Глава 652. Демонстрация Силы

Цинь Му был заворожен услышанным, прежде чем внезапно измениться в лице и, глядя на Первого Предка, выпалить:

— Дети рассказывают историю каждой эпохи! «Три Неба Дракона Ханя» означают, что Эпоха Дракона Ханя была разделена между тремя разными небесами, верно? Тогда «Багровый Свет, разделённый на две части», относится к Эпохе Багрового Света разорванной на Западный и Восточный Багровый Свет?

Потрясённый Первый Предок тихо ответил:

— «Создание Северного и Южного Высшего Императора»… Во время Эпохи Высшего Императора произошло радикальное изменение, в результате чего получились две разрушенные эпохи — Северного и Южного Высшего Императора! Что касается «одного поколения Императора-Основателя»… — он горько добавил. — В Эпоху Императора-Основателя было только одно поколение — Императора-Основателя… Сын Бога Багрового Света, должно быть, время от времени посылал богов на разведку обстановки во внешнем мире. Будучи в курсе всего и зная, что происходило в каждой эпохе, он решил записать произошедшее в небольшой детский стишок и обучил ему малышню.

Цинь Му кивнул:

— Несмотря на то, что Сын Бога Багрового Света скрывается в уединении, он не из тех, кто будет отставать от других. Его глаза устремлены во внешний мир, и он планирует что-то большое.

Дети в частной школе всё ещё качали головами и повторяли:

— … Он пробыл в пещере всего семь дней, пока сорок девять…

Они хотели подслушивать дальше, но их обнаружил учитель. Тот тут же заставил детей успокоиться и вышел проверить. Увидев, что у незваных гостей нет трёх голов и шести рук, он навёл кое-какие справки, прежде чем прогнать их.

Цинь Му задумчиво спросил:

— Что значит — «он пробыл в пещере семь дней»?

— Пещера — это рай. Пройдя в Плавающий Мир Багрового Света через дыру в пустоте, мы попали в так называемый рай. Однажды я уже слышал подобную историю от Небесного Наставника. Речь шла о дровосеке, который услышал, как в каменной комнате играют в Го, и вошёл внутрь. Там сидели двое юношей, что состязались друг с другом, в итоге он решил задержаться и посмотреть, чем закончиться партия. А когда дровосек собрался уходить, то понял, что его топор уже начал гнить. Он поспешно спустился с горы и осознал, что всё изменилось, в мире смертных прошло уже несколько сотен лет. Это место называлось маленьким раем, — ответил Первый Предок.

— Дровосек, наблюдающий за игрой в Го? — улыбнулся Цинь Му. — Может быть он — Небесный Наставник? Твой рассказ внезапно напомнил мне, как Мастер-Основатель Небесного Святого Культа, услышав звуки рубки дерева, пошёл понаблюдать. Пока он наблюдал, прошло сто лет. История дровосека очень похожа на эту.

Первый Предок попытался подробно вспомнить:

— Дровосек из истории Небесного Наставника действительно может быть им. Я об этом даже и не думал. Плавающий мир — это райский мир. Время здесь может отличаться от нашего.

— А как же деревня Беззаботная? Она тоже райский мир? — поинтересовался Цинь Му.

Первый Предок ответил:

— Я никогда там не был. К тому же после того, как Император-Основатель приказал Божественной Расе Небесных Работ создать деревню Беззаботную, об этом не особо распространялись. О ней люди узнали только потом. Однако из-за своей рукотворности она не должна быть раем.

Они расположились в соседнем дворцовом зале и заметили, что у здешних слуг тоже три головы и шесть рук. Когда дело доходит до приготовления пищи, шеф-повар мог одновременно жарить в шести воках, а когда служанки подавали блюда, у них на руках было шесть подносов, благодаря чему они могли быстро накрыть настоящий пирный стол. Все работали очень быстро и слажено.

— Если бы методы Эпохи Багрового Света были переданы Вечному Миру, экономика Вечного Мира сделала бы ещё один большой скачок! — взгляд Цинь Му стал пылким, когда он обращался к Первому Предку. — Питаясь сразу через три рта, можно быстро насытиться, а значит уделить работе больше времени! Будучи таким эффективным, один человек сможет выполнять работу троих!

Первый Предок искренне предупредил:

— Ты говоришь точно так же, как Небесный Наставник. Будь осторожен, не иди по его стопам. Он потратил слишком много времени и усилий на людей и другие аспекты, в конечном итоге забыв про себя. Именно поэтому его область совершенствования не достигла должных высот.

— Не волнуйся. Я не пойду по его и твоим стопам. Оставайся здесь и не двигайся. Я пойду куплю травы и посмотрю, смогу ли я полностью исцелить твои раны! — улыбаясь, подбодрил Цинь Му.

— По его и моим стопам… — ощутив в сердце боль одиночества и ненужности, Первый Предок снова впал в депрессию.

В этот момент к Цинь Му подошёл бог и, поклонившись, произнёс:

— Сын Бога узнал, что посланник ранен, и приказал мне доставить лекарства, — сказав это, он протянул нефритовый поднос, полный маленьких нефритовых бутылочек.

— Премного благодарен, — Цинь Му взял бутылочки и открыл их, чтобы понюхать. Он мгновенно узнал все травы, которые использовались для приготовления духовных пилюль, что находились внутри. Метод их приготовления был для него ясен как день, поэтому он сразу понял, что эти пилюли действительно были сделаны из трав, которые были необходимы, чтобы вылечить раны Первого Предка.

— Сын Бога Багрового Света не стал первым делом демонстрировать нам свою силу, а дал нам лекарства. Как неожиданно, — пробормотал Цинь Му. — Чтобы получить преимущество в переговорах, Сын Бога Багрового Света обязательно должен был избить нас. Тем не менее он, взяв на себя инициативу по доставке лекарств, поступил крайне нестандартно, к тому же лекарства ещё и те, что надо. Он действительно оправдывает свою репутацию. Неудивительно, что Чи Си так предан ему…

Лин Юйсю осторожно спросила:

— Эти пилюлю не отравлены, ведь так?

— Если бы там был яд, я бы сразу понял, — покачал головой Цинь Му. — Даже если бы лекарство приготовил я, оно вышло было примерно таким же. Первый Предок, не бойся принимать их. Человек с такой широтой ума будет использовать путь строгости и доброты, и определённо не станет делать что-то исподтишка.

Первый Предок был уверен в нём и принял духовные пилюли сразу после того, как Цинь Му передал их ему, а уже через мгновение в изумлении произнёс:

— Они и правда помогают!

Вздохнув, Цинь Му сказал:

— Из-за такого характера, с Сыном Бога будет тяжело иметь дело. Если бы он сразу нас поколотил, было бы ясно, что его великодушие не высоко, а значит было бы легче с ним работать.

****

В имперском городе, на конце моста стоял молодой человек, держа руки за спиной. Он смотрел на плавающих под мостом рыб, у которых тоже было по три головы и шесть плавников. Этот человек ничем не отличался от обычных людей, но отличался от всех остальных местных — у него была только одна голова и две руки, а не три головы и шесть рук, как у Чи Си.

Его одежда облегала тело, она была роскошной, но не слишком украшенной. На воротнике бледно-зелёной накидки виднелось всего несколько вышивок. Его глаза казались очень большими и необычно яркими, в то время как на лбу у него светилось золотистое пятно, которое то открывалось, то закрывалось. Между его глазами было расстояние от трёх до четырёх пальцев, мочки его ушей были гораздо длиннее, чем обычные, а лицо выглядело чистым, белым и без бороды.

— Твой альянс с Вечным Миром не так уж плох. По крайней мере у нас есть место, где можно поселиться, это намного лучше, чем навсегда остаться в этом раю, — спокойно говорил Сын Бога Багрового Света. — Без чужеземной агрессии страна умрёт. Именно это сейчас и происходит с Плавающим Миром. Мы безопасно живём здесь уже пятьдесят тысяч лет. Боги войны стали маленькими ягнятами, у которых нет боевого духа и сердца, чтобы совершенствоваться. Я беспокоюсь за будущих потомков и боюсь, что они постепенно станут обычными. Мы теряем драйв, когда на нас никто не давит. Я боюсь, что, если наши потомки продолжат оставаться в Плавающем Мире, мы полностью потеряем шанс выбраться отсюда. Вот почему три тысячи лет назад я отдал тебе приказ любой ценой найти Императора-Основателя. В то время я уже готовился иммигрировать в Эпоху Императора-Основателя, даже если бы мне пришлось подчиниться Императору-Основателю! Никогда не думал, что Император-Основатель будет побеждён так быстро.

— Только выбравшись, — заговорил Чи Си, — я понял, что Эпоха Императора—Основателя уже канула в лету, и сейчас царит Эпоха Вечного Мира. Реформа Вечного Мира имеет много уникальных моментов. Император Яньфэн позволил мне открыть школы и обучать учеников Багрового Света их божественным искусствам.

Сын Бога Багрового Света удивлённо проговорил:

— Похоже, у этого Императора есть дух могущественного правителя.

Чи Си кивнул.

— Как жаль. Эпоха Императора-Основателя мертва, но ещё не побеждена. Райские Небеса будут продолжать наблюдать за ними, не давая им шанса стать сильнее. Ты нашёл Божественное Кольцо Создания, когда был там? Оно с тобой? — улыбнувшись, поинтересовался Сын Бога.

Сердце Чи Си подпрыгнуло, и он покачал головой:

— Есть один хитрый мальчишка Цинь… Он забрал у меня его.

Сын Бога Багрового Света одарил собеседника пристальным, тяжёлым взглядом.

— Ты не осознал истинной силы этого сокровища? — медленно спросил он, подчёркивая каждое слово. — Ты не понял, на что оно способно?

Чи Си было очень стыдно, и он опустил голову:

— Сначала я об этом не подумал. Я был полон сожаления после того, как увидел, что этот ребёнок сделал с ним.

Сын Бога Багрового Света вздохнул:

— Это не твоя вина. Твой ум слишком прямолинеен, и ты не знаешь, как изворачиваться и поворачиваться. Этот мальчишка Цинь талантлив. Он один из посланников Вечного Мира, верно?

— Сын Бога действительно обладает невероятной прозорливостью! — незамедлительно высказал Чи Си.

— Прозорливость? На месте Императора Яньфэна я бы тоже послал такого умного человека, — Сын Бога Багрового Света разбросал немного рыбьего корма. — Если ты будешь с ним драться, то окажешься в невыгодном положении.

Чи Си было стыдно, он с покрасневшим лицом сказал:

— Я дурак…

— Ты не дурак. Ты просто недостаточно умён. Ты говорил, что взял ученика из Вечного Мира, чьи способности очень высоки. В какой он сейчас области?

— Он вошёл в область Жизни и Смерти.

Сын Бога Багрового Света на мгновение задумался, прежде чем сказать:

— Приведи его сюда, а также передай мой приказ — все практики божественных искусств области Жизни и Смерти нашего мира тоже должны явиться сюда. Пусть приходят во дворец!

Чи Си не понял его намерения.

Сын Бога объяснил:

— Мне нужен нож, нож, который мог бы пробудить боевой дух нашего народа. Но также я не могу допустить, чтобы они слишком сильно пострадали. Я буду использовать доброту и строгость. Я уже проявил доброту к посланникам Вечного Мира, теперь черёд демонстрации нашей силы. Я должен дать моим людям точильный камень! — он высыпал остатки рыбьего корма в воду, выбросил тарелку и, хлопнув в ладоши, добавил. — Если они без шансов проиграют, они потеряют уверенность. Побеждённая собака будет держать свой хвост только между ног, именно поэтому твой ученик станет первым точильным камнем, который наточит нож, наш народ. Как только они станут достаточно яркими и острыми, мы сможем испытать их на посланниках Вечного Мира. Таким образом мы можем лишить посланников внушающего благоговейный трепет авторитета Вечного Мира, а также дать нашим людям понять, что они не непобедимы. Это разожжёт их боевой дух! Я хочу превратить их из ягнят в драконов!

Чи Си колебался:

— Я в долгу перед своим учеником…

Сын Бога с улыбкой утешил:

— Не волнуйся, он не умрёт. Что касается посланников Вечного Мира, то перед встречей я должен сперва наточить свои ножи.

Чи Си поспешно ушёл.

Через некоторое время Паньгун Цо последовал за Чи Си и, подняв голову, увидел огромную площадь перед дворцовой дверью. Там толпились многочисленные боги с тремя головами и шестью руками. По центру стоял наблюдающий за ними мужчина с изящной внешностью. Он знал, что это Сын Бога Багрового Света, и поспешил отдать ему дань своего уважения

Находящийся намного выше Сын Бога поднял руку и сказал:

— Встать. Можете начинать.

Паньгун Цо не понял, что тот имел в виду. Внезапно он увидел сотни практиков божественных искусств области Жизни и Смерти, выходящих на площадь. Один из них поклонился ему и сказал:

— Меня зовут Ху Кан. Я прошу, чтобы старший брат направил меня.

Прежде чем Паньгун Цо понял, что происходит, он увидел, как эксперт по имени Ху Кан бросился к нему!

Он встревожился и, не раздумывая, исполнил технику Бесстрастного Сражающегося Бога. Однако то, что он продемонстрировал, не было божественным искусством боевых техник, а было божественным искусством заклятий, перемешанных с боевыми техниками. Он многому научился у Лин Юйсю, когда она тренировала свои непревзойдённые навыки!

Бум!

Его божественное искусство взорвалось с ужасающей силой и заставило противника отступить.

Ху Кан усмехнулся и, размахивая своими шестью ножами, закружился, как вихрь. Он разрезал его божественное искусство на части, обрушиваясь на него яростными волнами света ножа.

Глаза Паньгун Цо сверкнули, и его шесть рук, которые держали шесть мечей, исполнили Меч Дао секты Дао, взорвавшись шестью видами форм мечей!

Его Меч Дао был намного сложнее обычного, так как фактически включал в себя три основные формы меча Имперского Наставника.

Среди вспышек ножей и теней от меча, Ху Кан получил десятки ран и рухнул на землю.

Паньгун Цо улыбнулся:

— Ты позволил мне выиграть. Ваше Высочество…

Сын Бога Багрового Света приподнял бровь, между тем ещё один эксперт вышел из рядов, поклонился и выпалил:

— Я Ло Цзыян. Пусть старший брат направит меня!

Паньгун Цо озадачено нахмурился: «Они должны были продемонстрировать свою силу негодяю Циню. Почему Сын Бога демонстрирует её мне?»

Ло Цзыян бросился к нему, долго не раздумывая. Всё, что он хотел, это как можно скорее ринуться в бой!

Между тем золотой глаз в межбровье Сына Бога Багрового Света постепенно открылся, отчётливо запечатлевая каждое движение и каждую форму Паньгун Цо. Он сканировал его движения и божественные искусства буквально до тех пор, пока не осталось никаких секретов, которые были бы ему неизвестны.

Вскоре Ло Цзыян потерпел поражение. Другой эксперт пошёл вперёд, чтобы бросить вызов, и Паньгун Цо ничего не оставалось, кроме как продолжить сражаться.

Некоторое время спустя Паньгун Цо вырвало кровью от изнеможения, только тогда Сын Бога Багрового Света отдал приказ остановиться и обратился к Чи Си:

— Уведи его, дай ему время залечить свои раны, и ровно через десять дней приведи обратно.

Чи Си услышал приказ и направился к Паньгун Цо, чтобы увести его.

Между тем Сын Бога Багрового Света спустился вниз и лично продолжил обучение практиков божественных искусств. Он выполнял божественные искусства и навыки меча, ясно показывая каждое движение и каждую форму. Он показал им, чему Паньгун Цо научился за всю свою жизнь!

Он безупречно объяснил божественные искусства и равнодушно сказал:

— Итак, ребята, у вас есть десять дней, чтобы усердно подготовиться. Через десять дней возвращайтесь, и сразитесь с ним ещё раз!

****

Тем временем Цинь Му и Лин Юйсю прогуливались по городу, в то время как Первый Предок вёл двух огромных глазных монстров позади себя.

Цинь Му бродил вокруг. Всякий раз, когда он видел статую бога в Плавающем Мира, он останавливался и долго смотрел на неё. Лин Юйсю было любопытно, поэтому она с улыбкой спросила:

— Чем тебе так нравятся каменные статуи? Разве на них приятно смотреть?

— Статуи слишком хороши, — ответил Цинь Му с блеском в глазах. — Они были созданы, когда строился Плавающий Мир. Мастера, которые вырезали эти статуи, в то время были первоклассными фигурами. Они вложили все свои усилия в резьбу, поэтому в этих статуях запечатлён дух Эпохи Багрового Света. Я даже могу узнать техники и божественные искусства только из линий вен. Пробыв здесь несколько дней, я познакомился со многими практиками божественных искусств и богами этого мира, но у них нет такого духа, — вдруг он резко замолчал и после какого-то времени добавил. — Я ищу то, что они потеряли.

Лин Юйсю посмотрела на каменные статуи и покачала головой:

— Почему Сын Бога Багрового Света до сих пор не призвал нас?

Цинь Му откинулся на статую, даже не подняв головы:

— Он думает о том, как продемонстрировать свою силу. Окажись я на его месте, то начал бы с Паньгун Цо. Я наблюдал бы за измене