Глава 640. Печальный и Подавленный

В имперском дворце многие служанки выглядели истощёнными, а их и без того простая одежда была сильно поношенной. Цинь Му проходил мимо кухни и, увидев служанок, что собирали овощи снаружи, на мгновение засомневался в том, что он всё ещё во дворце, а не на самом обычном рынке.

Империя Вечного Мира была очень богата. Имперский Наставник проложил две дороги, соединяющие Западные Земли со Средиземьем, благодаря чему торговля процветала, обогащая население, которое не стеснялось это показывать. Однако императорская семья вела относительно бедную жизнь для своих положения и статуса.

Но такому положению дел, конечно же, есть объяснение — война на Верховных Небесах Императора затронула имперскую казну, в результате чего та быстро опустела.

Эту войну можно было сравнить с бездонной ямой. При ней вести прибыльные дела было попросту невозможно, и всякий раз, когда намечалась крупномасштабная битва, средства и провизия, включая духовные оружия, предоставлялись Вечным Миром.

Помимо этого, население Верховных Небес Императора постоянно переселяется в Вечный Мир, и на его расселение нужно было выделять значительные суммы. Поэтому совершенно неудивительно, что Император Яньфэн пребывал вне себя от восторга и даже потерял самообладание, когда понял, что сможет вновь обогатиться за счёт объединения с остатками Эпохи Багрового Света.

Вскоре Янь Чжигуй вышел вперёд со словами:

— Ваше Величество, я уже устроил посланника. Могу я спросить, в каком ключе мне вести переговоры?

— Веди переговоры в соответствии с пунктами этого списка, — передав список с планом, Император Яньфэн уточнил. — Я предоставлю выжившим Эпохи Багрового Света крышу над головой. Также мы откроем торговый порт, наладим сообщение, дадим летающие корабли и повозки — в общем всё, что им нужно, будет предоставлено.

Янь Чжигуй посмотрел на список и, шокировано подскочив, взглянул на Цинь Му, дрожащим голосом спрашивая:

— Лорд Цинь, этот список не шутка, верно?

— Нет, не шутка, — ответил Цинь Му, прежде чем продолжить, — Чи Си примет условия. Все эти божественные оружия на самом деле не очень полезны для выживших представителей Эпохи Багрового Света. В конце концов тех, кто мог бы ими воспользоваться, осталось не так уж много. Лорду Яню просто нужно помнить одну вещь — это они нуждаются в нашей помощи, а не мы. Кроме того, ты должен любой ценой получить Божественное Кольцо Создания!

Янь Чжигуй в спешке ретировался.

Император Яньфэн печально вздохнул:

— Когда до меня дошли первые новости о битвах на Верховных Небесах Императора, моя кровь кипела, но в то же время я был напуган и зол. Я хотел лично стоять на передовой и сражаться с врагами. Конечно, после того как Имперский Наставник передал метод совершенствования Верховных Небес Императора, я основательно изучил его, извлекая много пользы, но я до сих пор сожалею, что не могу лично отправиться на поле боя.

Император Яньфэн договорил, как вдруг послышался неподдельно удивлённый возглас:

— Пастушок!

Цинь Му повернулся на источник голоса и шокировано воскликнул:

— Сестра Юйсю, почему ты вернулась с Верховных Небес Императора?

Лин Юйсю бежала так быстро, что могло показаться, что она летела. Но увидев рядом с Цинь Му своего отца, Императора Яньфэна, она сразу же замедлила шаг, переходя на торжественную, осанистую походку.

Император Яньфэн с улыбкой ответил:

— В последнее время на Верховных Небесах Императора нет серьёзных битв, поэтому Юйсю’эр вернулась. Я ещё должен уладить кое-какие дела, так что мне пора.

Медленно удаляясь, он время от времени оборачивался. Видя, что Цинь Му и Лин Юйсю просто стоят там и не творят всякие «непотребства», он со спокойной душой удалился.

Лин Юйсю краем глаза увидела, как её отец скрылся за поворотом, и резко схватила Цинь Му за руку, потянув его вперёд, с улыбкой объясняя:

— После того, как мой отец стал богом, он посерьёзнел, но в то же время я начала замечать за ним тягу к безобидным хитростям, поэтому он, скорее всего, будет тайно подглядывать за нами. Пойдём в имперский сад, избавимся от ненужных глаз!

Спотыкаясь, Цинь Му двинулся вперёд, ведомый Лин Юйсю за руку. Минув несколько поворотов и извилистых коридоров, они наткнулись на нескольких гуляющих наложниц. Лин Юйсю немедленно отпустила руку Цинь Му и достойно поприветствовала их, а когда они ушли, она снова схватила его за руку и радостно побежала дальше. Но практически сразу же она столкнулась с несколькими дворцовыми служанками, сопровождавшими Императрицу, и шокировано подпрыгнула. Немедленно вернувшись к своему величественному виду, она поздоровалась:

— Мама.

Императрица притянула её к себе и что-то пробормотала. Затем она осмотрела Цинь Му с головы до ног и с улыбкой, словно невзначай, обронила:

— Владыка Культа Цинь с каждой новой встречей становится всё красивее.

Цинь Му чувствовал, что её взгляд был с неким подвохом, как будто она была тёщей, которая смотрела на своего зятя, и покраснел, тут же отступая в сторону.

Императрица ушла и Лин Юйсю снова потянула Цинь Му вперёд, в конце концов всё же добираясь до имперского сада.

— Мне очень неудобно оставаться во дворце, — рассмеялась она. — Меня всегда сдерживают всевозможные правила этикета, из-за которых я не могу быть сама собой. В боевом мире намного лучше, там я могу быть свободной и счастливой.

Цинь Му осматривал экзотические цветы и редкие травы. Они были так прекрасны, что невозможно было представить себе что-либо красивее. Также здесь трудилось множество дворцовых служанок, поливающих растения и избавляющихся от вредителей на некоторых овощных делянках. Из-за того, что у имперского дворца не было денег, им приходилось выращивать овощи собственноручно.

— Сестра Юйсю, Святейшая Юньсян тоже вернулась в Вечный Мир? — любуясь пейзажем, поинтересовался Цинь Му.

Лин Юйсю рассвирепела:

— Мы так давно не виделись, а ты, вместо того, чтобы поболтать со мной, спрашиваешь о ней? Ты так сильно по ней скучаешь?

— Я не скучаю по ней! Мне нужно разрешить с ней кое-какие вопросы! — отнекивался Цинь Му.

— Вернулась! Демонесса Юньсян вернулась со мной! — надув щёчки от гнева, Лин Юйсю двинулась вперёд. Цинь Му незамедлительно последовал за ней.

Чуть погодя они оказались перед цветущим деревом. Оно не было высоким, поэтому Цинь Му ухватился за ветку и подался вперёд, вдыхая аромат цветка с улыбкой на лице.

В тот миг, когда его нос коснулся лепестков, он исполнил Секреты Собрания Трёх Исконных Духов, улетая своим исконным духом прочь. Между тем Лин Юйсю посмотрела на его невинное, красивое лицо и почувствовала, как аромат цветов опьяняет её, сердце ускорило своё биение, дыхание утяжелилось, а лицо покраснело.

В этот момент Сы Юньсян внезапно что-то почувствовала и поспешно исполнила Секреты Собрания Трёх Исконных Духов. Выпрыгнув своим исконным духом из тела, она увидела исконный дух Цинь Му.

— Святейшая Юньсян, я и Принцесса Юйсю сейчас находимся в имперском саду, и так как у нас срочные дела, я буду краток, — пульсируя сознанием исконного духа, Цинь Му говорил. — Сокровищница Империи Вечного Мира пуста. Наш священный культ имеет некоторые сбережения, верно?

Сы Юньсян с улыбкой произнесла:

— Ты сейчас с той маленькой лисицей Юйсю в имперском саду, но всё-таки решил прийти сюда, чтобы встретиться со своей Владычицей наедине. Как точно это описывает Владыку Небесного Дьявольского Культа! У нашего священного культа действительно есть сбережения и много, нам не составит труда выкупить половину Вечного Мира. По всему миру расположены наши залы и каждый из них процветает. Независимо от того, идёт ли речь о торговле в Средиземье или Западных Землях, добыче руды или ковке духовного оружия, наш священный культ участвует во всём. Вот почему мы непрерывно богатеем!

— Отложи средства, достаточные для комфортного существования нашего священного культа, остальные же пожертвуй Императору. Пусть он использует их на свои расходы.

Сы Юньсян немедленно отвергла предложение:

— Ни за что! Все эти деньги заработаны нашими братьями и сёстрами священного культа. Почему мы должны отдавать их Императору безо всякой причины?

— Дай я тебе кое-что проясню, — терпеливо начал Цинь Му. — Небесный Святой Культ основан не ради заработка денег, а для того, чтобы обычным людям жилось лучше. Наш культ, осуществляющий коммерческую деятельность, должен делать жизнь людей более удобной, а не собирать со всех последние гроши и складировать у себя. Мы много зарабатываем, но если перестанет существовать Империя Вечного Мира, тогда какой толк от всех этих сбережений? Мы не сможем использовать даже монетки. Теперь, когда мы собрали половину богатства всего мира, катастрофа не за горами.

Сы Юньсян всё ещё сопротивлялась:

— Мы зарабатывали эти деньги тяжёлым трудом…

— Деньги могут стать причиной богатства, а также бедствия. Пока они приносят пользу людям, всё в порядке. Но если же нет, всё выйдет за рамки разумного. Небесный Святой Культ не настолько силён, чтобы мы могли подняться над головами людей и властью Империи. Мы не настолько сильны, чтобы быть непобедимыми! Наш священный культ основывался с целью следования пути Святого, а не жажды обладания богатствами всего мира.

Сы Юньсян всё равно не хотела соглашаться, но к их исконным духам внезапно подошла старуха. Она подняла голову и посмотрела на них:

— Юньсян’эр, Владыка прав. Мы забирали деньги у людей, поэтому теперь мы должны отдать их им. Наша семья Сы может заведовать богатством священного культа, но как использовать это богатство — решает Владыка. Ты придала слишком большое значение деньгам и забыла о сердце Небесного Святого Культа.

Цинь Му сразу же поприветствовал старуху:

— Прабабушка семьи Сы!

Старуха смутилась, но ответила на его приветствие улыбкой:

— Владыка, Юньсян’эр может быть немного жадноватой, но она не скряга.

Цинь Му поблагодарил со словами:

— Вот она, семейка Сы… Прошу простить меня за то, что всполошил прабабушку. Я ещё в имперском саду, поэтому мне нужно вернуться как можно скорее, — сказав это, он поклонился и исчез.

Сы Юньсян также быстро развеяла свой исконный дух и вернулась в своё тело:

— Почему прабабушка хочет отдать богатство священного культа Императору?

Прабабушка Сы с улыбкой произнесла:

— Владыка прав. Народ богат, Империя слаба, и лишь немногие избранные сильны. Когда вторгнутся посторонние, и Империя будет уничтожена, богатство народа перестанет существовать. Независимо от того, сколько богатства у тебя есть, всё это превратится в текучую воду и сыпучие пески. Лучший путь — это иметь богатых людей в сильной Империи. До тех пор, пока та не падёт, народ будет богат бесконечно долго.

****

Исконный дух Цинь Му вернулся обратно в тело, находящееся в саду. Открыв глаза, он увидел Лин Юйсю, склонившуюся над ним и тоже принюхивающуюся к цветку.

Между их лицами был только цветок.

Лин Юйсю тайком открыла глаза и покраснела, увидев, что Цинь Му смотрит на неё, как вдруг тот отпустил ветку и нежно поцеловал её в губы.

Она вскрикнула от удивления и повернулась, чтобы убежать, но пробежав всего несколько метров она выкрикнула:

— Ты хулиган, если мой отец узнает об этом, он тебя обезглавит!

Цинь Му громко рассмеялся и побежал за ней.

Император Яньфэн, стоя за ивой с мрачным лицом, обратился к маленькому евнуху позади себя:

— Подай мою книжечку!

Евнух поспешно протянул записную книжку, кисточку и чернила.

Император Яньфэн взял книжечку и поднял кисть, говоря:

— Приставал к моей драгоценной дочери, нужно отрубить ему голову. Начну с этого!

— Ваше Величество, всё-таки подглядывать не хорошо, Вы так не считаете? — осторожно поинтересовался евнух.

Император Яньфэн уставился на него:

— Тебе тоже нужно отрубить голову, но не сейчас, сначала я запишу про Цинь Му.

— Ваше Величество, Вы уже десятый раз хотите отрубить мне голову, — надулся евнух.

Цинь Му погнался за Лин Юйсю. Они немного развлеклись и ощутили удовлетворение. Но как только их чувства укрепились, и они собирались вот-вот что-то сделать, к ним подошёл Первый Предок.

Увидев его, Лин Юйсю поспешно отступила.

— Хорошая девочка, — одобрил Первый Предок.

— Ты всё видел! — подпрыгнув от неожиданности, воскликнул Цинь Му.

— Ага, как и Император. Вон там, глянь, — Первый Предок указал на деревья вдалеке. — Он следовал за вами довольно долго. А Императрица вон там, прячется за фальшивой горой. Я только что их видел, но они меня не заметили.

Цинь Му покрылся холодным потом и, взглянув на деревья, увидел, как Император поднял свою драконью мантию и быстро ушёл с маленьким евнухом. Императрица и несколько служанок тоже спешили прочь от фальшивой горы.

Первый Предок посмотрел на расстроенного Цинь Му и с улыбкой утешил:

— Ты и я — одинаковы, перекладываем всю ответственность на других и не вмешиваемся. Теперь, когда переговоры с Чи Си переданы Императору, мы должны поговорить о настоящем деле. Хочешь узнать мою Мудру Небес и Земли? Ты видел, насколько она сильна, однако я так и не смог найти себе преемника. Только ты сможешь унаследовать мои навыки муд…

— Первый Предок, — перебил Цинь Му, — дело не в том, что я не хочу учиться, просто мы немного отличаемся. Без твоего опыта я не смогу научиться твоим навыкам мудры.

Первый Предок потерял дар речи. Он, казалось, пострадал от серьёзной неудачи, что делало его подавленным и вялым. Могло даже показаться, будто он старел каждую секунду.

Цинь Му не хотел видеть его таким и согласился:

— Ладно, давай попробуем. Может что и получится. Но если не смогу, я найду тебе достойного преемника.

Печаль Первого Предка сменилась радостью, и он, растянув улыбку до ушей, сказал:

— Поскольку у тебя есть Тело Тирана, ты определённо справишься! Моя техника называется Священные Тайны Сердца Небес и Земли. Ты станешь сердцем небес и земли, стоящим между ними, пока они рушатся. Ты позаимствуешь их силу разрушения, трансформируя её в мои навыки Мудры Небес и Земли!

Первый Предок безупречно передал свою технику и мудру. Цинь Му искренне учился, запоминая и понимая стоящий за ними смысл с непревзойдённой точностью. Священные Тайны не уступали Писаниям Сакры, да к тому же ещё в них содержались всевозможные знания и понимания Эпохи Императора-Основателя.

Как следствие — этот вид техники нёс на себе отчётливый отпечаток той эпохи.

Цинь Му понимал её, но никогда не смог бы осмыслить её самостоятельно.

Первый Предок был полон предвкушения, ожидая, когда Цинь Му выполнит его навыки мудры. Однако, закончив с обучением, тот переключился на изучение рун Божественного Кольца Создания. Он попытался собрать руны вместе, чтобы выполнить божественное искусство создания.

Со временем решившись попробовать, он выпустил мудру. Юная дворцовая служанка, проходившая мимо, вскрикнула от удивления и превратилась в маленького ягнёнка.

Цинь Му восторженно закричал:

— Получилось, получилось!

Первый Предок был подавлен. Цинь Му поймал маленького ягнёнка и применил навык мудры, чтобы превратить его обратно в дворцовую служанку, которая быстро покинула их с возмущённым выражением лица.

Цинь Му взглянул на Первого Предка и с улыбкой произнёс:

— Я же говорил, что мы немного отличаемся. У меня нет такого душевного состояния, как у тебя, поэтому я не могу использовать твои навыки мудры.

Первый Предок покачал головой и повернулся, уходя с мрачным выражением лица:

— Откуда ты знаешь, если даже никогда раньше не пробовал? Я думал, мы с тобой одинаковые, сироты семьи Цинь, брошенные…

ТУДУМ!..

Внезапно за спиной у Первого Предок раздался взрыв сильной дрожи. Он моментально обернулся, видя Цинь Му, одиноко стоящего между небесами и землёй и готового принять всем телом любые грядущие невзгоды и надвигающиеся бедствия.

Первый Предок был ошеломлён и в предвкушении замер.

— Нет ничего, чему не могло бы научиться Тело Тирана, — с одной рукой в качестве небес, а другой — земли, Цинь Му выглядел печально и подавлено.