ловко прыгали туда-сюда, улучшая сеть человеческого тела жизненной Ци, в то время как он сам продолжал двигаться вперёд.

То Шу нахмурился и взлетел. Два огромных чёрных крыла раскрылись, и он, хлопая ими, полетел вперёд.

Между тем Цинь Му будто ничего не замечал.

То Шу издал непонятный крик и приземлился перед Цинь Му где-то в десяти метрах. Внезапно он развернулся и из его крыльев вылетели бесчисленные мечи, устремившиеся в атаку.

— Ученик дьявольского бога Сю Ци, Дивизион Асуры То Шу, прошу любить и жаловать! — То Шу представился, но увидел, что Цинь Му так и шагал, не соизволив обратить на него или на летящие мечи внимание.

Однако, когда мечи подлетели к Цинь Му вплотную, он внезапно двинулся в необычной манере, играючи избегая их всех.

Казалось, навыки меча дьявола были ему не помехой.

Вьюх!..

Цинь Му прошёл мимо дьявола, его глаза были сосредоточены на сети человеческого тела жизненной Ци впереди.

Его зрение было наполнено энергией, как вдруг он слегка двинул пятью пальцами и сеть жизненной Ци человеческого тела рассеялась, оставив после себя только две сети построения божественных глаз, сформированных жизненной Ци.

В центре сети было скопление звёзд. Солнце находилось посреди них, а внешний слой представлял собой систему построений небесных узоров.

Это была техника божественных глаз, созданная слепым, путём слияния его навыка Пробуждения Глаз Девяти Небес с божественными глазами Цзы Цин.

Цинь Му был до крайности сосредоточен на улучшении своего пути циркуляции жизненной Ци, поэтому он не обращал внимания на То Шу, мимо которого только что прошёл.

Крылья То Шу были похожи на ножи, которыми он безостановочно атаковал. Его тело то подлетало, то падал наземь, пока он пробовал всевозможные техники. Иногда он крутился горизонтально, а иногда кружился, как юла. Его навыки ножа были несравнимо сложными.

Перья превратились в мечи, и дьявол начал танцевать вокруг юноши. Его навыки меча тоже были чрезвычайно сложными.

Дьявольский бог Сю Ци был известен как Абсолют Ножа и Меча. И То Шу, будучи его учеником, тоже совершенствовал как нож, так и меч.

Тело Цинь Му внезапно изогнулось, и его шаги стали какими-то странными. Он вышел из зоны атаки То Шу прежде, чем тот успел нанести удар, чем несказанно удивил его.

Другие дьяволы бросились вперёд, одновременно атакуя. Все они были экспертами и гордыми учениками, которых усердно учили дьявольские боги.

Один дьявол яростно взревел и превратился в магматического великана. Дьявольское пламя окружало его, приняв форму кружащих вокруг него шаров.

Он ударил кулаком, и дьявольское пламя взорвалось с потрясающей силой.

Другой дьявол владел дьявольским драконом, обвивающимся вокруг его тела.

Дракон отлетел в сторону и начал летать везде, где можно. Извергая огонь, он покрыл им десятки метров, вдобавок его атаки были странными и непредсказуемыми.

Среди остальных дьяволов также присутствовала женщина с восемью когтями. Она плела паутину с несравнимо острыми концами, в итоге создав огромное построение.

Все в округе были потрясены.

Никто из них не мог даже прикоснуться к юноше.

Цинь Му шагнул в паутину и вошёл в смертоносное построение избегая неустанных атак женщины паука. В конечном итоге он вышел из паутины как ни в чём не бывало и оставил позади себя женщину, чьи глаза были широченно выпучены от осознания того, что вся её мощь оказалось не полезнее пустышки.

Затем Цинь Му столкнулся лицом к лицу с магматическим великаном. Наступив на кулак монстра, он поднялся по руке к его лицу и спустился по его спине.

Дьявольский эксперт, который совершенствовал божественное искусство дьявольского дракона, даже не успел прикоснуться к Цинь Му, едва заметив, как тот мимолётно пронёсся около него.

Холодный пот катился по лбу каждого. Между тем То Шу погнался за Цинь Му, строго крича остальным:

— Сообщите другим экспертам!

Магматический великан издал громкий рёв и ударил кулаком в небо. Шар дьявольского огня взорвался и превратился в пылающий дьявольский глаз, который распростёрся на расстоянии нескольких полей.

Дьяволы вдалеке, встревожились и бросились вперёд.

Спустя мгновение ока за Цинь Му уже бежала сотня молодых представителей дьявольской элиты, у одного из которых была огромная вздымающаяся в воздухе река. Вода из Жёлтых Источников, которая была улучшена в духовное оружие, хлынула на Цинь Му яростным потоком, но тот лишь беззаботно встал на его край, прокатившись вперёд на волнах.

— Землетрясение Небесных Звёзд, — сильный дьявольский практик высоко поднял руки и с неба посыпались клубящиеся в дыму метеоры. Когда они рухнули на землю, то вызвали огромные толчки. Но Цинь Му прошмыгнулся сквозь весь этот катаклизм без каких-либо травм.

— Жизненные Духи! — старуха взмахнула белым костяным знаменем и бесчисленные духи вылетели наружу. Они порхали взад-вперёд, пытаясь утопить в себе противника, но спустя лишь мгновение тот вышел из их окружения без единой царапины.

— Кровавые Скелеты! — другой практик открыл калебас и из него вылетели кровавые черепа. Они набросились на Цинь Му, но не смогли удержать его.

— Кучка идиотов! — внезапно усмехнулся дьявольский эксперт и добавил. — Нет смысла нападать на него, пока он постигает своё Дао. Эти странные глаза жизненной Ци перед ним — его понимание, уничтожьте их!

У каждого как будто открылось второе дыхание, и они направили свои божественные искусства в сторону глаз, созданных жизненной Ци Цинь Му, мгновенно разрушая их.

Все были в восторге, когда увидели, что пребывающий в прострации Цинь Му, наконец, остановился и медленно поднял голову.

— Ребятки… — мимолётное помешательство Цинь Му быстро переросло в гнев. Казалось, он улыбался, но не улыбался, плакал, но не плакал. — Вы посмели побеспокоить меня, когда я постигал свою технику…

Дьявольский эксперт, который надоумил всех атаковать глаза, сразу же закричал:

— Теперь, когда мы насильно прервали процесс его понимания, его движения тела и божественные искусства намного слабее. Убейте его!

Все бросились на паренька.

Засиял яркий свет меча, сопровождаемый яростным голосом Цинь Му.

— Я гляжу вам жить надоело!