Глава 656. Мозг Багрового Императора

Сын Бога Багрового Света обернулся и с улыбкой произнёс:

— Думаю нет ничего плохого в том, что я приглашу вас в священный зал. Пожалуйста, следуйте за мной.

Цинь Му задумчиво повернул голову и посмотрел на бледноватого Первого Предка, который шёл следом с, казалось бы, полным отсутствием чувства радости жизни.

«Его раны уже должны были зажить. Почему он до сих пор такой безжизненный?» —был сбит с толку Цинь Му.

Первый Предок обычно был холоден и никому не любил отвечать, но с тех пор как они прибыли в плавучий мир, он стал каким-то слабым и подавленным. Было очевидно, что причина не в его ранах.

Они оба последовали за Сыном Бога к священному залу.

— Похоже твой друг всегда готов защищать только тебя, а не Принцессу Вечного Мира, — улыбнулся Сын Бога. — Судя по всему, ты для него важнее, — Цинь Му хотел что-то сказать, но он продолжил. — Однако, хочу сказать, что ты для меня тоже важнее, чем Принцесса Вечного Мира, а также гораздо важнее, чем Император Яньфэн.

Цинь Му удивлённо улыбнулся, прежде чем поинтересоваться:

— Ваше Высочество, почему?

Сын Бога проигнорировал его вопрос и просто вошёл в зал:

— Ни один посторонний не мог войти в этот священный зал с тех самых пор, как его построили. Не говоря уже о посторонних, не многие люди нашего народа имеют право войти сюда и отдать дань уважения мозгу Багрового Императора.

— Ваше Высочество, Сын Бога, я очень горд, что попал сюда, — высказал Цинь Му.

Мужчина повернул голову и вгляделся в лицо юноши. Казалось, он хотел убедиться, что тот говорит правду.

Цинь Му действительно переполняла благосклонность.

Увидев его признательное лицо, Сын Бога покачал головой:

— Твоё выражение лица имитировано до совершенства. Ты только притворяешься. Твои слова идут не из глубины твоего сердца. Ты просто любопытен и совсем не горд или что-то в этом роде. Если бы ты мог притворяться от всего сердца, тогда, возможно, ты и смог бы обмануть меня.

Цинь Му покраснел от стыда.

— Твоё постыдное лицо тоже фальшивое, — Сын Бога продолжал идти. — Вы, ребята, возможно, не знаете, но я на самом деле не потомок Багрового Императора или Светлого Императора. Я не связан кровно ни с одним из них.

Цинь Му был поражён. Между тем Первый Предок загорелся неподдельным интересом и взял на себя инициативу спросить:

— Брат Дао, если ты не их потомок, почему тебя почитают как Сына Бога Багрового Света?

Сын Бога, казалось, погрузился в воспоминания, когда начал объяснять:

— До того, как произошла катастрофа, Светлый Император уже предчувствовал приближающуюся опасность. Он собрал со всего мира всех молодых талантов и провёл боевое собрание. После нескольких раундов отбора, только тысяча человек была выбрана для встречи с ним. Я был одним из них. Учения Светлого Императора дали нам много вдохновений, но я не был самым выдающимся из них. В целом, моих способностей и понимания, включая божественные искусства, пути и навыки, было недостаточно, чтобы войти в первую десятку. Однако Светлый Император всё же выбрал именно меня. Он сказал мне, что Эпоха Багрового Света нуждается не в том, кто обладает лучшим пониманием или способностями, а в том, кто может сплотить сердца людей, чтобы помочь им выйти из их поражений. Он рассказал мне о пути в плавучий мир, а потом случилось несчастье, — Сын Бога погрустнел, но уже через мгновение вернулся к норме. — Сначала я не понял, почему он выбрал меня. Только когда разразилась катастрофа, я наконец осознал это. Светлый Император сказал всем, что я — дитя судьбы, Сын Бога для Эпохи Багрового Света, и когда настал судный день, многие люди обратились ко мне и стали моими последователями. Они верили, что я дитя судьбы, которое может принести им надежду, поэтому я повёл остальных членов моего клана, последнюю надежду Эпохи Багрового Света, в открытое пространство на поиски плавучего мира, так мы и оказались здесь. Я понимаю, почему Светлый Император выбрал меня. Потому что я могу справиться с поражением. Я могу объединить сердца людей, дать им надежду. Я не дитя судьбы Эпохи Багрового Света, но я могу спасти свой народ от смерти, заставить их уйти от поражения. Я также могу вывести их из мирного и расслабленного мышления, и даровать им дух, чтобы бороться и пробудить дикий дух Эпохи Багрового Света!

Первый Предок молча слушал его. Переживания Сына Бога Багрового Света были очень похожи на его собственные, однако они оба сделали совершенно другой выбор.

Сын Бога собрался с мыслями и двинулся вперёд. Он был выдающимся лидером и знал, когда нужно сдерживаться, а когда ударить.

Первый Предок, в свою очередь, привёл оставшихся членов клана к Вечному Миру и бездейственно ушёл. Он ничего не делал двадцать тысяч лет и не давал своему народу никакой надежды.

Последние несколько дней он чувствовал себя таким больным и подавленным, потому что плавучий мир напоминал ему деревню Беззаботную. Разве ситуация здесь сейчас не та же, что там?

Сын Бога пытался выйти из плавучего мира, но кто мог вывести бывшего подчинённого Императора-Основателя из деревни Беззаботной? Деревня Беззаботная также нуждалась в Сыне Бога Императора-Основателя!

Теперь, услышав и поняв прошлое Сына Бога, он вспомнил своё собственное прошлое.

«Я не Сын Бога Императора-Основателя… — горечь наполнила его сердце. — Небесный Наставник прав. Дезертир всегда остаётся дезертиром…»

— Сын Бога поведал нам эти тайны, не скрывая подробностей. Может ты планируешь убить нас всех? — голос Цинь Му прервал размышления Первого Предка.

Сын Бога усмехнулся и покачал головой:

— Не совсем. Твой друг очень силён. Кроме того, твоё тело содержит ужасающую энергию. Даже несмотря на то, что оно подавлено печатью, оно всё равно заставляет моё сердце подпрыгивать. Я хочу не убить вас, а сблизиться. Император Яньфэн имеет дух райского императора, но он родился в неподходящее время. Жаль, конечно, но он точно умрёт, так что ты ничего не добьёшься, помогая ему. Если Великий Ректор Цинь поможет мне, я смогу продлить судьбу Вечного Мира и Багрового Света. Мы сможем перегруппироваться и снова сразиться с Райскими Небесами! Великий Ректор Цинь, пожалуйста, помоги мне!

Цинь Му ошеломлённо замер, прежде чем вдруг рассмеяться. Его голос эхом отражался в стенах священного зала. Спустя некоторое время его смех утих, а улыбка сошла с лица:

— Ваше Высочество, Сын Бога, должно быть что-то не так понял. Я не подпирающая Вечный Мир колонна и не Имперский Наставник, отвечающий за реформы. Я просто Великий Ректор, который был вовлечён во всё это по совпадению. Если ты хочешь сблизиться, тебе нужен Имперский Наставник. Его талант и знания превосходили меня в сотн… в два раза! Ну может даже и не в два, но он всё же…

— Имперский Наставник Вечного Мира? Я как-нибудь встречусь с ним лично и посмотрю, выдержит ли он похвалу Великого Ректора. Не отталкивай меня. Кто может точно сказать, что произойдёт в будущем? Сначала подумай. Мозг Багрового Императора перед нами, — с улыбкой проговорил Сын Бога Багрового Света.

Цинь Му и Первый Предок посмотрели вперёд и увидели яркий свет, исходящий оттуда. Свет перекрещивался и переплетался, напоминая своей формой массивный мозг, занимающий несколько обширных полей пространства. Стоя здесь перед таким светом, человек сразу чувствовал свою ничтожность и недостаток мудрости.

Даже если это был мозг Багрового Императора, этот комок света на самом деле не был настоящим мозгом. Багровый Император уже превратился в плавучий мир, поэтому его мозг больше не существовал. Свет же был светом его сознания, который струился и по сей день. Формируя собой мозг, он имел места, которые были очень яркими, и места, которые были крайне тусклыми, но они постоянно сияли. Лучи света струились и непрерывно преобразовывались, как будто Багровый Император всё ещё думал и до сих пор имел жизненную силу.

— Какое сильное существо! Даже если его тело погибло, а дух был стёрт, его сознание до сих пор существует и, думаю, будет существовать вечно! — Цинь Му поклонился свету. На этот раз его уважение к Багровому Императору действительно шло из глубин сердца. Это было искреннее уважение без грамма фальши.

Сын Бога предстал перед гигантским мозгом и сказал:

— Когда Светлый Император отдал дань уважения Багровому Императору, он получил прядь его сознания, что, в итоге, позволило ему найти для нас путь к отступлению. Я подозреваю, что Багровый Император, возможно даже, не хотел, чтобы мы нашли плавучий мир и использовали его в качестве укрытия. Возможно, он хотел, чтобы мы позаимствовали эту прядь сознания, чтобы найти его мозг и получить некоторые воспоминания, которые находятся в нём.

Цинь Му потерял дар речи и мысленно воскликнул: «Даже если этот Сын Бога не является истинным ребёнком судьбы, он знает, как мыслить нестандартно. Его мыслительный процесс похож на мой».

Сын Бога со сложным выражением лица слегка коснулся мозга Багрового Императора. Свет сознания яростно задрожал и заструился по поверхности, становясь то ярче, то тусклее!

— Он пытается мне что-то сказать, но у меня нет способностей его понять. Я часто приходил к нему, чтобы получить больше информации, но я никогда не мог получить его наставления, — Сын Бога вздохнул. — Идите сюда. Почему бы вам не попробовать? Может быть вы сможете получить наставления Багрового Императора.

Цинь Му уже собирался прикоснуться к мозгу Багрового Императора, как вдруг Первый Предок шлёпнул по его руке:

— Будь осторожнее, Багровый Император может запросто овладеть тобой!

— Багровый Император — существо, которое основало Эпоху Багрового Света, с чего бы ему поступать так подло? Если бы он хотел, то давно бы овладел мной. Очень жаль, а ведь я бы предложил ему всего себя, но его душа уже рассеялась и превратилась в плавучий мир, — произнёс Сын Бога.

Цинь Му на мгновение задумался, затем оторвал от лба золотой ивовый лист и с улыбкой протянул руку:

— Я не умру от одного прикосновения…

Первый Предок нахмурился, но тоже протянул руку. Их ладони одновременно коснулись мозга Багрового Императора.

Буум…

Громкие взрывы, которые, казалось, раскололи небеса и землю, прогремели в их мозгах. Бесчисленные сложные образы и голоса диким галопом вторглись в их сознание. Голоса, казалось, исходили от одного и того же человека, однако какофонично произносимые предложения были очень короткими. Они состояли всего лишь из одной фразы, прозвучавшей тысячи раз практически одновременно!

Между тем образы казались сложными и трудноразличимыми. Тысячи образов промелькнули перед их лицами, они выглядели как те пёстрые, гротескные зрелища, которые обычно можно было лицезреть во время наступления катастрофы.

Глаза Цинь Му и Первого Предка быстро вращались, словно вихрь. Их глазные яблоки было невозможно разглядеть!

Вшик…

В третьем глазу Цинь Му, казалось, появился ещё один глаз, и начал любопытно оглядываться.

В глубинах глаза, на земле слова Цинь, большой и пухлый Цинь Фэнцин сидел на клоне Небесного Герцога. Он отодвинул печать в сторону и сумел одним глазом выглянуть наружу, едва видя ситуацию снаружи.

Этот огромных размеров ребёнок был очень любопытен.

Позаимствовав глаз в межбровье Цинь Му, он уставился на мозг Багрового Императора, пуская слюни, как вдруг информация из него хлынула в его мозг!

«Кто, чёрт возьми, строит мне козни?» — огромный ребёнок был ошеломлён от потока грубой информации и неподвижно замер на месте.

В то же время давление на Цинь Му было значительно уменьшено, но Первый Предок уже истекал кровью из всех своих отверстий. Его руки неохотно разжались, и он рухнул наземь, потеряв сознание.

Сын Бога испустил тихий вздох:

— Ты тоже не можешь обрабатывать информацию из мозга Багрового Императора. На самом деле, твоё восприятие немного хуже моего. Если я не могу, с чего вдруг ты сможешь?

Он поднял руку, на которой была одета прозрачная перчатка. Благодаря ей он не притронулся к мозгу Багрового Императора непосредственно.

— А вот Великий Ректор Цинь… — вспыхнув взглядом, Сын Бога открыл три своих глаза и уставился ими на Цинь Му. — Как тебе удалось продержаться до сих пор и не упасть в обморок? Однако это уже не проблема. Ты уже попал в лабиринт сознания мозга Багрового Императора и, наверное, больше не очнёшься.

Плавно подняв руки, он заставил подняться в воздух бесчувственного Первого Предка. Затем он обернулся, в то время как Первый Предок парил за его спиной.

— Я видел таких, как ты. Ты никогда не подчинишься мне. Даже если реформа Императора Вечного Мира потерпит неудачу, ты всё равно не примкнёшь ко мне и будешь помогать только Принцессе Юйсю, — он вышел из священного зала с пустым взглядом. — Ты не умрешь, но твоё сознание сольётся с сознанием Багрового Императора, потерявшись в его лабиринте. Даже если ты сможешь выйти из него, ты обнаружишь, что мир больше не тот, что ты помнил. Люди станут для тебя чужими, незнакомыми…

Он начал спускаться, как вдруг из священного зала подул лёгкий ветерок.

Сын Бога был шокирован и обернулся, чтобы посмотреть через дверь священного зала.

Зал внезапно потускнел и изнутри послышался удивлённый голос Цинь Му:

— Потух? Как это случилось? Первый Предок? Сын Бога? Где вы, ребята? Вокруг никого нет… Ну, пора бежать!

Сын Бога увидел, как Цинь Му, словно вор, выскальзывает из священного зала. Но когда тот заметил его на улице, то выпрямился и перестал вести себя как хитрый ворюга.

Слегка изменившись в лице, Сын Бога сразу же бросил Первого Предка на землю. Его тело вспыхнуло, и уже через мгновение он находился уже внутри священного зала.

Когда он увидел мозг, его конечности похолодели, а тело почти обмякло.

Мозг Багрового Императора и правда был потушен!